сколько раз примирение ваше представлял себе ты? сколько раз в голове прокручивал сцены эти, что были тобой, придуманы? собьешься со счета после первой же сотни, если начнешь пересчитывать. времени когда ты предоставлен сам себе предостаточно было. и как бы ты не старался от себя эти мысли гнать, убеждая себя что больше никогда-никогда даже не заговоришь с лорканом, никогда не помиришься с этим «предателем». они возвращались и наполняли твой разум без остатка. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Другой мир » Doom Upon All the World


Doom Upon All the World

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Doom Upon All the World

http://s7.uploads.ru/1Ijkr.jpg
mozart w.a. - confutatis maledictis (requiem)

Разрушенный храм вблизи Скайхолда

9:42 год

Лусакан, Ливиус Эримонд, Корифей (нпс), Солас(нпс)

Две марионетки сошлись в решающей схватке и не важно, кто победит - важнее, до чего договорятся боги, играющие ими...

Отредактировано Lusacan (2018-06-19 01:54:53)

0

2

Война - это путь обмана.
© Сунь-цзы

Конечно, в тот день Лусакан не оставил Ливиуса, Корифей мог подождать еще немного, что еще больше должно было расшатать психику разумного порождения тьмы и тем самым облегчить божеству задачу по "выкуриванию" того из Империи. Он понимал, что так или иначе, но его будущая жертва не удовлетворится словами, Корифею нужны будут доказательства "бесполезности" Эримонда-младшего, поэтому тем же вечером после того, как все необходимые объяснения были даны его родителям, Дракон Ночи провел сложный ритуал, скрывший не только то, что метка усмирения была всего лишь иллюзией и, несмотря на то, что ни один смертный маг не мог этого почувствовать, тот все еще оставался магом, но и то, что вообще имело место чье-либо магическое вмешательство. Судьба же пленницы его мало волновало, для нее унижением было уже то, что она был отдана смертному, а какие-либо возникающие с ней проблемы Страж Ночи пока что, видимо, улаживал самостоятельно и вмешательство божества не требовалось. Прошло еще несколько дней прежде, чем Лусакан решил, что Корифей доведен до нужного состояния, о чем явно свидетельствовал тон очередной записки, переданной ему Ливиусом, в которой "К." требовал у того немедленно явиться пред свои очи, и на этот раз вместо обычного "подождет" бог-дракон лукаво улыбнулся.

- Какой настырный... ну что ж, давай его навестим, - они уже столько раз за эти дни обговаривали, как должен Ливиус себя вести при Корифее, чтобы тот ничего не заподозрил, так что необходимости в лишних напоминаниях не было, поэтому "Луциллий" на правах гостя хозяев потребовал от рабов подготовить для них паланкин, чтобы в подобающем виде прибыть в указанное в записке имение. - И да, убери с лица эту предвкушающую улыбочку, а то ты на усмиренного не слишком с ней похож, - с несколько нервным смешком заметил он уже в паланкине, когда они направлялись в "убежище" Корифея, сгладив неловкую паузу нежным поцелуем, а перед тем, как покинуть паланкин, шепотом напомнил Ливиусу о том, чтобы тот следил за своим поведением, потому что от этого во многом зависит успех наскоро придуманной им на пару с Думатом авантюры с ловушкой во времени, и ободряюще сжал на мгновение его ладонь. Бог-дракон не хотел тащить в логово врага любовника, но не верить брату на слово, что "усмирение" Ливиуса сыграет роль своеобразного катализатора, он не мог - в конце концов, кто же еще мог лучше знать, как отреагирует Корифей на потерю одного из своих последователей, как не Дракон Тишины?

Лусакан, по едва заметным признакам осознав, как сильно напуганы обитатели поместья соседством с разумным порождением тьмы, старался говорить с впустившей их в дом рабыней мягко и ласково, немного успокаивая магией бедняжку, чтобы та от испуга не забыла ничего из его слов:

- Передай своему хозяину эти письма и скажи, что его хочет видеть Луциллий Сильвиус, - он вручил ей стопку писем, что за эти дни Корифей прислал его Стражу Ночи, в каждое из которых он успел сунуть нос, чтобы держать "руку на пульсе" настроения Корифея, - не забудь упомянуть, что у меня есть важные сведения, касающиеся интересующих его лиц, - девчонка коротко поклонилась и, попросив гостей подождать в гостиной, умчалась по лестнице наверх, докладывать Корифею. Рыбка заглотила наживку и отступать было поздно - вскоре послышались тяжелые шаги, а запах скверны, витавший в воздухе, стал просто нестерпимым.

Отредактировано Lusacan (2018-06-30 02:56:10)

+1

3

Я постраюсь.- серьезно глядя на юношу магистр убрал с лица норовившую вернуться ухмылку но как ни старался изгнать из глаз насмешку- так и не смог а потому благонравно потупил очи долу с видом примерного выпускника Каррасского круга магов.
Дорога до имения которое занял  Корифей была относительно недолгой но за это время маг сумел справиться с желанием рассмеяться, и вспомнив свою первую с тем встречу нахмурился. Идя по тенистой аллее до имения он вспомнив свое заключение и последующее за тем усмирение вздрогнул припоминая то ни с чем не сравнимое тоскливое бессилие и холод равнодушия буквально затапливавший сознание. ожидание в наполненной солнечным светом гостиной хозяина особняка было относительно недолгим. Сжав руку возлюбленного маг успел едва слышно шепнуть. Он уже рядом. и замер застыв безучастной статуей подле брюнета
Резкие и широкие шаги Корифея Хора Тишины Сетия Амладариса наполнили полутемный коридор гулким и долгим эхом, и после резкого хлопка дверью разумное порождение тьмы вошло в небольшую по имперским меркам гостиную. Солнечный свет неприятно  резанул по глазам заставляя Корифея несколько минут подслеповато щуриться. Тот, кого он вначале принял за  Эримонда таковым не был.  Юноша, недавний выпускник  Круга, не слишком богато но достойно и подобающе одетый странно смотреля подле мага с характерной "Звездой " Усмиренного, которого и держал за руку. Глянув на темный и пустой взгляд венатори Старший нахмурился и отойдя от парочки жестом указал тем на небольшой диванчик предлагая присесть, сам же встав спиной к окну, и при этом то загородив своей спиной холодно пророкотал.
-А теперь мессир я хотел бы от вас узнать о произошедшем. О он был далеко не спокоен как хотел бы казаться. Ярость от осознания того факта, что одного из его людей посмел тронуть какой-то эльфийский выскочка бесила, бесил тот факт что он принужден будет подбирать нового наместника Адаманта и еще парочки важных крепостей, в то самое время как какое то сборище именующие себя Инквизицией оказало неожиданно сильный отпор там, где он его даже не предполагал. Корифея также злила и политика правящего архонта смевшего казнить несколько верных Тевинтеру альтусов и лаэтан и объявившего настоящую охоту на его сторонников. Спускать же подобное он более не мог и коротко рыкнув  приказным тоном потребовал.
-Итак, мессир Сильвиус... Я ожидаю от вас обьяснений... не выдержав коротко вспылил- Какого демона вы тут делаете , мессир и почему не препроводили мессира Эримонда сюда сразу как только  он прибыл в империю? Кстаати,  потрудитесь внятно мне объяснить, как именно вам удалось его вызволить?-саркастично ухмыльнулся и в пару шагов перейдя половину залы остановившись напротив брюнета наставив на того скрюченный скверной палец грозно прибавил.
-Только не говорите, что вы призвали драконицу и на той улетели. Моя малышка хоть его и знает, но уже почти два месяца никуда из загона не отлучалась. Вы же с моим человеком уже свыше месяца обретаетесь в империи, но так и не удосужились прибыть, хотя я ясно дал понять в своих письмах, что ожидаю его прибытия немедленно!
Ливиус, по прежнему не отрывая взгляда от пола, глухо и безэмоционалльно, словно механическая игрушка проговорил.
Старший, осмелюсь сказать, в Скайхолде ужасающе холодно а в недостроенных казематах еще и сыро. Я только недавно излечился от  жесточайшей простуды и потому не смог прибыть сразу для доклада. Мессир  Сильвиус же просто не знал куда стоит ехать, да и я до последнего колебался в  том стоит ли приглашать его сюда. Но у меня не было выбора.
Поскольку именно ему я был обязан своим спасением от рук Инквизиции то посчитал что он мог бы оказать венатори немало полезных услуг и согласился привести его к вам...
Превосходно! Прекрасно! Изууумииительно!- подхватив с тумбочки мраморную вазу Корифей без дальнейших разговоров просто метнул ту как снаряд в стену.
-Усмиренный, опальный магистр Тевинтера спасен неким  безвестным сопляком, выпускником Круга и переправлен аж из самого Скайхолда практически в центр Тевинтера. Кого вы пытаетесь одурррачить? Ярость слишком явная и однозначная звучала не только в голосе  Корифея, именно она ощущалась как некая гнетущая аура вокруг этого хозяина покоев.
-Впрочем ладно... И что вам приказал передать мне этот ваш Как-его-там-Инквизитор? Вот только не делайте столь круглых глаз!- фыркнув  Старший едко и желчно уронил.
-А то становитесь похожи на эльфийское отродье. Думать же, что вы не шпион Инквизиции, пусть даже и с имперскими корнями пустое занятие.

Отредактировано Livius Erimond (2018-07-02 21:23:17)

+1

4

Тончайшее плетение чар опутывало Корифея, словно незримая паутина, и тот при всем желании не почувствовал бы, что что-то с ним происходит - Лусакан воздействовал через скверну, он мог бы при желании закончить эту пародию на существование одним махом, не размениваясь на игры с его разумом, да и посмертие тоже мог устроить "приятное", но раз Думат просил устроить своему бывшему первосвященнику "веселую" жизнь, то так тому и быть. А разумное порождение тьмы было на взводе, это было заметно невооруженным взглядом, и бог-дракон жадно впитывал в себя эту ярость, чуть ли не облизываясь. Впрочем, удовольствие могло подождать, они пришли сюда не за этим, к тому же со стороны "Луциллий Сильвиус" не выглядел испуганным, да и сложно выглядеть испуганным, беззаботно улыбаясь и разглядывая собеседника взглядом естествоиспытателя, увидевшего интересный экземпляр и с нетерпением ожидающего момента, когда можно будет покопаться в его внутренностях.

- Лучше Вы мне скажите, а что Вы сделали для освобождения Ливиуса или хотя бы для того, чтобы не допустить его усмирения? Неужели так трудно было найти кого-то, кто не выдаст себя глупейшим образом? Да, магов проверяют особенно тщательно, но среди венатори наверняка нашлись бы и маги, владеющие оружием, меня вот без лишних расспросов впустили в крепость, только увидев лук и стрелы. Да и не поверю, что существуют трезвенники, которые при желании под кружечку-другую не смогли бы разузнать и расположение каземат, и время смены караула, а уж там избавиться от охраны и подобрать ключ было бы нетрудно. А ушли мы через черный ход... как видите, Ваша драконица даже не понадобилась, - лучшая защита, как известно, это нападение, а уж чего-чего, но этого древний магистр не ожидал от юноши, который должен был проникнуться ужасом при виде порождения тьмы, однако, вместо этого принялся сыпать упреками. Пока бог-дракон говорил, он успел понизить уровень критичности восприятия Корифея до минимума, так что к концу его неприкрыто гневной тирады тот если и не верил ему, как себе, то сомневаться в его словах порождению было гораздо труднее. "Вообще-то, одурачить я пока что никого не пытаюсь, а то, что сместил акценты - так это и не ложь даже..." Лусакан только фыркнул в ответ на предположение древнего магистра насчет того, что он может быть шпионом Инквизитора, после чего на удивление терпеливо пояснил, что служить в каком бы то ни было смысле безродному выскочке ниже его достоинства, да и к нему присматривались бы довольно долго прежде, чем что-либо предлагать, он-то пришел как наемник в Скайхолд.

- А мозги у него, как ни крути, есть, раз додумался сам или послушал совета проверять магов, впрочем, ни один альтус в здравом уме не продаст "усмиритель" даже в самый черный день, уверен, Эримонды одолжили бы Вашему посланнику подобную безделушку, пожелай Вы оторвать задницу от стула и что-нибудь сделать для их сына, - на пальце Лусакана и сейчас тускло поблескивало итирдиновое кольцо с "семиголосьем", как было принято называть рунические символы Древних Богов, если все они использовались в одном изделии, тот самый "усмиритель", призванный скрыть тот факт, что его владелец маг, и при этом не мешавший колдовать, помимо кольца, на божестве были еще такие же наручи и узор из тончайших нитей итирдина на длинной мантии. То, что "Луциллий" даже с таким арсеналом ограничителей ощущался как сильный маг, могло заставить задуматься, человек ли он вообще, впрочем, задумываться об этом Лусакан окружающим без особой надобности не позволял, к тому же так можно было спугнуть Корифея, а это в его планы не входило, в отличие от доведения того до такой ярости, когда бы не только "рвануло на славу", но и мозги у него от ярости отключились бы.

+1

5

Корифей несколько мгновений с странной, почти брезгливой ухмылкой созерцал слишком уж на его взгляд дерзкого смертного и с ленцой, протяжно съедая гласные уронил.
-А вот это уже не вашшего ума юношша. Впрочем идиотом Старший как раз таки и не был. Скрестив на груди руки и рассматривая "мессира Луциллия Сильвиуса" как принято говорить "с ног до головы" (а точнее "с головы до ног") вполголоса хмыкнул почти неразборчиво бормотнув. Силен, скверна его побери... На фоне нынешней бесталанщины вполне ничего... Для ученика вполне сносно но... Не более. И уже более внятно но по прежнему спокойно (для него) почти мирно прибавил. Мессир Эримонд-младший, отправляйтесь к мессиру Раэлису Россиньолю, он поможет вам... Эээ Вернуть утраченнное. Современные наработки этого орлесианца вполне убедительны. Но, сначала отправляйтесь к Кальпернии, эта эльфийка мой секретарь, и пишите полный отчет. О чем именно писать и на какие вопросы отвечать она вам расскажет. Затем Корифей, пнув попавший под ноги осколок статуи, раздражаясь рявкнул на невовремя зашедшего эльфа-раба. И.. эй ты, остроухий бездельник, приберись в этом свинарнике, живо! Перебирая ворох бумаг требующий его резолюций Старший отвлекся и равнодушно уронил А вы мессир Эримонд свободны. Обращать сверх необходимости свое внимание на какого то там дерзкого выскочку-лаэтанина или альтуса он явно не желал, а уж на того кто подставил под удар его планы-тем более.
Ливиус слушая своего еще совсем недавно покровителя и главу венатори только мрачно смотрел себе под ноги. Хамство Старшего им вполне так ожидаемое все же поразило венатори полнейшим наплевательством по отношению к нему, и это было тем более оскорбительно, что Корифей практически не скрывал, что использовал его в своих целях и планах, вовсе не планируя помогать выбраться из западни в которую тот попал исполняяя его волю. Поскольку Усмиренный не мог самостоятельно отправиться не дождавшись приказа Ливиус с трудом дождался когда его с спутником соизволят отпустить.
Пожалуй только громко, с явной злобой не характерной для Усмиренного, хлопнувшая дверь, закрывшаяся за спиной экс-венатори и показывала его мнение  касаемо служению Старшему, и в частности  идее личного обожествления того.

+1

6

- Не могу с Вами согласиться, - с каким-то брезгливым выражением лица холодным или даже ледяным тоном возразил Лусакан разумному порождению, - впрочем, ничего иного я от Вас не ожидал, - он пропустил мимо ушей бормотание Корифея и его совет обратиться к известному орлесианцу, что только подтверждало эффективность наложенных на Ливиуса чар, "очнувшись" не раньше, чем любовник, в раздражении хлопнув дверью, вылетел из поместья. Древний Бог не последовал за ним, как бы ему этого не хотелось, сейчас стоило оставить Ливиуса в одиночестве, чтобы тот смог успокоиться, да и быть сейчас подальше от бога-дракона, в душе которого крепла ярость на увязшего в предательствах Корифея, было самой разумной стратегией.

Хлоп. Хлоп. Хлоп.

Занявшийся бумагами древний магистр, видимо, не заметил, что за ним наблюдает "наглый выскочка", ни единым шорохом не выдававший себя до того момента, пока не почувствовал, что Ливиус находится достаточно далеко, чтобы не пострадать, если, а точнее, когда в ход пойдет магия, а не только издевки. Показалось ему или нет, но Корифей заскрежетал зубами, обнаружив, что все это время находился в полной власти "Луциллия Сильвиуса", который при желании мог запросто нанести ему удар в спину в любой момент. А теперь юноша стоял в паре шагов от него, с издевательской ухмылочкой хлопая в ладоши и глядя на него так, словно на надоедливое насекомое, в то время как пространство едва ощутимо задрожало, когда бог-дракон начал вплетать в него заранее приготовленную Первым ловушку.

- И еще один Амладарис в своем репертуаре, - презрительно выплюнул Лусакан, таким незамысловатым способом давая понять, что знает о собеседнике всю его подноготную, хотя о нем самом тоже много чего интересного болтали, - поневоле тут поверишь в высшую справедливость, раз члены этой семейки отрекаются даже друг от друга... жаль, надеялся, они дольше продержатся, - если уничтожение кольца он пропустил, будучи занят установлением ловушки, то тихое "звяк" бог-дракон все же услышал и с неподдельным сожалением посмотрел себе под ноги, где валялись ржавые осколки от одного из наручей с "семиголосьем", не выдержавшего соприкосновение с силой Лусакана, второй наруч уже наполовину заржавел и мог в любой момент последовать за первым, позволив древнему магистру тем самым почувствовать истинную мощь "недавнего выпускника Круга".

+1

7

Ушедший в свои мысли Старший с брезгливым недоумением оторвав взгляд от бумаг  воззрился на звук хлопков.
Высокомерно глянув на говорившего так словно перед ним копошилась какая нибудь мокрица или разжульканная каблуком лягушка магистр холодно удивился.
-Вы еще здесь? Разве я неясно выразился чтоб вы пшли вон? И оскаливаясь в "доброй" улыбочке выплюнул
- Если не понимаете слов, то вас вышвырнут указав точное направление. Спустя считанные мгновения Корифей Хора Тишины смакуя едва ли не по слогам следующую фразуотносительно негромко прибавил.
-А впрочем, если вы настаиваете на особом приеме... Я его вам... Окажу. Так уж и быть. Не обижу. Взгляд красных глаз разумного порождения тьмы устремленный на собеседника был оценивающе размышляющим.
На валявшийся на полу разломанный браслет с семиголосьем Сетий Амладарис глянул с интересом но никак не откомментировал факт наличия наруча.
Редко кто удостаивался из смертных подобной чести.
Холод полутемного коридора несколлько отрезвил венатори и тот осознав что его Гос.. нет просто возлюбленный сейчас стоит один перед древним оскверненным магистром-жрецом заставила Эримонда -младшего покрыться ледяным потом от ужаса. Он и впрямь испугался, но не за себя. Тонкий аромат цветущего табака, теперь постоянно им ощущаемый, также как и у его Покровителя, ставший и его "визитной карточкой" как жреца Дракона Ночи, этот же аромат на миг окутал мага даря осторожное чувство успокоения. Плеснув из небольшого фонтанчика себе на лицо и торопливо смыв краску магистр отряхивая руки вновь вернулся в приемную залу и вежливо склонив голову проинформировал. Старший, я побывал у мессира орлесианца, а вот вашего несносного рабского охвостья на рабочем месте не было. Тон голоса имперца был резок, холоден и отнюдь не подобающ для верного сторонника.
А, вернулись, мессир Эримонд... Это весьма вовремя. Коротко кивнув порождение тьмы холодно глянув на собеседника потребовал.
- А теперь будьте любезны, освободите меня от вашего присутствия господа. Скоро Совет и я надеюсь что вы на нем появитесь мессир Эримонд. Ваш доклад будет весьма в тему. Мда...- После чего проделавплавный жест долженствующий означать прощание хозяин имения спустя пару минут прибавил. И заодно передайте рабыне-распорядительнице чтоб принесла пару семисвечных шандалов с семиголосьем, листья табака, цвет драконоцвета, переносной алтарь стоящий в моем рабочем кабинете, чашу для жертвоприношений и... Ах да, свечей и лириума побольше. Отказа Сетий Амладарис не то что не ожидал, он просто не предполагал что оный может иметь место.

Отредактировано Livius Erimond (2018-07-30 00:39:28)

+1

8

- Мне Вы ничего подобного не говорили, тем более так, словно имеете право приказывать, - Лусакан уже неприкрыто издевался над собеседником, не покидавшая его лицо ехидная ухмылочка стала то ли ожесточенной, то ли похожей на застывшую маску, за которой, впрочем, его настоящие эмоции было не рассмотреть, к тому же он не стоял на месте, а ходил по комнате, как бы между делом проводя кончиками пальцев по поверхностям. - Вы можете сколько угодно называть себя богом, но сейчас Вы никто, пустое место - мир со времен вашего похода в Черный Город изменился, он принадлежит не амбициям, а поступкам. Что же сделали Вы, чтобы быть богом? Обещаний и лжи не достаточно, чтобы подняться над всеми... если так рассуждать, Инквизитор уже заслужил место в пантеоне в качестве Восьмого.

Оскорбления щедро сыпались на голову древнего магистра, бог-дракон тьмы привычно пудрил собеседнику мозги, затуманивал умело подогреваемой яростью, между слов вкладывая нужные мысли в голову Корифея, упомянувшего об особом приеме, которого смертные редко удостаивались. "Неужели? А это будет та еще хохма..." Лусакан ласково улыбнулся вернувшемуся Ливиусу, чей страх за него он почувствовал парой минут ранее, потом он объяснит своему первосвященнику, что ему в прошлом не раз приходилось проникать во вражеские крепости и намеренно попадать в плен, чтобы подобраться на расстояние удара, а не только ради информации. Но сейчас бог-дракон ни жестом, ни словом не дал понять присутствующим, что понял, кого именно Корифей решил принести в жертву Дракону Ночи, но не захотел промолчать о том, что знает, для кого готовится ритуал:

- Думаете, Лусакан вернет Вам демонов, если Вы сунете ему подачку? Или боитесь посмертия, если проиграете Инквизитору, что пытаетесь заранее задобрить его? Впрочем, душа Сетия Амладариса пока что не в его когтях, так что удачи Вам, она Вам понадобится, - что ж, формальность была соблюдена, будущая жертва получила предупреждение, а уж как распорядится полученной информацией, не его дело.

- Пойдемте, мессир Эримонд, видимо, здесь больше ничего интересного не случится, Вам же я на совете вряд ли понадоблюсь, - ему не нравилось так холодно обращаться с любовником, но посвящать Корифея в тонкости их взаимоотношений счел излишним, а разумное порождение тьмы по-детски клюнуло на такую простую наживку, но выдало все так, что со стороны казалось, будто он делает огромное одолжение "жертве", разрешая остаться. Если бы Корифей мог здраво рассуждать, то ноги его уже не было в Тевинтере, но сейчас все мысли его наверняка были заняты чем угодно, но не личностью наглого гостя - в мгновение ока Лусакан лишил "подарочек" брата магии, но оставил ему все чувства и древний магистр, как он чувствовал, уже был близок к панике.

+1

9

Лусакаан?- Хищно ухмыльнувшись экс-магистр  аж прижмурился от предвкушающего удовольствия. Гм... Ннуууу возмоожно, возможшшно.  Но, это не точно.
Корифей хоть и ощутил утерю собственных сил но однако это его не остановило. Все еще действующий жрец Тишайшего обладал всей полнотой умений и даров первосвященника  и соответственно, проиграв первый раунд, не без оснований ожидал наступления явно успешного для него второго раунда. Тот заключался не много ни мало а в прямой атаке рассчитанной как раз именно что на бога-дракона, а точнее в ловушке, которая того ожидала по выходе из помещения. Нельзя сказать, что порождение тьмы обладало предвидением, однако слова новоприбывшего выскочки его выбесили ровно настолько чтобы задумать испытать новую магическую ловушку запитываемую от нескольких камней в основании имения. Для ее активации вполне хватало нахождения в ее центре мага а лучше двух чтобы при выходе из залы посредством магии духа совмещенной с магией времени(которую Корифей позаимствовал у Алексиуса) у покидавших  залу жертв началась десинхронизация манопотоков которые бы начали питать ловушку приведя ту в действие, побочным же явлением было засыпание и статическая неподвижность жертв у которых в прямом смысле душа расставалась с телом.
Стоит также пометить буквально следующее- Не весь дар уходил на создание и работу ловушки но его часть шла создателю наделяя того даром магии.
Ливиус подняв наконец голову и коротко глянув на любимого  молча пожал плечами  мысленно утвердившись во мнении что ему то уж точно нечего на пресловутом собрании делать и не о чем говорить, но заявлять об этом прямо своему господину в присутствии Старшего почитал смерти подобным.
Через несколько шагов маг ощутил странную слабость и сонливость. Голова кружилась а предметы троились в глазах. Их формы смазывались а собственные движениястали неуверенными и зыбкими. Тягучий и рокочущий звон нарастал в ушах мешая сосредотачиваться, мешая думать и вызывая чувство бессилия и уязвимости. Такого прежде Ливиус никогда не испытывал, что вызывало у магистра страх сходный с паникой.

Отредактировано Livius Erimond (2018-09-26 14:13:58)

+1

10

Помимо вполне понятного раздражения, он ощутил исходящее от Корифея предвкушение и причину этого Лусакан вскоре ощутил и ладно бы на собственной шкуре, так еще и Ливиус попал под действие рассчитанной на бога-дракона ловушки. "Тот был прав, он действительно поджидал нас... всех или кого-то конкретного?" - навалившаяся слабость отнюдь не мешала ясно мыслить и спокойно перекрыть хлынувший было в ловушку и далее к Корифею поток маны, а ярость на разумное порождение заставляла вопреки всему оставаться в сознании. "Если последнее, то мне ни в коем случае нельзя открывать свою личность, слишком уж подозрительно он отреагировал на мое настоящее имя..." Но выдавать себя за Разикаль было бы недальновидно, это было бы словно открытое признание того, что на самого древнего магистра он расставил ловушку, из братьев же он лучше всего мог подражать поведению Тота, благо, метка не дала бы умереть его Стражу Ночи прежде самого божества, а это и прежде было для врагов Дракона Ночи трудной задачей.

- Скверна, как я вижу, отбивает еще и последние понятия о правилах гостеприимства, - проговорил Древний Бог, подхватывая Эримонда буквально у земли и осторожно укладывая того на пол, раз уж его первосвященник находился на грани обморока и ноги того совершенно не держали, сам же Лусакан по-прежнему и не думал терять сознание, из-за чего предвкушение на лице разумного порождения тьмы стремительно сменялось недоумением, - хотя порождения тьмы никогда наличием мозгов не славились, даже если некоторые индивиды и могут похвастаться разумностью.

Разозлить противника, пройдясь по его умственным способностям - это умел любой из них, но ценность подобного преимущества понимал только Тот и Лусакан был полностью с ним согласен в такие вот моменты, когда надо было выиграть время, чтобы настроиться на действительно правдоподобное подражание чужому поведению. А ему предстояло убедить Корифея в том, что он не Лусакан, для начала продемонстрировав тому совершенно нехарактерное для себя поведение. Это Лусакан играл с противником в кошки-мышки и загонял тех в ловушки, Тоту же хоть и не было наплевать на своих последователей, но у него первосвященники в прежние времена сменялись чуть ли не регулярно. Не справился с противником, не создал шедевр, сбежал с поля боя - значит, не достоин служить богу воинов и кузнецов. И вот эту роль Лусакану и приходилось сейчас играть, какое бы отвращение к себе самому он при этом не испытывал бы, отворачиваясь от поверженного любовника и из "пламени, молний и света" создавая себе огненный двуручник.

+1


Вы здесь » Crossray » Другой мир » Doom Upon All the World


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC