сколько раз примирение ваше представлял себе ты? сколько раз в голове прокручивал сцены эти, что были тобой, придуманы? собьешься со счета после первой же сотни, если начнешь пересчитывать. времени когда ты предоставлен сам себе предостаточно было. и как бы ты не старался от себя эти мысли гнать, убеждая себя что больше никогда-никогда даже не заговоришь с лорканом, никогда не помиришься с этим «предателем». они возвращались и наполняли твой разум без остатка. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Бесстыдники » Отречение


Отречение

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Код:
<!--HTML--><center>
<div class="ep1" ><div class="epname">Отречение</div></div><div class="ep2"><div class="eptext" style="width: 495px; overflow: auto;">

<!--ЛЮБОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ-->
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKS.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKV.gif">  </br>
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKT.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKU.gif"> </br>
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKR.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKW.gif">
<i>flёur - отречение</i>

<div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 10px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">место действия</div><div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 165px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">время действия</div><div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 320px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">участники</div>
<div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 10px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; position:relative;">

New-York

</div><div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 165px; font-family: Garamond; position:relative;">

may 2018

</div><div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 320px; font-family: Garamond; position:relative;">

scamander brothers

</div><div style="width: 450px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 20px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">сюжет</div><br>

Один - охотник, другой - цель. 

<br><br></div></div><div class="ep3"></div></center>

Отредактировано Newton Scamander (2018-05-13 23:00:50)

+1

2

Just a step from the edge
Just another day in the world we live

Skillet - Hero

- Джеймс!
Он поднял глаза поверх стаканчика кофе из Старбакса и выразительно дёрнул бровями.
- У Лили завтра стажировка заканчивается, как насчёт того, чтобы сделать ей небольшой подарок?
Он сделал глубокий глоток, приканчивая кофе, и бросил пустой стаканчик в урну под столом, наполненную целой грудой таких же, белых, с фирменным логотипом, покусанным краем там, где губы прикладывались для глотка, и картонной лентой с именем Джеймс и пожелание хорошего дня.
- Лили нравятся единороги, - подперев голову кулаком, сказал он, слегка раскачиваясь на офисном стуле. Тот был новым, а потому не скрипел и был весьма удобен, что вызывало зависть у третьего обитателя небольшого кабинета, сейчас отсутствующего. - Можно подарить ей такого плюшевого. Фиолетового, как Твайлайт Спаркл.
Женщина напротив тихонько засмеялась.
- И откуда ты знаешь такие подробности?
- У Лили на рюкзаке висит брелок с ней, - он пожал плечами, оглядываясь через плечо за секунду до того, как дверь открылась, впустив внутрь небольшой сквозняк и запах фастфуда - Мёрдок на ходу дожёвывал бургер. - Приятного аппетита.
- Мгу, - кивнул коллега, за кончик хватая бумажную салфетку из новой пачки, чем вызвал недовольство женщины, хмуро сдвинувшей брови. В старой пачке ещё было несколько салфеток, но Мёрдоку было лень их цеплять.
- Эй! - Женщину, которую так заботило впечатление, которое их маленький коллектив должен был произвести на отправляющуюся дальше по течению жизни стажёрку, звали Келли. - Мы обсуждаем подарок для Лили. Джеймс предлагает подарить плюшевую игрушку.
- Мгу-м, - снова кивнул Мёрдок, усаживаясь за свой стол и щелчком по клавиатуре оживляя спящий компьютер. В переводе на человеческий язык это междометие означало "хорошо, скажите потом, сколько скинуться".
- Отлично, - Келли была удовлетворена. - Джеймс, могу покупку небольшого букета на тебе оставить?
- Без проблем, - он вновь пожал плечами и обернулся на звук уведомления. На почту вот-вот должно было прийти важное письмо.
Он развернулся на стуле, расфокусированным взглядом уставившись в едва различимое отражение в экране монитора, слегка улыбающееся и выглядевшее, в целом, довольным жизнью. Задумавшись, он поправил слегка съехавшие очки. Линзы были без диоптрий, но зато темнели на солнце. Дополнительная маскировка никогда не помешает. 
Его не звали Джеймс. То есть, в одном из многочисленных паспортов, которыми ему приходилось пользоваться в прошлой жизни, значилось это имя, как принадлежащее ему с рождения (дата, естественно, тоже была липовая). Она приятно звучало и легко слетало с языка, когда нужно было представиться, поэтому, пожалуй, и было выбрано. Настоящее своё имя он искренне любил, и, в кругу коллег и немногочисленных друзей, с удовольствием шутил на тему мамы-эллинистки и родителей - фанатов Мэри Рено. Но она было слишком редким, запоминающимся, да и маму-эллинистку легко находил гугл, вместе с фамилией и некоторыми фактами биографии самого "Джеймса".
- Келли, слушай...
- Да? - она оторвалась он работы, сверкнув большими карими глазами. Симпатичная, хорошая девушка, чьи мысли не расходились со словами и в этом была её особая привлекательность.
- В следующую субботу в "Саншайн" - это кинотеатр на Ридгебер-стрит - ночной показ фильмов Кубрика. Не хочешь сходить?
- С тобой? - уточнила Келли, нисколько не удивлённая тем, что и о её предпочтениях коллега осведомлён. За прошедший год она приняла его "наблюдательность" как должное и очень полезное в работе качество.
- Со мной, - он легко обаятельно улыбнулся. Не как удачливый ловелас, а простой парень, приглашающий в кино симпатичную девушку - немного смущённо, слегка склонив голову к плечу.
- Тогда встретимся в шесть у кинотеатра, хорошо?
- Конечно.
Они отвернулись друг от друга, возвращаясь к работе. Он вновь глянул в отражение. Жизнь, казалось, шла хорошо.
"Посмотрим, может, тебе и повезёт, Тесей Скамандер", - сказал он сам себе.

Ночной Нью-Йорк отличался от дневного только цветом неба. После заката оно из серо-голубого становилось серо-синим, отражающим свет множества неоновых огней никогда не спящего города. Воздух пах котлетами из ближайшего Мака, кофе и вишнёвым табаком курящего у фонаря студента, чьи мысли занимали пополам приближавшийся дедлайн по дизайну производственных помещений и грудь Моники Беллуччи. Тесей усмехнулся. Ему из девушек Бонда больше всех нравилась Ева Грин.
Он набросил на голову капюшон серой толстовки и свернул на Джордж-стрит. Со стороны его можно было принять на следящего за физическим состояние офисного работника, вышедшего на пробежку. Ничего необычного, если не знать, что этот человек точно знает местоположение всех камер наблюдения в районе и старается передвигаться так, чтобы его лицо не попало в поле зрения ни одной из них. В таком городе как Ньй-Йорк это было иногда сложно, особенно в метро, поэтому путь от дома до работы и обратно Тесей обычно проходил пешком, с ностальгией вспоминая Аманду Валентайн, с которой служил и которая была более чем в дружеских отношениях с электроникой.
Дома он не стал включать свет и не поднял плотные жалюзи, закрывающие оба окна в небольшой квартире. Помимо жалюзей, вид из окна закрывали горшки с буйно растущими фикусами.
Тесей швырнул толстовку на диван, служащий ему постелью, и потянулся, ощущая приятную тяжесть в мышцах. Вечерние пробежки не шли ни в какое сравнение с тренировками, которые им устраивали инструкторы в особо секретном спецотделе МИ-6. По одному из их сержантов Тесей даже скучал.
Зато по всему остальному - нет.
- Не расслабляйся, Тесей Скамандер, - сказал он отражению в зеркале, стягивая футболку и разглядывая пересекающий плечо и переходящий на грудь шрам.
Когда-то он был секретным агентом. Не как Джеймс Бонд, но этот персонаж ведь никогда и не обладал ценными паранормальными способностями, верно? Аманда, бывало, называла Тесея их "Джин Грей на минималках". Это была её любимая подколка. Интересно, как она сейчас?
Вот так. В один день ты секретный агент, легко читающий чужие мысли, а в другой - беглец, инсценирующий собственную смерть. И владелец ценной и крайне компрометирующей информации, помимо прочего.
Тесей вытащил из холодильника бутылку холодного чая и, прислонившись поясницей к кухонному столу, бросил взгляд на шкафчик, где у него лежала спортивная сумка, собранная на случай нового спешного бегства. Одежда, канадские документы, наличка и билеты до Квебека с открытой датой. Он, пожалуй, всё ещё достаточно хорошо говорит по-французски, чтобы сойти за местного. Затеряется, затаится, переждёт, пока след не остынет. Вот только сколько он сможет прятаться? Уже год ему везло, похоже, никто так и не догадался, что он всё ещё жив, не знает, что ему известно.
Можно было бы, конечно, сдаться ЦРУ, войти в Программу защиты свидетелей, получить новое - ещё одно - имя и дом, возможно, даже лицо. Вот только это значило по-настоящему предать родину, которую Тесей, несмотря ни на что, любил.
Он устроился на диване, включил ноутбук и подумал об улыбке Келли.
~

+1

3

Я искала тебя, годами долгими
Искала тебя, дворами темными
В журналах, в кино, среди друзей
И в день, когда нашла, с ума сошла.

Земфира - Искала

[float=right]https://i.gifer.com/DqaU.gif[/float] [indent] Перехватив сигарету у самых губ, Ньют втянул табачный дым в последний раз, обнажая впалые щеки, сплошь испещренные веснушками. Выпуская белые струи дыма носом, он опустил окурок в пепельницу и как следует его затушил, возвращаясь к своему занятию. Припой как раз расплавился достаточно, чтобы можно было аккуратно припаять последний элемент микросхемы - Ньюту казалось, он недостаточно прочно сидит в ложбинке.
Затаив дыхание, мужчина наклонился над прибором и сделал несколько точных механичных движений. Легкий дымок ниточкой потянулся к настольной лампе и исчез. Ньют выпрямился и отложил паяльник, отключая его от сети. Кажется, готово. Ньют вставил аккумулятор, закрепил его крышкой и проверил держатели, а затем подал ток.
Устройство негромко щелкнуло и притихло, Ньют поднял его на уровень глаз и присмотрелся. Да, кажется, теперь он доволен. Опустив свое изобретение и отряхнув с рук крошку, Скамандер аккуратно взял корпус и вставил в пазы. Щелчок - и все готово.
Откинувшись на спинку стула, мужчина довольно размял шею и плечи, его губы искривились в довольно странной, самодовольной ухмылке.

[indent] Он вернулся в ту комнату, где обычно ночевал. На полу было разлито молоко, которое, аккуратно усевшись на краю лужи, лакали две кошки: одна черная, другая белая с большим серыми пятном на боку. Шагая босиком по дощатому грязному полу, Скамандер добрался до того вороха одеял, где кто-то спал.
— Одевайся и уходи, - он толкнул мужчину за плечо, заставляя развернуться на спину. Солнце нежно пробиралось в комнату сквозь старые, засиженные мухами занавески и играла на лице спящего темноволосого мужчины. Он схватил Ньюта за запястье, намереваясь потянуть на себя, но Скамандер легко вывернул руку. — Проваливай, - повторил Ньют, подходя к окну (по застарелой привычке - со стороны стены, боком).
— Ты сволочь, Сни, - шершавый голос сонного человека назвал Ньюта чужим именем. Ньют не ответил, все ещё стоя боком к окну и что-то разглядывая на улице. И тут мужчина в постели неожиданно зашипел.
— Сни, кончай, а, - мужчина стал копошиться в простыне и поймал за хвост маленькую ящерку, раздраженно бросая её в Ньюта. Ньют поймал подопечную на лету левой рукой, даже не оборачиваясь, и посадил на грудь. Хвостатая юркнула за пазуху.
— Повторять ещё раз не стану. Мне надо работать, а ты раздражаешь и мешаешь.
— Вчера ты говорил по-другому, - хмыкнул мужчина, садясь на кровати и подбирая с полу свои вещи.
Ньют ничего не ответил, лишь едва заметно пожал плечами, огибая кровать и выходя в коридор. В кармане бесформенной толстовки зазвонил телефон.
Ньют достал допотопную раскладушку и откинул крышку:
— Витт.
— Хотел удостовериться, что ты готов.
На щеках Ньюта мелькнули желваки. Он промолчал.
— Я советовал тебе вчера немного отдохнуть. Ты отдохнул?
Ньют повернулся в проеме, оглядываясь на своё ночное приключение и будто оценивая, на сколько вчерашнее можно зачесть за полноценный отдых. Обнаженный мужчина, которого Ньют так бездушно выгонял со своей территории, поднялся, наконец с кровати и, оставаясь спиной, подошёл к дивану, вытаскивая из кучи спутанного тряпья свои джинсы. Ньют хмыкнул про себя, отмечая фактурные мышцы спины, широкие плечи и узкие бедра, упругие икры и два скрещенных вертикальных шрама на пояснице с правой стороны. Что ж, пожалуй, можно было бы и позволить ему остаться... Но дело, к которому готовился Ньют, возбуждало намного больше, чем вид обнаженного мужчины.
— Да, - наконец сухо ответил Скамандер в трубку и свел плечи, будто хотел спрятать голову, как делали подростки, когда курили травку за школой.
— Хорошо. Я отправлю тебе координаты и кое-какую информацию.
— Угум.
— Если будут проблемы, объект устранить. Помнишь?
— Угум.
Ньют захлопнул раскладушку и сунул её обратно в карман толстовки как раз тогда, когда успевший одеться мужчина с ним поравнялся.
— Профессор? - спросил мужчина, натягивая майку.
— Он.
— Когда вернешься?
— Не знаю, нужно время.
— Я остаюсь в городе, если потребуется помощь, знаешь, где меня найти.
— Знаю, - Ньют пропустил мимолетную улыбку, мужчина подошёл чуть ближе и невзначай коснулся ладонью бедра Ньюта, а щекой - его виска. У ног, выгибая хвосты вопросительными знаками, терлись кошки.
Несколько секунд на прощание, и вслед за тихим "пока, Снежка" закрылась дверь, Ньют проверил замки. Голая лампочка, висящая в коридоре, вяло помигала - так было всегда, когда Энергон уходил, уводя своё электрическое поле с собой.

[indent] Ньют вернулся в мастерскую и достал ещё одну сигарету: есть он хотел, но не мог, но вот сигареты давали ему ложное чувство равновесие и спокойствие. Профессор говорил о том, что в этом задании важно не поддаваться эмоциям. Обычно Скамандер не курил.
В очередной раз Ньют подошёл к окну (но уже в другой комнате) и, прищурившись стал что-то высматривать, а потом резко выставил свободную от сигареты руку, и в открытое окно влетел маленький юркий дрозд черного окраса. Сразу же отходя от окна, Ньют улыбнулся.
— Молодец, Кельпи, - зажав в зубах сигарету промямлил Ньют, аккуратно указательным пальцем поглаживая птичку, что балансировала, держась за его запястье. — Я знал, что ты найдешь его. Осталось немного.
Он отпустил дрозда, и он, подлетев, уселся на дверцу приоткрытого шкафа. Принялся чистить перышки.

***
[indent] Ньют посмотрел на часы, чуть отогнув краешек рукава дорогого черного плаща. Темнота скрывала покрытую вдоль и поперек веснушками тыльную сторону ладони, делая худощавого юношу в модных очках и с зонтом совсем неприметными. Он стоял около кафе и будто бы кого-то ждал, в большом городе всем плевать.
Ньют чувствовал себя странно. И с одной стороны присутствовало волнение, с другой - ненависть и холодный цинизм. Ньют слишком долго в своей профессии, что она стала образом жизни, приросла к коже. Ему давали относительную свободу, он мог заниматься животными и проводить свои маленькие исследования, даже выпускать статьи в научные журналы, но при этом, когда Профессор присылал новое задание с типовым маркером, он превращался в... убийцу? шпиона? дурачка? информатора? телохранителя? Все равно, как скажет Профессор - так и будет. Университет после выпуска не требовал от него ничего, кроме следования указаниям Профессора. И много лет эта схема работала как налаженный механизм, пока один раз Профессор не приехал к Ньюту сам. Ньют хорошо помнит тот день: Профессор протянул ему легкий тонкий конверт и спросил, знаком ли ему этот человек. Внутри были фотографии, несколько, снятые явно украдкой. И на них был тот, от одного вида которого Ньюту сделалось нехорошо.
Дальше были звонки, информаторы и несколько месяцев расследования, слежки, подготовки. Профессор сказал, что эту задачу должен взять на себя Ньют. И последний был уверен, что напрасно это доверили ему. И душу грело сладкое: "если иное невозможно, устранить объект". Ньют почти был уверен, что именно этим все дело и кончится. И оправдывать себя он не станет.

[indent] Дождь почти прекратился и Ньют сложил зонтик, перевешивая его через руку и закурил. Ему тогда было десять, когда жизнь изменилась до неузнаваемости. Ньют уже очень плохо помнил, каким был тот рыжий мальчик, что обожал возиться в палисаднике, копая червяков, и до слез умолял в сотый раз сводить его в зоопарк. Все изменилось как-то быстро, за пару дней. Уже потом от Профессора он узнал, что его мать должна была выбрать кого-то одного из своих детей, выбрать того, кто отойдет Университету, как было оговорено когда-то очень давно. До легкого тремора в груди отзываются воспоминания, когда мать сказала ему "все хорошо, иди с дядей, Ньют". Он никогда больше её не видел, и проклял её имя в тот же день, когда понял, что его просто бросили. Проклял её и проклял брата, который уже тогда мог читать мысли и не предотвратил ужасного. У Ньюта украли детство, Университет стал ему одновременно и тюрьмой, и домом, окончательно сломав и искоренив любую надежду на то, что "все будет хорошо".  Ньют знал, что никогда и ничего не будет хорошо. А сегодня он был готов убить своего брата за предательство, совершенное почти
20 лет назад. Пусть давно, но больно было по-прежнему.

[indent] Две мухи, играясь спиралями в воздухе, подлетели к Ньюту, усевшись ему на ухо. Он замер, сосредоточенно слушая своих маленьких посланников. А потом, сделав шаг, отступил в тень под навес кафе, щелчком отправляя сигарету в урну. Сердце ухнуло громко и опустилось в желудок, Ньют судорожно сглотнул, пялясь на проходящей по другой стороне улицы силуэт в толстовке с капюшоном, заворачивающий за угол. Пульс сделался бешеным и Ньюту потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться. Он готовился к этому, он знал, что так будет. Он знал, что это он - силуэт в темноте - это его брат. Выждав немного, Ньют двинулся следом, но по другой улице. Он шел не спеша, потому как все равно уже знал, где живет его жертва.
Он знал, куда идти.

[indent] Ньют знал о своем враге не все. МИ-6 все же знали свою работу и выучили, вырастили из Тесея то, чем мечтает стать каждый парень в возрасте до 16 лет. Университет имел множество источников, но всесильным не был никто. Что-то Скамандер был вынужден выяснять через подставных лиц... Были жертвы на этом пути к мести. Много чего было, но цель всегда оправдывает средства, ведь так?
Ньют понимал, что незаметным ему не пробраться в квартиру, поэтому решился на обманный маневр: нужно было отвлечь Тесея.
Ньют сосредоточился. Он стоял у входной двери, держа на раскрытой ладони богомола напротив дверного замка. Несколько секунд промедления, а потом он услышал, как гулко в стекло ударилась птица. Он, должно быть, на кухне... Ещё одна ударилась о стекло, третьей удалось забраться в приоткрытую форточку. Ещё две птицы сели на подоконник снаружи и принялись долбить в стекло клювами. Ещё одна птица, на этот раз уже не голубь, а чайка, подлетела и ударилась сильнее. По окну пошла трещина. И тут-то за свое взялся богомол, маленькими лапками принявшись копаться в замочной скважине: Ньюту зачастую даже не требовалось оружие, чтобы выполнять задание.
Дверь поддалась и Ньют бесшумно вошёл внутрь. Бесшумность далась ему болью, кровью и синяками и гематомами размером со штат Айова по всему телу. Но теперь, точно охотник, призрак, он двигался по прихожей. Он знал, что Тесей его "услышит" на другой волне, и был к этому готов. Он не собирался ничего говорить, хотел, чтобы Тесей все прочитал сразу и из его головы. Так было проще, чем объяснять свой план и попусту рассыпаться в бесполезных приветствиях.
Когда Ньют оказался в кухне, его взгляд будто магнитами притянуло к фигуре брата. Фотографии были совсем не тем... Он и представить не мог, что за столько лет разлуки его брат, его злейший враг (после покойной матери) так изменится, сохраняя основные свои черты и превращаясь из юноши в мужчину, несущего в себе скрытую угрозу. Ньют не обладал даром чтения мыслей, но сейчас ему казалось, что он ощущает мысли и чувства Тесея прямо-таки кожей.
Он смотрел не отрываясь, сведя брови и по-орлиному вцепившись взглядом в глаза Тесея. После стольких лет, ему хотелось взглянуть в эти глаза, просто взглянуть, чтобы как силу выпустить свою злость, ненависть... А потом убить.

[indent] В коридоре от легкого сквозняка захлопнулась входная дверь, погружая квартиру, наконец, в мертвую тишину.
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

+1

4

За окном итальянцы из соседнего дома шумно праздновали День Рождения кого-то из своих. Как водилось у этой славной дружелюбной нации, на празднество были приглашены не только ближайшие родственники, но и половина квартала как минимум. Тесей бы даже порадовался за них, если бы только не нужно было завтра вставать на работу. Впрочем, сон его в последние недели и так был тревожен. Он просыпался по несколько раз за ночь, бездумно глядя в белый потолок, прижав к горячему лбу тыльную сторону ладони, холодную даже когда ему случалось лежать с температурой. Завтра, встав и почувствовал себя разбитым, он просто по дороге завернёт в Старбакс и, улыбнувшись милой девушке или юноше, возьмёт свой неизменный двойной американо. Тесей больше любил чай, но за годы жизни в Англии у его организма выработалась устойчивость к содержащемуся в этом традиционном для его родины напитке кофеину.
За плотными жалюзи ярко мигали огни большого города. В Сети, где Тесей провёл последние полчаса жизни, полыхали фанаты нового блокбастера от Диснея, в сумраке квартирки умиротворяющим зелёным светились огоньки на дверце холодильника. И, всё же, что-то было не так. Вместе со способностью читать мысли, Тесею не достался пророческий дар, но обострённая интуиция твердила: опасность!
Он захлопнул ноутбук и, пригнувшись, чтобы не попасть в отсветы от окна, переместился к кухне, вставая во весь рост у хлебницы, вынимая из той верный пистолет. Как раз в тот момент, когда Тесей прикручивал к дулу глушитель, в окно ударилась первая птица, резким хлопком и болезненным клёкотом заставив его обернуться, держа оружие в прямой руке.
"Нашли".
Квартира Тесей располагалась на втором этаже, окнами выходя на тесный переулок, разделяющий два дома, и потому любой пташке нужно было очень постараться, чтобы головой удариться именно об это стекло. Сверхъестественно постараться.
За первой последовала вторая и третья. Тесей сглотнул, в голове прокручивая давно заготовленный на такой случай план. Из квартиры не было другого выхода, кроме входной двери, но мебель была расположена так, чтобы у знающего внутреннюю обстановку было преимущество. Когда убийца войдёт, первым делом его взгляд зацепится за вешалку, плащ на которой висел так, что можно было принять за притаившегося в темноте человека. Этого должно хватить, чтобы вывернуть руку, выбить оружие и, приложив головой об удачно расположенную тумбочку, схватить вещи и броситься в бега. Опять.
Тесей облизнул пересохшие губы, крепче взялся за пистолет. Он не хотел убивать. Больше никогда в жизни он не хотел убивать, и оружие в руке было только средством, чтобы припугнуть, ранить, но не смертельно. С куда большим удовольствием Тесей швырнул бы его в Гудзон, но страх остаться без защиты останавливал. Новый пистолет в Нью-Йорке не так-то легко достать. Разве что в Монтану свалить...
Он уловил мысли вскрывшего дверь убийцы. Уловил и, опешив, опустил пистолет, от занятой им выгодной позиции перемещаясь ближе к окну, чтобы падающий свет раскрыл личность неслышно для уха проскользнувшего в квартиру человека.
- В моей голове, - он разглядывал мрачного юношу, пришедшего по его душу. Двадцать девять лет отроду, но поди определи это по непослушным рыжим волосам, худощавому сложению, пятнавшим лицо веснушкам. Только глаза и хмуро сжатые губы не давали спутать мужчину с желторотым юнцом, только что вылетевшем из родного гнезда в колледж, - ты так и остался моим десятилетним братом, с которым я в парке белок кормил. И когда в тот день я вернулся из колледжа, и мать в слезах сказала, что тебя похитили, я всё искал твоё лицо среди десятилеток. Даже спустя год, и два, и десять.
Тесей фыркнул. По ощущениям это походило на его кошмары. Липкое чувство, сжимаемое тисками рёбер сердце, противный ком в горле, мешающий толком дышать. И растерянность. Много, очень много лет он мечтал об этой встрече. Не терял надежды, представляя, как подойдёт и обнимет, присев на колени из-за разницы в росте, и улыбнётся, возьмёт за руку и отведёт домой, где среди трудов на древнегреческом будет ждать ни на день не постаревшая мама. Скорбь, много лет туманившая разум, даже когда знакомый антрополог составил ему фоторобот с поправкой на возраст, не давала принять факт - он встретит не того улыбчивого малыша, а взрослого мужчину, чужого, незнакомого, который и сам не будет знать, что перед ним старший брат, с которым его разлучили в детстве так и не выставившие требований похитители.
Что ж, птицы на подоконнике прояснили их мотив.
- И вот, теперь ты стоишь передо мной и собираешься убить, - Тесей слегка пошевелил плечом, разминая затёкшую конечность. Всё же, пистолет не был лёгкой игрушкой. - Кофе, чай, вина, чего-нибудь покрепче не желаешь?
~

+1

5

[indent]Ньют жаждал увидеть в глазах напротив страх, сожаление или боль, но не увидел ни того, ни другого, ни третьего. Он представлял, как брат будет его умолять одуматься, будет пытаться успокоить, предложить поговорить без жертв, уверять, что искал его... Он представлял каждое по-отдельности или всё сразу, но ни одна из догадок не попала в цель: оказывается, Ньют просто не помнил, да и почти не знал своего брата. Ничего, кроме ярости и злобы, связанных с его именем, не осталось, все выжгли время и Университет, замещая светлое злобой, обидой на целый мир и плохо контролируемой яростью. Жаждой мести, да такой, что она стала целью существования.
Ньют не знал, насколько это было паршиво, поскольку и не представлял, что бывает по-другому.
Мог ли Тесей сказать что-то, что заставило бы Ньюта "опустить оружие"? Что-то, что усмирило бы разбушевашегося, недолюбленного ребенка? Да нет, тяжело даже представить что-то столь сильное, что противостояло бы ньютовской боли. И желанию возмездия. Может быть, Тесею и правда стоило сразу стрелять... Ведь он ничего не знал о том, что значит быть преданным собственным родителем. Ничего не знал о том, когда родная мать выбирает между детьми и выбирает не тебя. Ничего не знал о том, как пустеет "твоя" сторона, когда ты становишься один против целого мира, жестокого мира, который выбросит тебя, если ты сломаешься. И никто по тебе не заплачет, никто не вспомнит о тебе, о том, что ты был когда-то. Тесей не знал о том, как больно и тяжело держать в руках оружие, когда тебе всего одиннадцать, как страшно, когда дуло чужого пистолета наводят тебе в лицо. Не знал, как это - душить собственные слезы в страхе о том, что кто-нибудь услышит. И в тайне почти до двадцати лет ждать, ждать и надеяться, что однажды кто-то признает все, произошедшее с ним, ошибкой. И до боли обнимет за плечи.
Но надежда со временем ушла под землю в коробочке, как часто маленькие тайнички делают дети. "Борись, выживай, или сдохнешь". И Ньют выучился быть один. Выучился ходить по нитке, растягивать и рвать мышцы, драться сбитыми в кровь руками, не есть, не спать, существовать вместо того, чтобы жить... Прекрасно понимая, что этой судьбы он для себя не выбирал.

[indent]"Стоило бы начать с сожалений,"  - хмыкнул про себя Ньют, прекрасно понимая, что Тесей услышит. Двигаясь спиной назад, откуда пришёл, Ньют стал медленно уходить. Но взгляд... жуткий, испытующий, колкий, все ещё ввинчивался в Тесея. Вот так: он даже не стал с ним разговаривать, не произнес и слова - не посчитал нужным или не счел Тесея достойным даже возможности поговорить.
Ньют отходил медленно. Ему было хорошо видно окно за спиной/с боку от Тесея, и когда он увидел, как что-то неразборчиво мелькает, делая темноту ещё гуще, резко дернулся вправо, скрываясь в спальне.
В ту же секунду в кухне разбилось окно от живой трепыхающейся крылатой массы. От черных масляных крыльев отражался уличный свет, проникая вместе с осколками и ветром в кухню старшего из Скамандеров. Им указал Ньют. Озверевшие вороны бросались на Тесея, хватали лапами и клювами, за какие-то несколько секунд заполняя кухню так, словно они - подвижная жидкость.
Билась посуда, стол и стулья были перевернуты. Крики птиц и хлопки крыльев оглушали.

[indent] У Ньюта было не больше минуты, чтобы осмотреться в комнате брата. Тут было скупо и слишком прибрано по сравнению с тем клоповником, в котором прятался сам Скамандер. Университет приучил его жить скромно, бедно - так не привлекаешь внимания. Тесей же жил совсем иначе, было заметно, какой из него вырост педант и зануда. И, конечно, один - ни девушки, ни собаки, ни котёнка. "Вероятно, слишком любит себя," - заключил Ньют. В комнате он нашёл ещё один пистолет и выбросил его в окно.

[indent] Ньют набросился сзади. Как акробат с прекрасной растяжкой, он с размаху ударил брата ногой по лицу, взвивая полами плаща как птица. В маленьком помещении не было достаточно простора для пируэтов Ньюта, но вороны чудесным образом расступались и не задевали его, а стол и стулья были отодвинуты к стене. От ответного удара он уворачивается, уходя вниз, буквально - на пол. Проскальзывая в полутьме по кафелю, Ньют, успевает в прыжке оттолкнуться от подоконника одной ногой и забросить другую на плечо Тесея, цепляясь за него как летучая мышь, и забрасывая вторую ногу. В лучших традициях Черной Вдовы, Ньют принялся бить брата по голове сцепленными в кулак ладонями, сжимая бедрами ещё и шею. Он бил до тех пор, пока не стал терять равновесия, явно заваливаясь назад, на спину.
Да, ему хотелось бить. Бить и драться до тех пор, пока не иссякнут все силы.
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

+1

6

Брат был настроен серьёзно.
Это Тесей понял до того, как хлопанье множества крыльев заставили его отшатнуться от окна, чтобы выиграть себе хоть немного времени, прежде чем безжалостные когти и клювы обрушились на спину и плечи, раня прикрытую старой толстовкой плоть. Но эта боль была ничем в сравнении с тем, что читал Тесей в голове вдруг обретённого младшего брата. Урывки, обрывки и безграничная ненависть в старшему брату и матери, к предателям.
Он успел выстрелить раз по люстре. Плафоны лопнули мелкими осколками, заискрила проводка и часть птиц, испугавшись огня, бросилась врассыпную. А может это Ньютон (называть убийцу детским прозвищем "Ньют" казалось безумием) приказал подопечным расчистить дорогу для прыжка, призванного обездвижить жертву.
Ньют был ловким и гибким, его длинные доки плотно обхватили шею, бёдра напряглись. Но Тесей был массивней и у него было преимущество: даже в такой обстановке он смог сохранить поразительное спокойствие.
"Лучше бы ты меня пристрелил сразу", - пронеслось в голове.
Потом, выбравшись, он уже не будет таким спокойным. Шоковое состояние толкнёт его в объятия краткосрочного безумия, как это уже было раз, там, в Гане. Тесей будет кричать, выть, кусать пальцы и проклинать себе, свои способности, но больше - людей, нашедших этим способностям бесчеловечное применение. Он будет ненавидеть мать, ненавидеть себя за то, что недостаточно приложил усилий для поисков, таинственных людей, вырастивших из его брата живое оружие, и брата - за то, что не отступится. Безысходность падёт на плечи свинцовой тяжестью так, что станет трудно дышать. Перед глазами замаячит дорога. Но это потом.
Часа через полтора.

Тесей, пытаясь уберечь глаза от ударов брата, отступил назад, наклоняясь вперёд, роняя брата на спину, в падении отвешивая тому коленом удар в поясницу и с силой кусая за ногу через эластичную ткань.
Периферией сознания он уловил мысли соседки, выглянувшей в коридор. Глушитель не мог сделать выстрел беззвучным, так что пожилая дама, привлечённая шумом, всерьёз подумывала вызвать полицию.
Тесею удалось сесть брату на грудь, придавив коленями руки и обхватить ладонями тонкую шею, когда какая-то тварь выпрыгнула прямо на него из-за полы плаща, чиркнув по лицу. Кровь из рассечённой брови перекрыла видимость, и Ньютону хватило того, чтобы взять ситуацию в свои руки.
Они, брыкаясь, перекатились, и ещё раз, сбивая с тумбочки кружку, тут же разбившуюся. Птичья какофония не умолкала, но Ньютон не спешил вновь ввязывать в бой своих питомцев, точно боялся, что они пострадают.
Оказавшийся снизу Тесей боднул Ньюта лбом в переносицу, хватая и выкручивая ухо. Боками они упирались в кухонный гарнитур. Его массивные бронзовые ручки не походили белым дверцам в стиле модерн. Определённо, у предыдущего владельца были странные представления о дизайне. Этой стилизованной под цветы фурнитурой можно было бы пробить висок.
Тесей приложил пытающегося задушить его Ньютона головой о дверцу. Лепесток бронзовой астры оставил царапину на скуле. Потом ещё раз, слыша, как яростные мысли в голове брата мутнеют, на мгновения теряют чёткость. Хватка на горле была крепкой, перед глазами Тесея уже плыли круги, когда он ударил Ньютона в третий раз. Острые пальцы ослабли, живительный воздух проник в лёгкие, и это было больно.
Обхватив брата бёдрами, Тесей, в который уже раз за эти пятнадцать минут, переменил их положение и занёс сжатую в кулак руку для удара.
Падающий из разбитого окна свет оттенял лицо брата. Злые серо-зелёные глаза горели яростью, он скалился, как бешеное животное, и две струйки крови, тянущиеся от носа, только усиливали это сходство.
Немедля, Тесей опустил кулак. Ньютон был крепким малым, он не потерял сознание, но завис на грани между пониманием происходящего и мутью. Вышел из строя минут на пять, и Тесею было этого достаточно.
Птицы не нападали. Ньютон не мог их контролировать, пока не чувствовал себя. Тесей потянулся за пистолетом, откатившимся к перевёрнутой тумбочке, и, перед тем как подняться на ноги и стремглав броситься прочь из квартиры, зачем-то наклонился и поцеловал брата в лоб, на котором вскорости должен был расцвести синяк.

На улице, пробежав по "мёртвым зонам" камер квартал, Тесей поудобней перехватил сумку и бросил монетку в нутро кассы общественной уборной. Там, надёргав салфеток, он смыл с лица кровь и заклеил рассечённую бровь пластырем. Достав из сумки тёмные очки, он водрузил их на нос, скрывая половину лица.
- На третью линию, - сказал он таксисту, забираясь на заднее сидение, в голове прорабатывая маршрут.
В эту ночь ему из города не выбраться так просто. Так, чтобы не попасть в поле зрения камер. Он должен дожить до утра, а там измыслить способ покинуть штат. Или даже страну.
Он хмуро разглядывал проносящиеся мимо огни. Из приглушённых динамиков Честер Беннингтон надрывался, что всё неважно.
"Легко тебе, старина", - зло подумал Тесей, чувствуя, что понемногу потряхивает руки.
Он покинул такси на шумной третьей линии. Из ближайшего ресторанчика доносились звуки зажигательной песни, но Тесея не интересовала эта компания. Он свернул за угол и оказался перед кинотеатром, где каждую ночь проводили киномарафоны.
В кромешной темноте полного зала (кто бы подумал, что у Джармуша столько фанатов) он был незаметен, зато люди вокруг были как на ладони. Он слышал их мысли, всех, каждого, и, если что-то пойдёт не так, узнает об этом первым.
Его соседи по бокам были поглощены происходящим на экране, и Тесей, не боясь, сжал зубами ткань новой толстовки, зажмуриваясь и позволяя подкатившейся боли проходить сквозь него, молчащего, скапливаться у кончиков пальцев, чтобы быть стряхнутой с них. Это упражнение ему как-то показал знакомый по службе, разучивший его у индейцев.
Переждать. И бежать.
Бежать, пока один из них всё-таки не нажмёт на пусковой крючок.
~

+1

7

Уходим, уходим, уходим!
Наступят времена почище.
Бьется родная, в экстазе пылая,
Владивосток две тыщи.


[float=right]http://funkyimg.com/i/2GQnX.gif[/float] [indent] Он перевернулся на бок, стекло заcкрежетало по кафельной плитке. В голове творился сущий кавардак. Ньют закашлялся, ещё больше вводя свою голову в состояние прострации. Круги в глазах были похожи на кольца Сатурна.
Ньют был ловким, но Тесей оказался проворнее, явно уделяя больше времени физическим тренировкам, нежели Ньют, компенсировавший все свои недостатки способностью управлять животными. "Нужно было атаковать лицо," - запоздало думал Ньют, накрывая ладонью лицо и растирая переносицу и ушибленную сторону. "Дьявол..." - внутри все рычало от обиды и досады. "Нужно было не поддаваться эмоциям".
Хватаясь за дурацкие ручки кухонного гарнитура, Ньют сел, все ещё борясь с ужасным головокружением. Где-то вдалеке завыли сирены, и Ньют прекрасно понимал, что это за ним, это - сюда.
Ньют отогнул внутренний карман плаща и пошарил внутри, находя там шприц с обезболивающим, но влажная колба заставила Скамандера расстроиться - шприц был сломан, и содержимое вылилось, намочив изнутри карман и немного водолазку.
— Дьявол, - прошипел Скамандер, подгибая ноги и полностью облокачиваясь на дверцу шкафа. Он думал. В груди было тревожно, сердце стучало, во рту был горький привкус, но не крови - а обиды. Уголки губ опустились книзу, сверля противоположную стену кухни, у которой лежал кверху ногами стол. Рядом, среди осколков и обломков, Ньют вдруг увидел перевернутую рамку для фотографий. Под воющий звук сирен, он подобрался ближе и взял рамку в руки: на ней были изображены Тесей и миссис Скамандер, старше, чем он их помнил. Мать обнимала сына, он придерживал её руку за предплечье на своей груди.
Внутри Ньюта вспыхнула за считанные секунды ревность и ненависть. Они... без него. Они были счастливы и без него.
Сомкнув губы в тонкую полоску, он со всей дури швырнул фоторамку в стену.

[indent] — Витт, малыш, - Энерго показался в дверном проеме, глаза Ньюта уже успели привыкнуть к темноте, потому он с легкостью различил в полутьме силуэт Персиваля. Когда сирены внизу внезапно заткнулись, погаснув вместе с освещением в квартале, Скамандер понял, в чем дело.
— Перси, - Ньют протянул руку по направлению к Грейвзу. У него все ещё стояли круги перед глазами, кружилась голова. Энерго подхватил руку и потянул Скамандера на себя, поднимая легко, точно бы последний ничего не весил. Позволяя Ньюту облокотиться на своё плечо, он придерживал его за талию.
— Идем.
— Я могу идти сам, - злобно ответил Скамандер и тут же впилился в косяк, отбрасываясь назад, на плечо Персиваля.
— Заметно, - усмехнулся Грейвз и оба покинули квартиру.

[indent] — Что случилось? - когда оба уже сидели в машине, припаркованной в соседнем квартале от дома Тесея, спросил Энерго и что-то спешно печатал в своем телефоне.
— Я почти придушил его, - буркнул Ньют, все ещё пряча лицо в ладонях в попытках совладать с головной болью.
— А что насчет информации?
Ньют промолчал. Только сейчас он осознал, что и не собирался что-то вытаскивать из головы Тесея. Впрочем, Энерго и без объяснения Ньюта все понял. Он давно все понимал.
— Тебе нужно на квартиру, - Персиваль включил заднюю передачу и, упершись в сиденье Ньюта, стал сдавать назад.
— Он уходит, - все тем же пришибленным голосом ответил Скамандер.
— Ты же оставил на нём своих восхитительных жучков? - сведя брови, перевел Перси взгляд на Ньюта, полностью разворачиваясь, снова переключая передачу и давая газу.
— Даже ненарочно - это все равно бы получилось. Тебе ли не знать, - последнее Ньют произнес с легкой, мимолетной ухмылкой. Перси молчаливо кивнул, выворачивая руль на малолюдный переулок.
— Как скоро ты сможешь получать информацию о том, где он находится?
— Если Кельпи опять не начнет их жрать - пауки будут добираться до меня в зависимости от того, где находится Тесей, - Ньют вынул из-за пазухи Кельпи и, уставившись на неё разочарованным взглядом, погладил по черным лоснящимся крылышкам. Затем выпустил птицу в окно машины. Черный дрозд, хлопнув крыльями, исчез из вида, растворяясь где-то меж высотных зданий.
— Тесей наверняка понял, что ты управляешь всем живым. Пристрелит твоего Кельпи как только он приблизится.
Ньют покачал головой:
— Кельпи умный. Он живет со мной уже семь лет, и ни разу не подводил. Это умная птица, Перси, - Ньют повернулся к водителю, рассматривая его серьезный профиль, — она никогда не подлетит на расстояние выстрела.
— А как она заберет жучка?
— Он сам уйдет на безопасное расстояние. К чему эти расспросы?
Перси улыбнулся, достаточно непринужденно, и бросил взгляд на Ньюта.
— Я думаю, тебе понадобится моя помощь.
— Нет, я справлюсь сам, - буркнул Ньют, натягивая пальто ещё больше на плечи.
— Конечно, - спокойно ответил Персиваль, снова бросая взгляд на нахохлившегося Скамандера, а после опустил ему руку на острую коленку.
Они завернули за угол и вышли из машины в полной темноте. Ньюту нравилось наблюдать за тем, как Персиваль разбирается с электричеством, в его руках оно было как гром в руках Тора. И это завораживало. Они сменили машину и продолжили путь. Машина, в которой они были до этого, поехала по указанию Перси в другую сторону и устроила там ДТП.
— Профессору не стоит пока знать об этом, Снежка, - ласково сказал Персиваль, выворачивая на трассу.
— Куда мы едем, Перси? - Ньют встревоженно обернулся в боковое окно, чтобы посмотреть назад,
— Просто доверься. Тебе нужно прийти в себя и закончить дело. Профессору не обязательно знать, что ты потерпел неудачу на первом шаге. Ты же знаешь, Сни, ему это не понравится.
— Все это не твое дело, Перси, зачем ты впутываешься.
— Не впутываюсь. Помогу и свалю. Мне нет дела до твоего брата.
— Он мне не брат, - выплюнул Ньют и отвернулся к окну.
— Тем более, - улыбнулся Перси, — сейчас не лезь, не сразу. Мы будем знать, где он находится, и сможем подготовиться. Профессору нужна информация, которая находится у него в голове. А уж что потом делать с этой головой - он не говорил.
Ньют слушал Перси молча, наблюдая, как маленькая ящерка перебегает меж пальцев на его руке, развлекая себя этим как перекатыванием монетки меж костяшками. — Для одиночного удара, пожалуй, эта рыбешка будет посильнее. Я помогу тебе, но моё условие - чтобы Профессор не знал.
— Почему это так важно? - как школьник, сидящий на пассажирском сидении и уставившись на свою руку, спрашивал Ньют.
— Потому что он просил меня не вмешиваться.
Повисла тишина, на некоторое время увлекшая Ньюта в пучину долгих и тяжелых размышлений.
Меж тем, машина остановилась и оба мужчины вышли на улицу. Персиваль привез их в пригород, сейчас перед Ньютом был небольшой домик, окруженный частым лесом. На черном небе светила белая луна.
— Что это за место, Перси? - оборачиваясь, спросил Ньют.
— То, где тебя не найдут, - он поравнялся с Ньютом и положил ему руку на плечо, приобнимая, — идём.
Внутри пахло деревом и хвоей. Шагая и осматриваясь, Ньют ощущал странные, смешанные чувства.
— Я не знал, что у тебя есть загородный дом, Перси, - сказал он задумчивая и, держась за ступени, ведущие на мансарду, присел на стул. Перси уже шёл к нему с чемоданчиком медицинской помощи - такой был у каждого выпускника Университета и Ньют его хорошо знал.
— Если ты думал, что то, что мы с тобой спим, позволяет тебе узнать меня, то ты сказочно ошибался, Снежка, - Перси ухмыльнулся, приседая на одно колено перед Ньютом. Раскрыв чемоданчик, он передал Ньюту кое-какие приборы, которые помогали легко и быстро диагностировать состояние, а также сообщали, как стоит устранить повреждения.
— Перси, меня тошнит.
— Потерпи, малыш.
Приборчик запищал и диагностировал Ньюту легкое сотрясение мозга.
— От тебя сегодня все равно нет толку. Тебе нужно поспать, - Перси смочил в какой-то интересной жидкости ватку и протер лицо Ньюту, там, где были ранки.
— Что ты со мной, как с ребенком, - фыркнул Ньют, но позволил мужчине продолжать.
— Ты и есть ребенок, малыш, - загадочно улыбнулся Персиваль, убирая все в чемоданчик. — Кельпи найдет тебя в любом месте, где бы ты ни находился?
— Я же говорил, что она со мной уже семь лет. Она знает меня лучше, чем кто либо и, следуя инстинктам, вернется.
Перси остался сидеть на корточках около Ньюта, с легкой улыбкой глядя ему в глаза снизу вверх. Проведя правой рукой, Грейвз погладил его сперва по внешней, затем по внутренней стороне бедра.
— Диагностер советует тебе как минимум одну ночь поспать. Пока ты не дружишь с головой, твои способности не будут работать, - Перси поднялся с корточек и легко поцеловал Ньюта в лоб, — поднимайся на мансарду, там одна кровать. Не промахнешься, даже если в глазах двоится, - отложив чемодан, Грейвз направился к входной двери. — Я скоро приду. Надеюсь, с одеждой ты справишься сам, - бросил он с легкой типично-гейской ухмылкой актива и покинул домик.
Но Ньют не слышал его последних слов. Поцелуй в лоб от Перси напомнил ему о другом, почти таком же, но потонувшем в пучине боли, злости и трудности совладания с собственным сознанием.
Тесей, прежде, чем покинуть свою квартиру, поцеловал младшего брата в лоб, и Скамандер был готов поклясться, что это ему не показалось. Подняв руку, Ньют коснулся лба, точно хотел проверить, что тот у него вообще существует. "Зачем?" - единственный вопрос бродил в голове Ньюта как голод в пустом желудке, "хотел показать своё превосходство? Что? Что это значит?"
Он сжал глаза и закрыл лицо руками. Всё равно зачем. Это ничего не меняет.

[indent] Мужчина протер ладонью лицо, откидывая тонкие полоски пшеничных волос со лба. Едва ли ему, Геллерту Гриндевальду, удастся сомкнуть глаза этой ночью.
— Геллерт? - постучав предварительно в дверь, показалась Винди.
— Входи, - он неопределенно махнул рукой, покачиваясь на крутящемся стуле. — Порадуешь?
— Кофе для трудоголиков, - чуть поведя бровями, сказала Розье, на лабутенах проходя по белому ковру в кабинете босса и ставя картонный стаканчик перед ним на стол.
— О... Люблю тебя, - Гриндевальд подался вперед, открывая крышку и вдыхая запах зерен.
— А я тебя не очень, - бросила Розье, пожимая плечами и просматривая что-то на своем планшете, который напоминал просто затемненный кусок стекла, — по наводке твоего осведомителя, мы обыскали квартиру. Снова пришлось побадаться с тупыми полицейскими. Предлагаю тебе выдать мне разрешение на их отстрел в следующий раз в схожей ситуации, - она ткнула аккуратным пальчиком на планшете и на поверхности стола Гриндевальда, которая была не совсем деревянной, появились фотографии.
— Не забывай, что мы типо за добро, Винда, - отпив из стакана и бросив деловой взгляд на свою помощницу сказал Геллерт, увеличивая двумя пальцами фото. — Значит, как и всегда, я оказался прав... - протянул он.
— Ага. На квартире мы нашли очень много всего интересного. Очень. И Слава Богу, что этот ненормальный его братец не отправил Скамандера к праотцам.
— Есть зацепки, где сейчас Тесей?
— Пока нет. Но...
Тут на экране высветилось сообщение с заблокированным отправителем.
— Что, снова твой источник?
— Похоже на то. А ты думала, это реклама Lamoda?
Винда скривила губы в притворной улыбке. Геллерт ответил ей почти такой же, только уставшей. Он открыл письмо.
"Как только узнаю о местоположении Тесея Скамандера - сообщу. Использую способности Ньюта для выяснения. Думаю, мы у него на хвосте. Уговорил Ньюта не сообщать о провале Профессору."
Винда хмыкнула:
— Только не говори, что теперь вся наша работа будет зависеть от тихого шепота на том конце провода.
— Пока он со своей работой справляется, он полезен, ровно как и ты, Винда, - Геллерт был серьезен, — а теперь следующее: нужно ограничить выезд и въезд из города. Сообщи, что заложена бомба в двух из трех аэропортов. На железнодорожный вокзал и в третий аэропорт отправь наших. Ну а с дорогами придумаешь что-нибудь сама.
— Не боишься, что вмешательство в планы десятков тысяч американцев обернется нам катастрофой?
— Если мы не поймаем Тесея - это вмешается в планы всей Америки, Розье. А мы поймаем его. Правда, Винда?
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

Отредактировано Newton Scamander (2018-05-27 00:48:49)

+1

8

Emnily - Uninstall

- На Пятую авеню, - бросил Тесей таксисту, бессильно падая на заднее сиденье и, прислонившись лицом к прохладному стеклу, глянул на встающее над Нью-Йорком слепящее даже сквозь сероватую дымку смога солнце. Таксист глянул на него через салонное зеркало и подумал "ну его подружка и отделала". Тесей легко усмехнулся. Видок у него по прежнему был тот еще. Если синяки и ссадины удалось под слоем консилера и тонального крема, чтоб совсем уж побитое лицо в глаза не бросалось, то распухший нос скрыть не могло ничего. При беглом осмотре в туалете кинотеатра удалось успокоить себя тем, что это только ушиб, а не перелом. Но приятного было мало.
Тесей зевнул и отбросил в сторону падающую на глаза светлую чёлку. Кажется, то был уже третий фильм подряд в марафоне, и не спали только самые преданные фанаты Джармуша, когда посреди сцены убийства любовника жены (или дочери?) какого-то мафиози Тесей встал и выскользнул из зала. В коридоре не было ни души, посапывал носом охранник на посту. Тесей очень тщательно прислушивался к пространству вокруг, когда пробирался в туалет, где вывернул всю одежду в поисках жучков, что в пылу борьбы мог на нём оставить Ньютон. Но, вроде, ничего не было. Или же в МИ-6 придумали новую нано-технологию.
Выворачивая наизнанку толстовку, так что теперь на спине у него красовалась эмблема "Нью-Йорк Янкиз", он вцепился в края раковины и сжал зубы. Подавляемое механическими действиями рвалось наружу, всё настойчивее и сильнее.
Он нашёл брата. Вернее, это брат нашёл его.
И вышло всё... Мягко скажем, так себе.
Такси затормозило в самом начале улицы. Тесей недружелюбно посмотрел на переминающихся у крыльца суши-ресторана голубей. Птицы, кажется, не отличаются особой зрительной памятью и нюхом, нет? Если он начнёт отстреливать каждое живое существо на своём пути, долго незамеченным ему не проходить.
Вновь поправив светлую чёлку парика, Тесей вышел. Стёкла его очков стремительно потемнели, он слился с толпой людей, спешивших по своим делам. С одной стороны, он был незаметен в этой толпе, прогулочным шагом спешив дальше по улице, по которой ходили вперемешку люди в строгих деловых костюмах и студенты в толстовках с эмблемами спортивных клубах, за линзами солнцезащитных очков скрывавшие покрасневшие от недосыпа или ночного кутежа глаза. С другой, в мешанине мыслей он не смог бы выцепить что-то, направленное на него самого. Или смог бы?
Брат ненавидел его. За то, что не уберёг, за то, что не нашёл, за то, что недостаточно искал и жил неплохо, пока младший...
Да, эту яростную ненависть Тесей бы почувствовал даже за километр. Она, будто браслеты наручников, окольцевала руки. Цепь порвана, но избавиться от этих сомнительных украшений без ключа или наждачки было невозможно.
В соборе на Пятой авеню было прохладно. Служили мессу. Людей с утра было немного, но первые ряды были заняты. Священник нараспев читал молитву, преклонив колени перед алтарём. Воздух звенел от его голоса, разносился под высокими сводами. "Fratres, agnoscamus peccata nostra, ut apti simus ad sacra mysteria celebranda"*, расслышал Тесей, отсчитывая пятую от алтаря исповедальню.
- Я убил, святой отец, - сказал Тесей после молитвы. Он был невидим для священника по ту сторону решётчатого оконца, а тот был как на ладони. Тесей знал о нём всё. Это было даже забавно.
- Почему ты убил, сын мой? - мягко спросили по ту сторону.
- Потому что мне приказали, - Тесей дёрнулся. Руки его мелко дрожали. - Я считал, что это мой долг.
Это разрывало его на части уже больше года. Долг и моральные принципы.
- Ты был на войне?
- Это была не моя война, - Тесей услышал, как догадка рождается в голове священника по ту сторону перегородки. - Брат нашёл меня.
Воцарилось молчание. Молитва на латыни разливалась в воздухе, как масло. Атмосфера из доброжелательной и светлой стала напряжённой и вязкой. Только для них двоих. Все прочие находившиеся в храме люди с разной долей искренности были вовлечены в происходящее. Тесей знал, что мужчина справа в третьем ряду изменяет жене, женщина рядом с ним сделала аборт и страдала от того, что не чувствовала раскаяния, а две подруги, устроившиеся в тени колоны, на самом деле пришедшие за просфорами викканки. Но ни с кем из них у него не было особой связи, понимания, возможности разделить боль. "Интересно, - подумал Тесей, - как часто верующие чувствуют такое единение со своими духовниками?".
Ему не откуда было это знать. Тесей никогда не верил в Бога.
- На 52 улице есть Старбакс, - быстро протараторил священник. - Встретимся там через час.

Звучный голосок Мэрайи Кэри сменился бодрыми гитарными риффами, чему были несказанно рады двое подростков-неформалов за соседним столиком, что всё никак не могли домучить один на двоих чизкейк. А вот девушка в очках аля Джон Леннон и красных кедах, которой Тесей любовался от нечего делать, смена композиции не принесла удовольствия, и она цедила свой лавандовый раф в ожидании.
- "Покайся, и будешь спасён", - нараспев произнёс Тесей, когда перед ним на стул присел высокий худощавый мужчина. Или юноша. В свои двадцать пять Криденс всё ещё выглядел на несолидные семнадцать, что очень его печалило. Прихожанам было сложно всерьёз воспринимать такого молодого священника.
- Это не из Библии, - покачал головой Криденс. - "Покайтесь и обратитесь, чтобы загладить грехи ваши".
- Не, - фыркнул Тесей, - это запомнить сложно. И на заборе перед вокзалом не поместится.
Криденс посмотрел на него очень осуждающе.
- И это мне говорит человек, цитирующий наизусть Шекспира.
- Девчонки на Шекспира клюют охотнее, чем на Библию, - парировал Тесей, пододвигая Криденсу стаканчик латте.
- Блонд тебе не идёт, - Криденс снял спортивную куртку, оставшись в футболке с логотипом сериала "Сверхъестественное".
- Знаю, - согласился Тесей. Из динамиков заиграла бойкая испанская песенка и люди в кафе мысленно взвыли все как один. Нет, семнадцатая неделя в «Billboard Hot 100» Луису Фонси точно не светила. - Думаю перекраситься в рыжий.
- Итак, - Криденс, нервно оглядываясь, сжал в руке стаканчик. - Твой брат.
- Да, - Тесей резко помрачнел. - Мне нужна помощь.
- Не расскажешь ничего? - Криденс вопросительно вздёрнул брови.
- Ничего рассказывать. Он ни слова не сказал. - И этот факт невидимыми руками сдавил горло. Машинально Тесей поправил шейный платок, под которым прятал расцветшие на шее синяки. Сине-красные точки будто бы жгли огнём, возвращая чувство беспомощности. - Мне нужна твоя помощь. То есть, Модести.
Криденс молчал с минуту, разглядывая стаканчик Тесея, на котором изящным женским почерком было выведено имя Джеймс. Пиликнул поставленный на зарядку мобильник, оповещая, что Келли поставила лайк в фейсбуке на репост видео с котятами. Две хорошенькие сестрички, занявшие столик прикончивших чизкейк подростков-неформалов, горячо обсуждали предстоящую поездку в Мексику. Одна из них, улыбчивая блондинка, кинула странный взгляд на Тесея, и только он хотел заглянуть в её мысли, как Криденс заговорил:
- Я обязан тебе. И Модести тоже. Мы поможем или, по крайней мере, постараемся.
Тесей благодарно кивнул. Он понимал опасения Криденса. Любая помощь, которую он с сестрой могли оказать беглецу, ставила их спокойную жизнь под угрозу. Криденс, в своём сером спортивном костюме, запрятавший крест под футболку, походил на юного актёра, пробающегося в каст нового сезона "Молодого Папы", на самом деле мечтающий повтарить жизненный путь его главного героя. И на этом пути не было месту его способностям, его прошлому и Тесею, за которым открыли охоту спецслужбы, как когда-то за Криденсом.

В серебристом Форде Криденса играло что-то старое, из 80-х, кажется. Тесей не вслушивался, напряжённо следя за птицами. Увы, способностью читать мысли зверей он не обладал.
- Это будет считаться за оплату нашего долга? - напряжённо спросил Криденс.
- Да, - не поворачивая головы, ответил Тесей. - Будет. Больше вы меня не увидите.
Он листал LinkedIn. Нужно было в ближайшее же время убраться из города, а лучше из страны вообще. Но все вокзалы и аэропорты должны были быть перекрыты. Тесей был уверен, что Ньютон действовал не в одиночку. Что те люди, что отдали приказ, не заинтересованы в сохранении жизни Тесея. В противном случае, Ньютон ведь сначала поговорил с ним.
Ведь поговорил бы?
В пригороде Тесею стало совсем неуютно. Слишком много зверей вокруг, в этой пасторальной идиллии, где на каждую семью с ребёнком приходилось по собаке, к которым мелкие дети питали какие-то странные чувства любви и желания обладать. Тесей никогда не любил собак, отдавая предпочтение кошкам. В Лондоне у него была рыжая красавица, которую он звал просто Кошка. Где она сейчас? Хорошо бы кто-нибудь из друзей забрал к себе.
- Модести не любит посторонних, - Криденс остановил машину в дома в конце улицы, похожего на все дома от её начала. - Посидишь в гостиной, пока я не вернусь.
- Конечно, - улыбнулся Тесей. Криденс даже не спросил, что ему нужно от Модести, верно поняв всё без слов.
В гостиной был лёгкий бардак, на спинке дивана валялось несколько юбок в широкую клетку и тетради. Модести находилась на домашнем обучении. На полке электронного камина стояло несколько фотографий. Рамку с портретом симпатичной, но несколько мрачной девушки в углу пересекала траурная чёрная лента.
Тесей отвернулся.
- Вот, - Криденс вернулся, держа в руке состоящую из мелких металлических деталей птицу, дизайну которых позавидовали бы все производители детских конструкторов и главный художник Трансформеров. Птица пару раз взмахнула крыльями, но не взлетела. - Модести нравится придавать им форму животных. - Добавил он в ответ на вопросительный взгляд Тесея. Слово "им" он произнёс с едва скрываемым страхом. Силы Модести росли вместе с ней самой, она всё дальше отдалялась от живых людей, отдавая предпочтение Сети, и Криденс боялся, что однажды младшая сестра уйдёт в неё окончательно.
- И как пользоваться этой... моделью? - Тесей взял птицу в руки. За исключением того, что она то и дело шевелилась, поворачивая голову или раскрывая изогнутый клюв, она походила на декоративную безделушку, а не на работающее по каким-то сверхестественным принципам технологию.
- По Bluetooth, - Криденс нажал птице на шею, переключив едва заметный рычажок, и ее глаза вспыхнули синим. - Модести через "сову" доставит послание кому угодно.
Тесей спрятал птицу в карман толстовки, подхватил спортивную сумку.
- Отвезёшь меня в город? Не хотел бы вызывать сюда такси.
- Куда денусь, - буркнул Криденс, звеня ключами.

В комнате отеля было едва развернуться, но зато Тесей здесь был один и это был самый дешёвый из предложенных букингом вариантов. Первым делом после душа он вновь обработал все полученные в драке с братом ранения, а потом бегло просмотрел новости.
Ничего необычного.
Устроившись на кровати по-турецки, он разложил перед собой на полотенце нехитрый обед, состоявший из Биг-мака и чая. Тесей больше любил KFC, но до него нужно было идти триста метров через парк.
Ужасно клонило в сон. Организм, измотанный стрессом и сутками на ногах, требовал отдыха до ночи. Ночью, по краней мере, большая часть зверей спит и всю подозрительную активность будет проще отследить.
Откусив кусок от гамбургера, Тесей открыл окно сообщений. Птица заинтересованно следила за ним синими глазами.
"Сижу сейчас в Маке, наблюдаю за окружающими, - напечатал он. - В дальнем конце зала сидит фантастическая красавица, читает Бидля". Тесей подумал и стёр написанное. Всё, что связывало их с Ньютом в детстве, брат ненавидел. У них не было более прошлого, на которое можно было опереться, на котором можно было бы построить хоть что-то.
"В кафе играет музыка. У певицы странный акцент, но мне нравится текст. "Больше никакого страха, ведь я приближаюсь к своей цели". Мне кажется, тебе могла бы понравится эта композиция. Обязательно спрошу на баре, что за исполнительница и напишу тебе.
Как голова?
Тесей"
Он немного помедлил, прежде чем нажать "отправить". Вверху экрана мигнуло новое сообщение на LinkedIn.
Тесей взглянул на птицу, чистившую железные перья, и всё же решился. В конце-концов, Модести целую империю построила на своих способностях, должно сработать.
Он подождал, пока сообщение не отправилось в путешествие по сети, и написал ещё одно.
"Within Temptation - Faster
Напиши, как послушаешь."

~
* Братья и сестры, осознаем наши грехи, чтобы с чистым сердцем совершить Святое Таинство.

Отредактировано Theseus Scamander (2018-05-27 17:03:48)

+1

9

Chris Cornell - You Know My NameFrom Casino Royale


[indent] Вода журчала в ванной уже, наверное, битый час. На пороге, у входа в ванную, сидел волк и никого не пускал внутрь. Под "никем" естественно подразумевался Энерго. Стоило Персивалю только приблизиться к двери, волк начинал рычать и скалиться. Кажется, Сни хотел побыть один.
Проведя ночь в доме Персиваля и, собственно, с самим Персивалем, рано утром Ньюту захотелось принять душ. Однако ж, банные процедуры затянулись, поскольку Ньют, усевшись на пол и прижавшись затылком к стене, перестал двигаться, лишь ощущая на коже стекающие струи воды.
Иногда облизывая губы, чтобы избавиться от воды, и морщась, он неотрывно смотрел в стену перед собой, переживая раз за разом события вчерашнего дня: с самого утра, до самого вечера. Он не понимал, что же будет теперь, когда он перешёл дорогу не только отставному агенту в опале, но и собственному брату. Не понимал, что именно нужно Профессору от Тесея и только ли от родного брата тот бежит. Как ни старался в точности воспроизвести в памяти все Ньют, трусом Тесея он точно не видел. Не было в нём испуга, не было вообще ничего, с чем Ньют позволил бы себе бороться, за что мог бы зацепиться как за мотиватор. Тесей как будто сохранял вынужденный, спокойный нейтралитет, который даже сейчас, на таком большом расстоянии, бесил Ньюта.
Но венцом всему был этот странный поцелуй в лоб, который теперь, после отдыха, Ньютон собрал почти до мелочей. Каждая мысль о Тесее была как-то фантастически наэлектризована. Та сила ненависти, что генерировал Ньют при воспроизведении образа брата в своей голове, заставлял биться сердце, выстукивая ритмы ярости.
От неё кружилась голова.

[indent] Ньют протер лицо ладонью, сбивая каплющие струи, и, потянувшись, наконец, выключил воду. Что ж, сейчас он может сделать только одно: разобраться самостоятельно. Найти Тесея снова и на этот раз постараться не сразу бросаться в драку. На этот раз добиться от него признания. Пусть признаний, что он виноват. Ньют хочет услышать это прежде, чем выполнит это задание. Столько лет своей сознательной жизни он жил этой идеей, дышал ей, шёл к ней. Не может де он сейчас просто так переложить эту заботу на плечи Перси. И, выходя из ванной, Ньют твердо понял, что намерен взять себя в руки и продолжить работу, стараясь не вмешивать сюда эмоции.
Волк, сидевший у двери ванной по приказу Ньюта, сладко зевнул и заскулил по-собачьи, когда Скамандер вышел из ванной, вытирая мокрую пижаму, будто бы забыл о ней.
— Вообще-то душ стоит принимать раздетым, - Перси, бесшумно показавшийся в дверном проеме, смотрел с укором. Его черные широкие брови расчерчивали на лице угрозу.
— Я уеду один, - сказал Ньют, продолжая почесывать волка меж ушей как немецкую овчарку. Тот, в свою очередь, пытался лизнуть руку рыжего. Перси не ответил.
— Тесей - это моё задание, и я справлюсь один, - твердо ответил Скамандер и прошёл мимо Перси в спальню, туда, где вчера оставил свои вещи. Обернувшись к Перси через плечо, он бросил: — будешь смотреть?
— Да, - спокойно ответил Грейвз и подпер плечом косяк, скрещивая на груди руки. Ньют стянул мокрые пижамные штаны и рубашку, и стал одеваться в свои сухие вещи. — Если бы я вчера не забрал тебя, ты мог бы погибнуть или угодить в полицию.
— Я бы справился, - бросил Ньют, с трудом выбираясь из горлышка водолазки. Перси хмыкнул.
— Я не собираюсь следовать за тобой по пятам. Нужно только знать, где ты находишься.
— Я не маленький, Перси, - обернувшись через плечо, Ньют прожег Энерго взглядом злобным и серьезным. Волк, который остался за спиной Перси, зарычал, заставляя мужчину передумать.
— Надо же. А вот этого я не знал. Все думал, когда же меня загребут за растление малолетних, - с ядом ответил он, когда Ньют прошёл к выходу, запахивая плащ и натягивая на переносицу очки.
— Как ты сказал?.. - вдруг остановился Ньют, оборачиваясь, — "если ты думал, что то, что мы с тобой спим, позволяет тебе узнать меня, то ты сказочно ошибался," - передразнил слово в слово Персиваля Ньют и стал спускаться вниз по ступеням. Волк побежал следом.
— Я не дам тебе ключи от машины. А пешком ты будешь идти несколько часов, к тому же ты не знаешь дороги, - бросил Грейвз вслед Ньюту, надеясь удержать. — Хватит вести себя как капризный подросток!
— Вот как. А я-то думал, тебе как раз это во мне и нравится, - буркнул Ньют, выходя на улицу, — не нужна мне твоя машина, я и так справлюсь.
Оказавшись под утренним солнцем, Ньют расправил плечи и закрыл глаза, выдыхая. Его веки задергались, он застыл на несколько секунд, а потом с восточной стороны послышался стук копыт: на поляну перед домом выбежал вороной жеребец, фыркающий и крупно дышащий после бега. Когда Ньют забрался на скакуна, Перси как раз вышел на крыльцо и, уперев руки в бока, наблюдал, как вороной горцует под Ньютом и ластится под лаской его рук.
— Сни, успокойся и отпусти лошадь, - сказал он серьезно. Ньют подъехал чуть ближе к Перси и, достав что-то из кармана, бросил по дуге прямо Перси в руки.
— Я ненавижу, когда вмешиваются. Тесей - моё дело. И я сам справлюсь с ним.
Напоследок, бросив серьезный продолжительный взгляд, Ньют заставил коня развернуться и исчез меж деревьев, управляя жеребцом без поводьев. Перси покрутил в руках небольшой жучок, который прикрепил ночью к одежде Ньюта и, спрятав его в ладони, вернулся в дом.

[indent] Ньют отпустил жеребца, когда подъехал к городу, здесь он мог поймать такси без проблем. Вороной конь, олицетворяющий ночь, отправился обратно в свой лес, предварительно угостившись парочкой кубиков рафинада, который Ньют утащил у Персиваля. Расплатившись и с таксистом (к сожалению, он не брал рафинад, а только баксы), Скамандер задрал голову и, прищурившись, присмотрелся к небу, ожидая Кельпи. Но дрозд никак не появлялся в поле зрения. Это тревожило Ньюта, но он был готов ещё подождать.
Поднявшись в свою убогую квартирку, первым делом, он покормил кошек, нескольких павианов, свободно расхаживавших по квартире, канареек, ядовитых змей в террариуме, ядовитых же паучков в банке и нескольких белок-летяг, прятавшихся в шкафу. Только после этого он вынул и для себя палку колбасы из старенького холодильника, которую принялся жевать прямо на ходу, пока бродил по квартире и раскидывал свои вещи: тут пальто, там ботинки в центре зала, здесь водолазку и брюки. Взлохматив непослушные волосы, Ньют подошёл к старенькому магнитофону и перебрал кассеты (!) которые стопочкой стояли рядом. Вытащив нужную, он вставил её в проигрыватель, аккуратно закрывая его, и нажал "play". С обложки "Star Collection" улыбались четверо темнокожих солистов знаменитой группы Boney M. Знаменитой годах в девяностых...
Пленка немного пошуршала, а затем начался знакомый ритмичный бит старой как этой жизнь мелодии "Sunny". Ньюту нравилась эта песня. Вернувшись к своему рабочему столу, он взял в руки планшет, который среди кучи странных деталей, старых и ржавых, а также блестящих новизной, выглядел как негр в Якутии. Однако ж Скамандер одинаково легко управлялся, как со старой, так и с новой техникой. Облокотившись на стол, он стал на планшете просматривать последние новости по городу в надежде зацепиться за что-нибудь необычное. Спустя пять минут в распахнутое окно влетела Кельпи, неся в клювике мотающего лапками жучка. Ньют выставил вперед руку, на которую удачно спикировала птица.
— Вот умница, - похвалил он, — а теперь отдай мамочке. Кельпи, я сказал отдай, - упрашивал Ньют, затем, поджав губы, извлек откуда-то из банки на столе червячка, — смотри: этот намного вкуснее. Не упрямься, мы с тобой разговаривали об этом, правда?
Кельпи чирикнула что-то, глядя Ньюту в глаза своими глазками-бусинками и выронила жука Ньюта на ладонь, тут же хватая толстого червячка.
— Вот и умница, - бросил Ньют и прислушался к тому, что сообщал ему настрадавшийся жук. Отпустив Кельпи, Ньют тут же взял в руки планшет и нашел то место, о котором говорил жук. Прикинув примерное время полета Кельпи оттуда, он понял, на сколько отстает от Тесея по времени.
И тут тренькнул телефон, та старая раскладушка, по которой Ньют обычно связывался с Профессором. Обычно ни для чего иного она не служила. Ньют достал телефон из заднего кармана и поддел верхнюю часть большим пальцем.
На экране прыгал в доисторической анимации желтый конвертик SMS от незнакомого номера. Ньют ткнул "прочесть" и быстро пробежал глазами по тексту. Сообщение было достаточно большое, и Ньют первые несколько секунд думал, что это спам. Пока не добрался до подписи.
— Тесей, - произнес он одними губами, таращась на экран телефона как на что-то инопланетное. Любимая музыка вдруг стала мешать и Ньют выключил магнитофон, не давая допеть ему  "Gotta go home".
Ньют взял обеими руками телефон и ещё раз прокрутил текст наверх, чтобы прочесть. И тут вдруг телефон дзинкнул ещё раз, показывая в верхней строке состояния, что у Ньюта ещё одно сообщение. Быстрее быстрого Ньют вскрыл и его. Второе было короче, и так же, как и первое, требовало ответа.
Ньют быстро захлопнул крышку телефона, сунул её в задний карман и стал скакать по квартире, собирая свои вещи. Однако, через семь минут он был уже полностью готов и экипирован для задания.

[indent] Дверь приоткрылась ровно на столько, чтобы одним глазом увидеть того, кто за ней.
— Сни?
— Привет, Якоб. Пустишь?
Якоб осторожно обернулся, точно боялся, что кто-нибудь из коридора его подслушает.
— Входи, только тихо. Что случилось?
— Нужны твои лучшие способности. Отследить один номерочек.
— А сам? - Якоб затолкал щуплого Скамандера в свою комнату и прикрыл за ним дверь, подпирая её своим грузным телом в огромных размеров футболке XXXL с большой надписью "Я твою пышку ел" на груди.
— Если бы у меня получилось, я бы не пришёл, - поджал губы Ньют, считая ниже своего достоинства говорить очевидное. А потом поднял на уровень лица бумажный пакет с пончиками из Dunkin Donuts.
— О-о-о, - протянул Якоб, на его лице довольно расплылась улыбка, он погрозил Ньюту пальцем, — паршивец!
Ньют тоже улыбнулся. Очень искренне и красиво.
— Если есть в Нью-Йорке хороший хакер, то это ты, Якоб. Если ты мне не поможешь, то никто не отследит этого мерзавца.
— Заинтриговал. Ладно, давай сюда свой номер. Эй, аккуратно! Там Ведьмак на паузе! Я едва расправился с этим долбанутым Кракеном! Даже в пятидесятый раз рвет этот босс.
— Кто на паузе?..
— Ай, деревня. Просто не трогай. Ну, показывай номер.
Ньют достал раскладушку и показал номер. Якоб вывел компьютер из гибернации и принялся стучать по клавишам.
— И ещё, Якоб, - Ньют задумчиво смотрел в экран телефона, — что за группа "Within Temptation"? Ты слушал что-нибудь у неё?
— А? Да, депрессивная группа для девочек немногим старше шестнадцати. Тебе скинуть послушать?
— Нет, - посерьезнел Ньют и спрятал раскладушку, играя желваками, — что с номером?
— Погоди...
Ньют смотрел через плечо Якоба в монитор и понимал, что, кажется, отследить Тесея не удастся.
— Знаешь что, Сни, я не в первый раз сталкиваюсь с этой фигней, - ткнул Якоб в экран пальцем, — такое ощущение, что номера просто не существует в природе. Тем не менее, если отправить по нему пробный сигнал, он откликается. Смотри, - Якоб сделал пробный пинговый сигнал по каналу, и сигнал ушёл, а в ответ пришёл сигнал об успешности.
— Значит, отследить его невозможно.
— Ну да, это все равно что попытаться пощупать невидимого Бреда Питта.
— Невидимого?
— ... забей. Короче, ты можешь написать смс-ку в ответ, но я не могу отследить, куда уйдет сигнал. Я уже видел такое. Знаешь, в сети поговаривают, что это Цифровая Паучиха. Она создала что-то вроде целой Империи в сети и вот эта фигня очень похожа на неё. И это, Сни, ещё цветочки. Через эти несуществующие серваки проходят транзакции с заказами на убийство, криптовалюта. В России через эту штуку в телеграмме сидят.
— Слушай, не забивай мне голову лишней информацией. Как выйти на эту Паучиху?
— Ну, тут я тебе не помощник. К тому же, Сни, уж у тебя-то источники информации будут получше, чем у заядлого геймера на домашнем попечении.
— Ладно, Якоб, спасибо за помощь.
— Да фигня вопрос. Э-э-э, только пончики оставь-ка.

[indent] Ньют ехал в такси, прижавшись лбом к холодному стеклу, и водил большим пальцем по нижней губе. Что ж, одна ниточка, только было попавшая в руки, вела вникуда. Оставалась вторая, которую нащупала для него Кельпи. Таксист вёз Ньюта в пригород, и опасения насчет того, что Тесей на пути к бегству, неприятно ерзали за шиворотом.
— Здесь, - скомандовал Ньют таксисту.
— Пятьдесят баксов, - пожевывая жвачку, ответил ему водитель.
— Был уговор на тридцать, - сведя брови ответил Ньют, настораживаясь.
— Не помню, - вальяжно ответил водитель.
Ньют сжал зубы. Повисло молчание. А потом по руке водителя стала ползти змея. Спесь мигом сошла с него.
— Атакуй, - спокойно сказал Ньют, глядя через зеркало заднего вида в глаза испуганного водителя. Тот выскочил из машины, но, к сожалению, позже того, как змея оставила ему на шее два маленьких укуса.
Ньют перегнулся к водительскому сиденью и забрал змею - она юркнула ему через рукав в плащ - и забрал ключи из зажигания. А потом выключил и выбросил в окно на проезжую часть навигатор-телефон.
Улочка была небольшой, узкой, насчитывала по пять домиков с каждой стороны. Высокий худощавый юноша в очках и всем черном, засунув руки в карманы плаща, медленно шёл по улице, рассматривая дома по обе стороны. Здесь был Тесей, и Ньют должен был узнать, где именно. Эта веревочка точно не должна была оборваться так легко, как первая с этой Цифровой Паучихой.
Он остановился посреди улицы и расставил руки, запрокидывая голову. После он закрыл глаза и медленно выдохнул. Зрачки под закрытыми веками стали подрагивать, а после даже метаться. Пальцы стали скрючиваться, будто Ньют концентрировал какую-то силу в своих пальцах.
Стрекот был слышен не сразу. Но мерно он нарастал, пока похожие на кузнечиков, только в несколько раз больше насекомые, известные так же как саранча, не повалились с травы, через бордюры на асфальт, похожие на пестрый живой ковер из ножек и усов. Они точно найдут его след здесь, обыщут каждый уголок.
А потом Ньют услышал сигнал клаксона. И когда раскрыл глаза, успел запомнить только испуганные глаза женщины за рулем и её дочери на пассажирском сидении.
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

Отредактировано Newton Scamander (2018-05-27 23:02:03)

+1

10

- Ты привёл его к нам!
Голос в телефоне был скорее испуган, чем зол. Тесей зевнул и присел на кровати, откинув в сторону одеяло, в которое завернулся, как в кокон. Непрофессионально. В случае чего, легко запутаться и потерять драгоценные секунды, за которые тело могут нашпиговать свинцом и ещё контрольный в голову успеть сделать. Он потёр переносицу и, отняв трубку от уха, посмотрел на время. Всего лишь чуть больше четырёх пополудни.
- Криденс, конкретнее, - жёстко ответил он, откидывая одеяло и поднимаясь на ноги. Тело ломило, особенно сбитые пальцы и нос. Тесей глянул в висящее над кроватью зеркало. Купленная в аптеке мазь действовала, и отёк немного спал. Прижав телефон к плечу, Тесей принялся натягивать джинсы. И без объяснений было понятно, что спокойному сну до вечера придётся помахать рукой.
- Твой брат нашёл нас с Модести, - чуть более спокойно выпалил Криденс. Судя по звукам на фоне, он куда-то быстро шёл по улице. В отдалении звучала сирена.
- Так прям и нашёл? - Натягивать футболку одной рукой было сложно, но Тесей справился и с этой задачей. - Судя по твоему тону, вы прямо друг напротив друга не стояли.
О том, что если бы стояли, Ньют, скорее всего, был бы уже мёртв и Криденс не стал бы тогда звонить, Тесей решил промолчать.
- Я видел его на углу улицы до того, как его сбила машина.
Тесей замер, чуть не ударившись коленом об острый край кровати.
- Что ты сказал? Ты уверен, что это мой брат?
- Вряд ли по Нью-Йорку расхаживают толпы укротителей животных, - едко заметил Криденс. Его дыхание выровнялось. Вой сирены заглох.
- Дальше, - Тесей собрал немногочисленные вынутые из спортивной сумки вещи обратно и потянулся за висящей на спинке стула толстовкой.
- А что дальше, Джеймс? - имя Криденс произнёс нараспев с издёвкой. Он знал, что оно ненастоящее, но настоящее Тесей ему не называл. - Увезли на скорой, и я бы на твоём месте надеялся, чтоб ему отшибло память, как в кино.
- Куда его увезли? - Тесей бросил взгляд снова на сумку, где выключенным покоился ноутбук. Он не мог оставить этот кладезб информации в квартире и потому забрал с собой, но не включал и вообще подумывал форматнуть и продать в комиссионку. Лишний вес ему не к чему, но сейчас гуглить список оказывающих скорую помощь больниц с него было сподручнее.
- А я почём знаю?! - Криденс вновь стал заводиться. С ним это вообще происходило легко, если дело касалось его семьи. А Тесей, не стоило отрицать, действительно их подставил. - Я близко не подходил. Хватит с меня того, что придётся переезжать и молиться, чтобы твой братец в нас не вцепился.
- Криденс, - обречённо выдохнул Тесей, опускаясь на кровать. - Мне нужно знать, в какую больницу его везут.
- Я не знаю, - буркнул Криденс. Похоже, и в самом деле не знал. - Я знаю только, что хочу больше никогда не слышать ничего о тебе и твоём брате.
Тесей помолчал недолго, разглядывая отражение в зеркале. Синяки на шее постепенно желтели.
- Протрави дом от жуков. Это мой последний тебе совет, - сказал он и сбросил звонок.
Руки снова начало потряхивать. Возможно, Криденс и не зря считал его чокнутым, раз он так волновался Ньютона. Криденс рос с сёстрами, всю жизнь пробыл рядом, любил и заботился о них, как о родных и был готов что угодно сделать ради их безопасности. По собственной вине потеряв Честити, теперь он агрессивно реагировал на всё и всех, кто мог причинить зло Модести. А Тесей... Он был опасен для этих беглецов ещё не будучи в бегах сам, потому что был связан со спецслужбами. А теперь, когда по пятам следовал Ньютон, эта опасность лишь возрасла.
На экране телефона высветилось новое сообщение.
"Не злись на моего брата. Он просто боится".
Тесей разблокировал телефон, открывая диалог. С неизвестного и наверняка не отслеживаемого номера.
"За себя ему не страшно, он хоть в лесу жить готов, как отшельник. Просто знает, что я не смогу так".
Тесей улыбнулся. Он видел Модести, когда она была щуплой светловолосой девочкой с отсутствующим взглядом в длинном платье, похожем на рубище, и чепчике. Когда ей в руки попал телефон, она была в восторге, и её карие глаза сверкали.
"Больница на 213-стрит".
Тесей подскочил, подхватывая сумку и на ходу печатая короткое "Спасибо".

Когда Тесей переступил порог корпуса экстренной помощи, начался дождь. Пожилая леди в старомодной лавандовой шляпке с цветами, вошедшая следом, взяла с крючка пакет для зонта, куда убрала свой, даже не успевший намокнуть. Не ставший скрывать личность париком и ограничившийся солнцезащитными очками Тесей неприязненно поёжился, заметив камеры. Он подставлялся, да. Но иначе не мог.
- Чем я могу вам помочь, сэр? - вежливо поинтересовалась медсестра в бордовом за стойкой, оторвавшись от телефона. Руки Тесея ещё не обсохли от дезинфицирующей пенки, когда он облокотился о стойку.
- Я ищу брата, он сбежал из дома, - Ньютон действительно выглядел, как подросток, и Тесей сомневался, что при нём были документы с указанной настоящей датой рождения.   
- Это ужасно, сэр, - сочувственно качнула головой девушка. Она понимала, какого это. Её собственный брат проходил реабилитацию в наркологическом центре через дорогу, именно поэтому она и устроилась в эту больницу. Чтобы быть ближе.
- В вашей справочной сказали, что час назад доставили молодого человека, его сбила машина... - Тесей непроизвольно дёрнул плечом.
- Так это вы звонили, - девушка, наконец, положила на место телефонную трубку. Тесей и правда звонил. Не то чтобы он не доверял Модести, но нужно было создать какую-то правдоподобную легенду. И убедиться. - Мисси! - позвала она. Из-за двери показалась молодая латиноамериканка. - Проводи мистера...
- Крейг.
- ... мистера Крейга в общую палату в интенсивной терапии.
Тесей послушно следовал за медсестрой, с каждым шагом всё сильнее и сильнее напрягаясь. Что, если Ньютон в сознании и выкинет какой-нибудь фокус? Хорошо если опять птицей окно разобьёт, а если бросится в рукопашную? Как его тогда угомонить, чтобы сильнее не травмировать?
- Сюда.
Ньютон лежал под зелёным больничным покрывалом на узкой койке. Его голову охватывали бинты, щёки и нос были заклеены пластырями, по краям которых проглядывались края длинных царапин. Он, казалось, мирно спал, ни о чём не думая и не видя снов.
Тесей приблизился, получив, наконец, возможность разглядеть брата при свете и в менее стрессовой ситуации. Покой разгладил черты его худого лица, скрыв ненависть и холод под маской.
- При нём не было документов и страховки, верно? - спросил Тесей через плечо, хотя и так знал - не было. А без них даже в этой государственной клинике Ньютону светило только базовое лечение. - Я оплачу лечение.
Из головы дежурившей медсестры он уже знал, что у брата сломаны два ребра, сотрясение мозга и множество ушибов и ссадин. Но он легко отделался - машина двигалась с небольшой скоростью - и скоро уже придёт в себя.
- Конечно, - кивнула медсестра, удаляясь.
Тесей присел на край койки, наблюдая, как из подвешенного на капельнице пакета с непонятными ему маркировками в вены брата по тонкой трубке струится какое-то лекарство. Как мерно бьётся сердце человека за ширмой, вокруг которого сгрудились немногочисленные родственники, как разгадывает кроссворд ожидающий выписки пенсионер в конце палаты. Тесей коснулся двумя пальцами скулы брата, несмело провёл до подбородка и, решившись, разжал стиснутую в кулак ладонь, осторожно кладя её Ньютону на холодный лоб. Молча он вглядывался в это расслабленное лицо, стремясь запомнить именно таким - спокойным, не искажённым желанием убить, отомстить. Вряд ли ему ещё представится шанс увидеть Ньютона таким, и как жаль, что во сне тот не улыбался.
- Я хочу вернуться к истокам, - прошептал Тесей, перемещая ладонь на запястье брата, свободное от катетеров, и слегка сжимая. - И знаю, что ты последуешь за мной.
Он снял синий шейный платок, под которым прятал синяки, и, сложив в несколько слоёв, повязал вокруг запястья Ньютон. Затем встал, услышав приближение медсестры.
- Только поправься сначала, - он, как и в вечер первой их спустя столь много лет встречи, наклонился и коснулся губами испятнанного веснушками лба.

- Оплата наличными, - сказал Тесей, просматривая договор и ставя внизу подпись. Дама-бухгалтер протянула ему счёт, который Тесей тоже подписал, левой рукой вынимая из внутреннего кармана толстовки кошелёк. Притаившаяся там же птица ущипнула его за палец. Минутой ранее он, грустно потупив взгляд, попросил не говорить, кто спонсор лечения и сослаться на Медикейд.
"У нас с братом... не очень хорошие отношения. Не хочу, чтобы он разозлился сильнее".
Медсестра сочувственно ему кивнула, а Тесей чувствовал только злость. В большей степени - на себя.
- Ваша копия, мистер Крейг.
- Благодарю, - он сложил вдвое листы и убрал в карман сумки, выходя за дверь бухгалтерии. Снова тренькнул телефон. Тесей посмотрел на сообщение и улыбнулся. Потенциальный работодатель подтвердил встречу, а значит, у него появился реальный шанс покинуть страну.
Он бодро шагал по коридору, намереваясь поскорее покинуть больницу и оказаться подальше от 213-стрит и поближе к порту, когда почувствовал на себе внимательный и, что главное, узнающий взгляд. Он обернулся и увидел девушку в строгом деловом костюме, какие носила Дана Скалли. У неё был хищный взгляд и тонкие, сведённые в линию напряжённые губы.
"Он", - прочитал Тесей, и поспешил к лестнице, обходя снующих туда-сюда пациентов и врачей. Девушка поспешила следом, но толпа мешала и ей, хоть обходила она людей профессионально.
"ЦРУ, спецотдел", - Тесею не нужно было видеть глаза людей, чтобы читать их мысли, но без должного сосредоточения он мог только ухватывать обрывки, слишком занятый тем, чтобы сбежать и не попасться.
"Не догоню. Звонок".
Значит, сейчас по его душу нагрянут. И, не поймав, начнут проверку, узнают, зачем он приходил, найдут Ньюта, и что тогда?..
Он остановился. Совершенно безумная мысль сдаться, чтобы обезопасить брата, посетила голову.
- Что же вы остановились? - словно из ниоткуда возникла ещё одна девушка. Её светлые волосы и улыбчивые глаза показались Тесею знакомыми. - Уходите, не задерживайтесь. Вам нужно идти дальше.
Она пихнула его узкой ладонью в грудь несильно, но ощутимо, сурово нахмурив брови, как отчитывающая школьника учительница.
- Ну же! - повысила она голос. - Уходите!
Странная сила звучала в её интонациях. Уверенность в своих словах.
"Я - как вы", - прочитал он, и в то же мгновение ноги понесли его вниз по лестнице. Он уведёт опасность от брата, но иначе.

***

- Ты дала ему уйти, - Тина недовольно посмотрела на сестру, слегка покачивающуюся на пластиковом стуле в больничном кафетерии в такт игравшей зажигательной латиноамериканской мелодии.
- Да, - кивнула Куинни, пододвигая через стол поднос, на котором лежал нетронутый хот-дог. - Будешь?
- Почему? - Тина откусила кусок сосиски. В её личном рейтинге хот-догов этот, пожалуй, находился на шестом месте, потеснив палатку у Пенсильванского вокзала.
- Они - как мы, Тинни, - грустно и немного рассеянно улыбнулась Куинни. Вдруг кафетерий вокруг преобразился. Не было больше поскрипывающих пластиковых стульев и обедающих врачей. Мягкий солнечный свет струился из окна во всю стену, падая так, что едва можно было различить стоящие у дверей в комнату фигуры в чёрных костюмах, - если бы нас разлучили. С ними поступили несправедливо. Я не могу множить эту несправедливость.
- Мистеру Гриндевальду это не понравится.
Видение растало. Тина давно привыкла к тому, что, стоило её сестре задуматься, как мир вокруг вдруг менялся на несколько секунд, и не обращала внимания. Но научилась определять эмоциональное состояние Куинни по содержанию этих видений. И сейчас та была настроена решительно.
- Я ведь напрямую и не работаю на мистера Гриндевальда, - Куинни отвела взгляд. Только ладони её нашли ладони Тины и крепко сжали. - Знаешь... Я последую за старшим. Он не причинит мне вреда. А младший не сможет причинить вреда тебе. Пусть мистер Гриндевальд подождёт.
~

+1

11

[indent] Если бы у Ньюта было счатсливое детство, оно сейчас обязательно бы ему приснилось. Ему бы приснилось, как мать, сидя у его кровати, гладит его по волосам, а его глаза, тронутые патокой сна, вот-вот закроются, и последнее, что он увидит прежде, чем упасть в сон - её красивое открытое лицо, да жесткий прямой волос цвета охры.
Ньют всегда думал, что мать его не любила. Был уверен, что и старший брат, принявший судьбу "избранного" в это семье, будет бежать от возмездия, от восстановления справедливости.
Ньюта никогда не любили. Он не представлял себе, как это - быть для кого-то важным, чувствовать, что чье-то сердце на этой земле беспокоится о тебе, болит, когда болит твоё.
Ньют не пониамл, что на самом деле просто устал. Устал от жизни никому не нужного человека. Устал быть тем человеком, с которым, случись что, никому не будет дела. О котором никто не проронит слезы. Одиночество пугало его, разверзая пасть под ногами. А там было темно, там было страшно... И Скамандер прекрасно понимал, что ему суждено оказаться в нутре этой гадюки - одиночества. На то обрекла его мать. И то не исправил старший брат.
Ньют знал, по чьей вине он несчастен, и стремился причинить такую же боль, с которой, как и любое живое существо, уже смирился. Но иногда, когда рутина отходила за ширму, он вспоминал всё...
Это забавно. Забавно, сколько яркими могут быть оттенки гнева. Ньют был из тех, кто считал, что счатье - удел лишь избранных. И оттого питал к ним ненависть.

[indent] Он резлепил веки, с трудом и лениво. Первое, что он почувствовал - сухость в носоглотке, отчего каждый вдох казался глотком чистой огненной эссенции. Он осмотрелся и понял, что находится в больничной палате. Рядом кто-то стоял. Он попытался приподняться, морщась от головной боли.
— Лежи, Ньют, - женщина в белом, все ещё расплывающаяся красками из-за отсутсвия фокусировки, мягко, но настойчиво нажала на грудь Скамандера и он глубже опустился на кровать. Отбелски люминисцентных ламп играли с её силуэтом. Впрочем, голос был Ньюту очень, очень знакомым. Он был из прошлого, почти из детства.
— Л-л...
— Не надо говорить, - спокойно сказал женщина и закончила что-то делать у того места, где была капельница с физраствором. — каким же ты стал... - сказала она с разочарованием, даже тоской. Ньют почувствовал, как кто-то коснулся его предплечья. Пальцы были холодные. — А я думала, они не смогут тебя сломать. Кого угодно, но не тебя.
Ньют зажмурился на несколько секунд, а потом снова открыл глаза, чтобы на этот раз уже различить девушку.
— Лита... Как ты меня нашла? Где я?
— Если тебя даже нашёл твой брат, мне тем более это не составило бы труда, - Лита коснулась чего-то на запястье Ньюта, и он попытался поднять ладонь к глазам, чтобы рассмотреть что-то на ощупь текстильное.
— Брат?.. - изогнув бровь, спросил Ньют как-то... жалобно.
— Да. И, кстати, будет лучше, если ты прекратишь бросаться под машины.
— Как... Где ты была все эти годы?
— Это не важно. Мой путь больше не пересекался с дорожкой Университета, и этого было мне достаточно. А ты скоро поправишься. Все заживет. Как коленки в детстве. Помнишь? - она чуть улыбнулась, и у Ньюта сжало сердце. Он не любил вспоминать детство. Он запретил себе возвращаться к детству, к юности. Там не было ничего, кроме боли. Но Литу он очень хорошо помнил.
Она вдруг сжала его ладонь очень крепко, мимолетно обернувшись на дверь.
— Нужно было тебе тогда убежать со мной, Ньют, - с жаром прошептала она и быстро отпустила руку. — А теперь... - легкая улыбка, будто намеренная что-то скрыть, — а теперь мне придется сменить место работы.
Ньюту нечего было ответить. Он отвел взгляд. Да, он изменился с тех пор. По крайней мере он думал, что очень изменился...
— Мне пора. Прощай, Ньют, - бросила Лита быстро и скрылась за соседней ширмой, приветствуя нарочито громко другого пациента. К Ньюту как раз подошёл врач. "Да у меня сегодня день посещений," - буркнул про себя Скамандер, протирая ладонью лицо.
— А, проснулись, Белоснежка? - врач явно исповедовал мысль, что если максимально заколебать пациента оптимизмом, то последний решит поскорее выздороветь и выписаться, лишь бы с этим человеком не пересекаться. И если что, лучше умереть от соплей и кашля.
— Состояние у вас стабильно, идете на поправку, через недельку выпишем, - доктор что-то пометил в своём планшете с видом Крестной Феи.
— Нет у меня недельки, - злобно буркнул Ньют, пытаясь отцепить с руки катетер.
— Это чего? - не унимался счастливый доктор, наблюдая за безуспешными попытками пациента.
— Ну, знаете, меня там Семь Гномов ждут. И Злая Королева со своим сраным яблоком.
Доктор расхохотался.
— Что ж, тогда я пойду заколдую мышей и тыкву!
Ньют оторвался от катетера и исподлобья посмотрел на доктора.
— Это из другой сказки вообще-то.
— Точно, - доктор указал стилусом в сторону Ньюта, — но в обеих был прекрасный принц, целующий прекрасную спящую принцессу.
Ньют поморщился, будто ему под нос подложили тухлый носок.
— Это вообще Спящая Красавица. До этого была Золушка и Белоснежка. Вы что, в детстве вместо сказок руководство к стиральной машинке читали?..
— Прекрасный юноша! - снова восхитился доктор, тыкая в сторону Ньюта стилусом. — К вам, кстати, посетитель.
По полу действительно застучали каблуки. Как затравленный подросток, которого ругали за курение травки за школой, Ньют перевел взгляд на приближающуюся директриссу. К слову, это она и была.
— Доброго дня, мистер Витт, - сцепив пальцы и опустив руки перед собой, надменным, даже властным тоном сказала женщина приятной внешности со смуглой кожей. — Не оставите нас, доктор?
— Несомненно, несомненно, - похахатывая, ответил доктор и вышел из палаты, что-то насвистывая себе под нос. Мадам Директор проводила его взглядом и вернулась к Ньюту. Тот все ещё смотрел на неё так, точно она спалила все его подарки на Рождество, хотя он весь год был хорошим мальчиком.
— Непрофессионально, - сказала она, не расцепляя рук. — Как прикажете оценивать вашу работу?
— А как вам будет угодно, - дерзко ответил Ньют и опять уставился на неё. — Хотите вывести меня из игры - валяйте. Смерти я не боюсь, а родных у меня нет.
— Дерзите, мистер Витт... - она прошлась до стула рядом с его кроватью, и, придирчиво осмотрев его, села. — И по поводу родных откровенно врете. У вас есть брат, и мы оба это знаем.
— У меня есть Объект, и есть Задание. И я его выполняю.
Женщина чуть хмыкнула, затем положила ногу на ногу и скрестила пальцы на коленях.
— Давайте так, мистер Витт. Даю вам ещё два дня. Если за два дня вы не справляетесь, я поручаю это задание кому-нибудь другому. Кому-нибудь, кто эмоционально не заинтересован в Объекте.
Тут Ньют рассмеялся. Серафина спокойно выдержала его выходку, наблюдая, лишь чуть-чуть приподняв бровь.
— Нет, не поручите. А знаете почему? Потому что для этого задания я идеально подхожу именно своей эмоциональной заинтересованностью. Это все равно, что пустить собаку в погоню за кошкой - очень удачное решение. Думаете, я не понял? Столько лет я занимался точечной чисткой... - Ньют бегло посмотрел на занавеску, - принтеров, и вот выдаете мне задание - поезжай-ка в гребаный офис "Epson" и сделай так, чтобы вместо принтеров они начали выпускать корм для кошек.
Серафина слушала его внимательно, на её лице не было заметно ни одной лишней эмоции.
— Так что не надо. меня. запугивать, госпожа Директор Магазина с Принтерами, - с ядом закончил Скамандер, выгибая голову как хищная змея. Если бы мог - стал бы шипеть.
— Вы что это, хамите мне? - наконец, осведомилась Сераифна.
Ньют не ответил, все ещё глядя на неё. Руки у Ньюта вдруг начали дрожать. Серафина встала с кресла и подошла ближе, нагибаясь к кровати Ньюта.
— Делая скидку на то, что вы ударились головой, мистер Сни, и, вероятно, себя не контролируете, - она говорила спокойно, но Ньюта начало выворачивать от боли. Он сцепил зубы, чтобы не закричать. На шее напряглись мышцы, — я не буду превращать вас в пыль прямо сейчас, хотя у меня даже есть заветная перчатка, - он поджала губы. — Закончите свою работу, Витт, и... позврослейте, наконец.
Ньют был готов сорваться на крик от невыносимой боли, но тут все внезапно кончилось, а Серафина исчезла, будто и никогда не появлялась.
Ньют стал спешно дышать, будто только что бежал стометровку. Все тело было мокрым от пота.
С Серафиной было опасно шутить, потому что её способности, в отличае от остальных, были целенаправлены на причинение боли. Сни знал, что многие сходили с ума после её посещений. Кого-то уже никогда не видели...
Но он не боялся.

[indent] — Да, я надеюсь, что это возможно, мистер...
— Витт. Я уверен, произошла ошибка. Знаете, доктора ведь иногда тоже ошибаются, - Ньют улыбнулся девушке за стойкой регистрации. Она попыталась улыбнуться в ответ, на секндочку отрываясь от экрана ноутбука.
— Д-да... Оплата была произведена наличными сегодня около двух часов назад. Плательщик пожелал остаться анонимным.
— Анонимным... - Ньют, не сдержавшись, ядовито усмехнулся, в мгновение теряя всю свою обворожительность. Но девушка за стойкой не увидела.
— Я думаю, мы можем вернуть вам деньги, так как контакты и адрес все равно тем мистером оставлены не были... И оплату через систему вожно откатить.
— Да, и сменить ренгенный аппарат. Кто бы мог подумать, приписал мне два сломанных ребра. И сотрясение мозга...
— Да, да... - тоже вежливо посмеялась девушка. Ньют видел, что она все ещё сомневается. Нужно было добить её.
— У вас есть кошка, ведь так? - спросил он.
— Да, как вы узнали?
— Будем считать, что я профессиональный кошатник. Она не слушается, верно?
— Д-да.. - удивленно улыбалась девушка, глядя на Ньюта как на фокусника без циллиндра.
— Позволите помочь? Если дадите ручку и листок, я напишу вам, что делать.
Девушка слегка недоверчиво протянула Ньюту листок и ручку, а сама, меж тем, стала заниматься кассой.
Спустя ещё сорок минут Ньюта, с глубочайшими пожеланиями здоровья, выпустили на свободу. В общем-то, ему даже не понадобилась магия для того, чтобы выбраться из больницы, всю работу за него (или для него?) сделала Лита, от рождения способная лечить. Напомнив Ньюту про разбитые колени, она воскресила в его памяти воспоминания об Университете. О том, как она тайком "зализывала" его раны, когда они дружили. Но одно дело - наложенеи рук, совсем другое - сломанные ребра и голова с встряхнутым мозгом. Ньют не был уверен, но решил, что она добавила в физраствор немного своей крови.
А он даже не успел её поблагодарить. Впрочем, лучше бы им было вовсе не встречаться.

[indent] Ньют шёл по улице, вливаясь в поток вышедших с работы офисных служак. Черный цвет как и всегда хорошо помогал ему слиться с местностью, оставаться незаметным, будучи на виду. Он вынул из кармана синий платок и сжал в кулаке, чтобы не выронить на ходу. Система в голове Ньюта ломалась и сбоила. С одной стороны от Университета была поставлена четкая задача: найти Тесея Скамандера, заставить его слить информацию, убить. С другой стороны был Тесей, который не убил своего преследователя, а сам стал... преследователем. К тому же ещё и благородным принцем, щедрым на поцелуи и, возможно, на деньги (хотя тут Скамандер все ещё сомневался, что спонсором был именно брат, а не, скажем, Перси или вовсе третье лицо). Скамандер чувствовал, как ломается, отказываясь что-либо понимать. Была мысль о том, что Тесей пытается вести запутанную игру и, может быть, пытается вывести Ньюта из игры каким-то своим способом?
Но... зачем? Тесей мог прийти в больницу и пустить пулю в лоб брату, ведь знал, что Ньют его не пощадит. Мог в это время благополучно ложками копать тоннель под городом, чтобы поскорее убраться. Мог... да все что угодно, но не то, чем занимал себя в последние дни. Ньют опустил голову и посмотрел на платок, который был сжат в ладони. Тесей будто не пытается сбежать. Будто пытается сказать что-то, будто бы дать подсказку. Это что, квест с тайным знанием? Но зачем такие сложности, если какую-нибудь информацию в стиле "я вообще-то не Тесей и не агент МИ-6, ацтань" можно было написать тем же способом, каким сегодня утром он сообщил о группе для депрессивных девочек подростков.
Это было бы обычное задание, если бы не было одного "но". Одного важного "но", которому до этого Ньют не придавал значения. То, что Ньют был Тесею братом.
Скамандер остановился перед вывеской кофейни "Серая собака" и решил, что это заведение ему подойдет. Ужасно хотелось выпить какао и что-нибудь съесть. Что-нибудь, отличное от больничной пищи. К тому же, врачевание Литы имело одну особенность, сущую мелочь впротивовес здоровому организму: аппетит после всего этого был просто зверский.  А ещё ему казалось, что девушка, которую он уже видел на третьем повороте в отражении витрин за собой, села ему на хвост.
И не ошибся, когда увидел, как она заходит в то же самое кафе, в которое юркнул он.
В ожидании заказа, Ньют достал телефон-раскладушку и зашёл во входящие. В левой руке он все ещё сжимал платок. По хребту туда-сюда ходили мурашки, хотя в помещении было тепло. Ньют поднял очки на голову и с жадностью ещё раз вчитался в сообщения брата. "Как голова?", "Напиши, как послушаешь", "Тесей".
Ньют перевел взгляд на платок в ладони. Франт. Кто носит платки? Хотя под цвет глаз, возможно, Тесею он очень шёл.
В желудке завозились ежи. Ньют поймал проскочившую мысль - ему хотелось увидеть Тесея. Спросить его самого, какого черта тот затеял. Почему изображает из себя что-то... непонятное. Почему не делает того, что Ньют от него ожидает.
Ньют воровато оглянулся по сторонам. Женщина в строгом костюме сидела за столиком поодаль и, делая вид, что читает меню, следила за тем, что делает Ньют. Скамандеру это надоело. Он пошарился во внутреннем кармане пальто, а затем спокойно положил руку обратно на стол, делая вид, что просто... почесался.
Меж тем паук, которого он выпустил, аккуратно добрался до женщины в строгом костюме и с короткой стрижкой и укусил её за оголенную лодыжку. Как только она дернулась, интуитивно оборачиваясь вниз, Ньют позвал подопечного назад, через дальний столик, где как раз только собиралась сесть пара студентов. Каракурт из семейства черных вдов, который бог знает как появился у Ньюта, уже не первый раз элегантно спасал Ньюта от преследования. У Ньюта был и другой питомец, способный убить... Но сегодня он убивать больше не хотел, довольно было и водителя такси, девушку можно было просто вывести из строя ядом, действующим на нервную систему и организмы в целом. У Ньюта будет 10-15 минут прежде, чем девушка почувствует неладное: он как раз успеет прикончить свой сэндвич и какао с маршмелоу и шоколадным сиропом. Все-таки благодаря брату у него теперь были немаленькие деньги, и он мог немножко пошиковать, прекращая питаться в дешевых столовых хотябы на время.

[indent] Ньют посмотрел на часы. Пора. Яд сейчас начнет действовать. Он спрятал телефон во внутренний карман к платку и бросил наличные на стол, придавив их стаканом. Благодаря длинным ногам шустро выходя из кофейни. Он видел, как женщина в строгом костюме подорвалась его преследовать, но уже не смогла справиться с собой, падая на столик и роняя посуду и соседа. Шумиха была Ньюту очень на руку. Он бросил на неё последний взгляд и скрылся на противоположной стороне улицы, аккуратно и внимательно перебегая через дорогу.
Теперь нужно было найти Тесея (впрочем, как и прежде). Ньют опять достал раскладушку и с тревогой посмотрел на экранчик. Ставки в игре повышались: мадам Директор была недовольно, дав два дня на поимку Тесея, какая-то непонятная слежка и выживший из ума Прекрасный Принц без коня. Белоснежка была не в восторге от складывавшейся ситуацию, хотя уже и сожрала сонное яблоко.
Ньют решился. Закусив нижнюю губу, он застучал по клавишам, периодически огибая зазевавшихся туристов.
"Видимо, ты сам неплохо ударился головой, раз до сих пор меня не пристрелил. Одна наша общая знакомая сказала, что ты был в больнице и оставил мне свой платок. Тебе же достает ума понимать, что я могу по твоему запаху пустить свору собак всего Нью-Йорка? Иначе я снова возвращаюсь к вопросу об ударе головой (а она, между прочим, мне нужна)."
Ньют быстро перечитал и нажал отправить. Простенькая анимация желтого конвертика прыгала несколько секунд, нервируя Ньюта, пока, наконец, не высветила заветное "доставлено". И Ньют как будто сам этому удивился. Перечитав во второй раз он понял, что все сообщение направлено на выражение агрессии и злобы, и никакой смысловой нагрузки не несет, поэтому начал набирать ещё одно.
"Нужно было играть в рыцаря тогда, когда мать отдала меня в Университет, сочтя менее перспективным." - губы Ньют дрогнули в дуге книзу, он замер, чуть задумался, а потом продолжил.  " Я оценил попытку. Отдай мне информацию и катись к черту."
~[status]killing strangers[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Newton Scamander (2018-05-29 17:29:40)

+1

12

Лёгкий ветерок трепал его волосы. В воздухе пахло летом: цветочной пыльцой, варёной кукурузой и химией от мыльных пузырей, которые запускала толпа детей младшего школьного возраста, носившихся по дорожкам, пока родители пили лимонад из ярких термосов в тени. Напротив держалась за руки оживлённо обсуждавшая грядущую игровую выставку парочка, правда, девушку больше заботил вопрос, сможет ли она ещё час просидеть в этом царстве аллергенов.
Запустив пальцы в светлые пряди (оказывается, блонд всё-таки ему шёл, только другого оттенка), Тесей провёл по ним, откидывая со лба чёлку. Радикально менять причёску он всё же не стал, но даже смена цвета приносила ему странное ощущение инаковости. Словно его заменили на другого. Жаль, что не на Джеймса Крейга, чью роль он неплохо исполнял целый год.
В наушниках играла заводная песенка из какого-то нового диснеевского мультфильма. Или не очень нового, но зато популярного, судя по той тьме ремиксов и каверов, что выдавал плеер в графе "похожие". Тесей слегка покачивал ногой в ритм мелодии, мысленно разбирая её на ноты и представляя, как оную можно было бы сыграть на рояле - признаться, по своему инструменту он скучал. Со стороны казалось, что всё у него хорошо. Чуть подзажили ссадины на лице, спал отёк носа. Только синяки на шее он прятал под наглухо застёгнутой толстовкой, из-за чего ему было жарче, чем раздетым до футболок и маек людям вокруг.
В кармане лежал вырванный из записной книжки листок с номером и названием судна и его местом в порту. Капитан - приземистый полный мексиканец с хитрыми тёмными глазами и кубинской сигарой в зубах не показался Тесею законопослушным гражданином, и, порывшись в сплетении мыслей (весьма прагматичных), он подтвердил свои подозрения. Впрочем, контрабанда вьетнамских подделок по Диор - это не наркотики и палёный шотландский виски. К тому же, "Слепая свинья" отправлялась в Ирландию через день - что было выгодно Тесею, а капитану был выгоден согласный на не очень высокую зарплату бухгалтер.
Ещё из головы капитана Тесей выудил судовое его прозвище - Гнарлак, и, так и не запомнив длинное настоящее (вот же послала судьба несчастному отца-идейного марксиста), понял, что он не одинок.
Оставалось продержаться в живых всего день, и он покинет переставшую быть гостеприимным райским уголком Америку, рискуя отныне головой ещё больше.
Сущий безумец.

Песню прервал сигнал сообщения. Тесей встрепенулся, открыл глаза и опустил взгляд на карман, нахмурившись.
Номер был, конечно же, неизвестный. Но в диалоге уже было два зелёных сообщения.
"Видимо, ты сам неплохо ударился головой, раз до сих пор меня не пристрелил. Одна наша общая знакомая сказала, что ты был в больнице и оставил мне свой платок. Тебе же достает ума понимать, что я могу по твоему запаху пустить свору собак всего Нью-Йорка? Иначе я снова возвращаюсь к вопросу об ударе головой (а она, между прочим, мне нужна)."
Он улыбнулся так искренне и светло, что со стороны можно было подумать, будто он ведёт диалог с любимой девушкой. Голубые глаза бегали по каждой строчке, перечитывая это полное злости послание.
"Нужно было играть в рыцаря тогда, когда мать отдала меня в Университет, сочтя менее перспективным. Я оценил попытку. Отдай мне информацию и катись к черту."
Эйфория от первых - пусть не услышанных, но всё же - слов брата схлынула так же, как родилась. Место её заняли мрачные размышления о перспективах. Вопросов было - сотня, но вряд ли Ньютон согласится ответить на всё вот так. И надеяться не стоило.
Что за "общая знакомая"? Как здоровье брата (очевидно, неплохо, раз он может связно писать)? И другие, более практичные вопросы роем пчёл жужжали в голове Тесея. Пожалуй, окажись вдруг невдалеке телепат, он схлопотал бы мигрень при попытке прочесть эти беспокойно пляшущие мысли.
"Судя по всему, - набрал Тесей, - с тобой всё в порядке. Это хорошо. Я, хоть и не кинолог, но кое-что о собачьем нюхе знаю. И платок приведёт тебя в индийскую забегаловку в Бронксе. Рекомендую у них карри".
Как первое сообщение Ньютона не несло в себе никакого смысла, одну агрессию, так Тесей в своём тоже ничего существенного не написал. Но со стороны это даже можно было принять за осмысленную переписку.
"Что это за "Университет", о котором ты постоянно упоминаешь?"
Ну, как постоянно. Одно сообщение, а ещё много - в мыслях, когда Ньютон переступил порог квартиры Тесея, и когда пытался того придушить. Но больше Тесея волновало "мать отдала меня". Он хотел написать, что это - ложь. Мама любила Ньютона, он зря её ненавидел, и после его похищения прожила недолго. Ньютон, похоже, этого не знал.
Но вместо обвинительного "мама никогда не считала тебя менее перспективным" или вопросительного "кто тебе сказал эту ложь?", он, понимавший специфику работы наёмных и не очень убийц, напечатал:
"Сколько тебе дали времени на мои поиски?".
~

Отредактировано Theseus Scamander (2018-05-31 22:25:01)

+1

13

[indent] Ньют, засунув глубоко руки в свой плащ, с угрюмым видом двигался в толпе, бросая на прохожих взгляд "ща в морду вцеплюсь". Идея пустить по следу Тесея собак все ещё прыгала на окраине сознания, но пока Ньют откладывал это. Интересно, ответит ли брат? Или это был разовая акция милосердия? Играем в хорошего брата, стараемся. С другой стороны, Ньют понимал, что далеко Тесей уйти не мог бы, скажем так, в рамках города он все ещё должен был находиться.
Ньют повернул за угол на менее оживленную улицу и продолжил свой путь. Он никуда конкретно не шёл, просто двигался по городу, чтобы понять, отцепился ли он от слежки. Дама в брючном костюме не слишком радовала Ньюта в плане грядущих проблем. Это означало, что в игру вмешивается кто-то третий, и за Тесеем охотится не только он.
А это уже личное. Если кто и заслуживает разбирательства со Скамандером, то это только он. Ньют.

[indent] Скамандер вынул телефон, чтобы связаться с Энерго и сообщить о том, что за ним хвост и, кажется, проблемы теперь не только у него, но и у университета. Но вместо этого на экране высветился номер, который, откровенно говоря, Ньют уже успел выучить.
Скамандер остановился посреди тротуара, идущие за ним резко обогнули возникшее препятствие. Что же, Тесей ответил слишком быстро, будто действительно ждал ответа. Это давало некоторую пищу к размышлению. Но сейчас нужно было куда-нибудь сесть, чтобы не "светить" экраном. Как бы забавно это ни было, но переписываться со своим Объектом до того, как выполнить Задание - что-то из области фантастики, но никак уж не работы Ньюта.
Скамандер покрутил головой по сторонам, напротив был магазин сумок. "Пойдет," - решил он и толкнул дверь магазинчика.
— Добрый день, - вперед тут же выехала женщина в фирменном костюме с короткой стрижкой "под мальчика" и парой татуировок на затылочной части шеи. — Могу я вам помочь?
Ньют прищурился, держа в руках закрытую раскладушку: — Да, пожалуй, что можете. Мне нужно примерить чемодан.
— Примерить?..
— Я что, говорю с дефектами речи?
— А, конечно, простите. Примерочные в конце зала по правую руку.
— Вот уж спасибо.
На счастье Ньюта, в магазине были не только сумки, но и небольшое количество фиглярской одежды от модных дизайнеров. Ему как раз стоило бы сменить внешний вид. Хотя бы избавиться от черного цвета и притвориться туристом.
Он взял с витрины чемодан, выполненный в стиле "типо исколесил весь мир", брюки темно-синего цвета, голубую футболку из материала, похожего на шёлк, и джинсовку черного цвета. Ах да, ещё пару ботинок потертого вида для довершения образа заядлого туриста.
"Братец платит," - самодовольно подумал Скамандер и хорошенько закрыл дверь примерочной, проверив на наличие камер (и нарушение американского священного личного пространства), наконец, быстро разделся и переложил все из пальто в джинсовку. Что-то, к сожалению, отправилось в чемодан. Новый вид красил Ньюта. Особенно голубая футболка, н-да.
Наконец, он взлохматил волосы, свалил всю свою одежду в чемодан (вместе с очками) и сел на него сверху, торопливо открывая раскладушку, чтобы прочесть сообщения брата.

Судя по всему, с тобой всё в порядке. Это хорошо. Я, хоть и не кинолог, но кое-что о собачьем нюхе знаю. И платок приведёт тебя в индийскую забегаловку в Бронксе. Рекомендую у них карри.


Прочитав первое сообщение, Ньют поморщился. Мерзкий Тесей! Достав из кармана платок брата, Ньют его тщательно понюхал: да, запах от карри действительно был сильный. Но он, пусть и на большую часть забивал истинный запах Тесея, не выводил его полностью. И животные, ощущающие запахи иначе, смогли бы кое-чего различить. Ко всему прочему, если брату действительно доставало ума носить его на шее, где кожа очень нежная...
Второе сообщение не заставило себя ждать. А за ним и третье.

Что это за "Университет", о котором ты постоянно упоминаешь?

Сколько тебе дали времени на мои поиски?

Ньют приподнял бровь, перечитывая два последних сообщения. Теперь это становилось забавным.
Да, все, что эти годы мог Ньют - это только представлять, домысливать характер своего брата. Но он не представлял его как человека, который мог задать такой вопрос своему злейшему врагу.
Ньют посмотрел в зеркало примерочной на свое отражение. А ведь они с братом были совсем не похожи. По крайней мере в темноте и на фотографиях, что ему дал Университет. Зато Ньют хорошо знал, что он очень похож на мать.
Ньют поджал губы, чуть прищурился, а потом написал ответ.

А ты точно агент МИ-6?.. Следующий вопрос будет о том, какую же информацию Университет хочет от тебя получить?

Выпустив свой сарказм на волю (вместе с ядом) Ньют перечитал первое и третье сообщения, размышляя над грамотным ответом. В примерочную тут постучали.
— Вам что-нибудь подошло? Может быть нужен другой размер?
— Э, нет. Думаю над тем, идет ли мне голубой цвет. Не дадите мне ещё время? Я куплю все. Чемодан прекрасно подходит к цвету глаз.
Девушка за дверью явно покрутила у виска пальцем, показывая, что на этот раз покупатель точно с гусями.
— Хорошо, конечно. Если вам что-то...
— Понял, знаю, спасибо.
Ньюту не терпелось отвязаться от консультанта. Его ждал ответ на смс - а это покруче прочего увлекает.

Слушаешь группу для депрессивных девочек, но не смотришь фильмы про супергероев? В детстве весь дом был в журналах с комиксами. Над твоей кроватью висел постер с Прайд. Была у нас одна такая, потом "профессор Чарльз" отправил её к праотцам за провал Задания. А мне вот всегда Магнето нравился. Кстати, я с ним сплю.

Ньют нажал "отправить" раньше, чем перечитал. Пока конвертик скакал, Скамандер успел окрестить себя петухом за бахвальство, и принялся за третье сообщение, которое, помимо переливания злости из одного сообщения в другое, должно было нести в себе что-то дельное.

Так и быть, скажу. Два дня. Можешь готовиться, потому что за это время мы наверняка встретимся и я получу то, что ищу.

"Отправлено".
Ньют подумал ещё и добавил.

... уже 20 лет.

~[status]killing strangers[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GZFD.png[/icon][sign] [/sign]

+1

14

Яркое солнце пробилось сквозь плотные облака, окутывающие город после дождя, точно острыми кинжалами пронзив небесные тверди. Из тонких ран заструилась золотая кровь, и тёмно-серому Цезарю недолго ещё оставалось властвовать в вышине. Судя по всплывшему баннеру, через пару часов должно было совсем распогодиться и даже ночью температура не должна была сильно упасть.
Тесей повертел в руках телефон и, подумав, отсоединил от зарядке (о, спасибо тебе, клиентоориентированная Америка, за скамейки со встроеннымипавер-банками), чтобы уйти вглуби парка к Бельведерскому замку. Там, сидя в тени псевдо-средневековых стен, ему было комфортнее отвечать на сообщения. Он мог почувствовать приближение любого недобро настроенного человека за сотню метров, и в толпе было объективно безопасней, но этот диалог, как незримая нить, связал его с братом. Это было слишком интимно, чтобы хоть кто-то мог заглянуть через плечо и проникнуть в тайну переписки.

А ты точно агент МИ-6?.. Следующий вопрос будет о том, какую же информацию Университет хочет от тебя получить?

Тесей улыбнулся. Его куратор - Трэверс - любил повторять эту фразочку из боевиков 90-х про "небывших бывших секретных агентов". В художественных произведениях все эти агенты долго и счастливо не жили (то есть, долго ещё может быть, но точно не счастливо). На пятом романе на эту тему Тесей понял, что его жутко бесит штамп с мёртвой подружкой главного героя, во имя мести за которую тот возвращается на службу, и поэтому читать романы про шпионов бросил. Потом, правда, всё равно ещё парочкой заинтересовался.

Я в добровольной отставке. И никогда не был на официальной службе.

Вот, они уже начали постепенно узнавать друг друга. Того и гляди, будут по миру колесить, на каждом шагу сыпля смсками "да ты слушаешь музыку для девочек! - я выше гендерных стереотипов!".

Слушаешь группу для депрессивных девочек, но не смотришь фильмы про супергероев? В детстве весь дом был в журналах с комиксами. Над твоей кроватью висел постер с Прайд. Была у нас одна такая, потом "профессор Чарльз" отправил её к праотцам за провал Задания.

Тесея точно прошибла молния. В самом деле, откуда в их доме оксфордского профессора антиковедения и уважаемого адвоката было столько комиксов про Людей-Х? Не самое ожидаемое чтиво для людей, на чьих книжных полках соседствовали юридические журналы и книги Яна и Алейды Ассманов, а из художественной литературы - пять изданий Мэри Рено.
Он ведь именно из-за этих комиксов, открыв в себе способность читать мысли, скрывал приобретённое знание ото всех. Только брату сказал. В книгах сверхспособности обычно были наследственными, и он полагал, что и Ньюта ждёт какой-то дар.

А мне вот всегда Магнето нравился. Кстати, я с ним сплю.

Ну, кого в наше время этим удивишь.

А с Фассбендером или с Гэндальфом?

Тесей рассмеялся. Святой Патрик Стюарт, как же это было и смешно и больно. Вот так переписываться с братом, зная, что не сможешь услышать из его уст что-то отличное от проклятий. Тесей начинал раскручивать мысль, что зародилась в его сознании ещё при первой встрече после разлуки. Тесей вёл себя не так, как ждал, как хотел того Ньютон. И брата это злило, выводило из себя, заставляло в переписки выплёскивать эмоции. Может, хоть так он надеялся получить заветную реакцию, что ляжет несмываемыми строчками в ранее написанный в его голове сценарий.

Так и быть, скажу. Два дня. Можешь готовиться, потому что за это время мы наверняка встретимся и я получу то, что ищу.

Тесей откинулся спиной на парапет. Людей вокруг было немного, только какие-то чернокожие подростки в нарядах "Фифти-сент всё ещё тащит" слушали незамысловатый бит из кассетного (!) магнитофона в дальнем конце площадки.

Я уезжаю. Я тоже кое-что искал эти 20 лет.
Если ты так хочешь от меня информацию, но не хочешь играть в загадки типа "первая часть ключа там, где зомби, помнящие двадцатые, на заклание отдали двух агнцев", думаю, догадаешься, куда и зачем я уезжаю.

Это было опасно. Весьма. Может, не понимай он, чем Ньютону грозит провал, он не стал бы и намёка давать на своё возможное местоположение. За семь дней, что Тесей проведёт в море, Ньютон вполне может избежать нежелательной встречи со своими заказчиками.

И раз уж мы заговорили о фильмах про супергероев, посмотри первых Стражей Галактики. Особенно внимательно примерно на 1:40. Отрезвляет.

~

+1

15

[indent] "Фассбендер или Гендальф", - фыркнул про себя в очередной раз Ньют. Его и задела, и порадовала шутка брата, на секундочку давая отвлечься от собственного мира. Фассбендер или Гендальф. Оставалось надеяться, что под Тесеем провалилась земля, когда он посмел упомянуть имя Серого (а потом и Белого) всуе. Хотя, если бы было так - тем проще было бы найти агента-не агента из МИ-6.

Если спрашиваешь потому, что надеешься, что хоть один достанется тебе - то выкуси, мои оба.


Быстро захлопнув крышку телефона и встав с места, Ньют, наконец, выбрался из примерочной, таща за собой свой дурацкий чемодан.
— Оплата наличными, - не утруждая себя улыбкой, бросил Ньют и уже через пять минут был свободен как ветер.
В заднем кармане новых брюк завибрировала раскладушка и у Ньюта все подобралось внутри. Руки чесались поскорее прочесть, но на улице читать Ньют не планировал.
В конце улице он увидел автобусную остановку. Воровато оглянувшись в лучшем стиле осторожного суперагента, он перешёл на бег, чтобы успеть на свой рейс. Телефон брынькнул ещё раз, когда Ньют остановился у столба с надписью "M8 West Village". Он глянул на часы - ни для чего, просто так - и обернулся на дорогу в ожидании автобуса. На улице почти не было прохожих.

[indent] В душе ангелы боролись с демонами. Как ни странно, но ангелы там каким-то чудом ещё успели сохраниться. Именно сейчас в голову Ньюта забралась крамольная мысль о том, чтобы попытаться оправдать брата. Естественно, она тут же с жаром была задвинута, но сам факт её появления уже говорил о многом. Очень о многом.
Ньют запрокинул голову и уставился на высотное здание, щурясь от солнца, стал рассматривать его окна. У Ньюта не было семьи, можно сказать, что почти никогда. Те крохотные воспоминания о детстве, что он пытался удержать, были изъезжены по сотне раз им же самим. Кто-то говорил, что семью не выбирают. И кому-то везет, кому-то нет... Ньют категорически был против такого варианта развития событий и считал, что сам волен выбирать тех, с кем хочет быть, а с кем нет. Но так получилось, что ему было уже тридцать, а кроме приходящего на ночь Энерго он так никем и не обзавелся. И зверье было не в счет, потому что хоть Скамандер и понимал его, это было совсем другим... Человек - не животное. 

[indent] Пофыркивая, к автобусной остановке подъехал автобус и Скамандер с легкостью запрыгнул внутрь. В части, ближней к водителю, сидела пара бабушек и какой-то увлеченный телефоном студент. Ньют оплатил проезд и сел в задней части телефона, так же, как тот впечатлительный подросток, вытаскивая из заднего кармана телефон.

Я уезжаю. Я тоже кое-что искал эти 20 лет.
Если ты так хочешь от меня информацию, но не хочешь играть в загадки типа "первая часть ключа там, где зомби, помнящие двадцатые, на заклание отдали двух агнцев", думаю, догадаешься, куда и зачем я уезжаю.

"Чего?.." - подумал Ньют. С ходу было ничего не ясно, поэтому Скамандер раскрыл второе сообщение в надежде на пояснения...

И раз уж мы заговорили о фильмах про супергероев, посмотри первых Стражей Галактики. Особенно внимательно примерно на 1:40. Отрезвляет.

... но не тут-то было.
Ньют вернулся к первому сообщению и внимательно его прочел.
Сначала Ньют грешным делом подумал о том, что Тесей, говоря "я тоже кое-что искал 20 лет" говорит о нём, потому как хорошо помнил его первую реакцию на квартире. Но это в корне расходилось с тем, что Тесей уезжает.
"Я же здесь, тупая башка," - со злостью мелкого хомячка подумал про себя Скамандер и фыркнул. А что ещё он может искать 20 лет? Какую-нибудь пафосную фигню вроде "покоя", "счастья" или "дома"?.. Ладно. Но собака была зарыта далеко не тут - вторая часть сообщения просто вынесла Ньюту мозг.
— И что это за хрень, - шепотом, фактически одними губами выдал Ньют, морщась. Однако загадка уже занимала его мозг. Что за кроссовер библии и зомбипокалипсиса?..
Автобус остановился и с шипением открыл двери. Ньют осмотрел салон: никого не прибавилось, никого не убавилось.
Со Стражами было сложнее. Ньют, прямо-таки заинтригованный, вытащил из чемодана свой планшет и уперся ботиками в седушку кресла напротив, чуть-чуть сползая по сиденью. Ньют видел обе части, но пересматривать не хотел. Слишком... слишком больно было видеть, что у кого-то все хорошо. Да и способности здесь, в жизни, совсем не такие, как там, у них показано. Здесь намного больше боли.
Ньют покрутил и нашёл момент на час-сорок. Кадры демонстрировали гибель Грута, разбившийся корабль Ронана, а потом танцевальную битву Квилла. Ньют даже пересмотрел кусочек. Затем он решил, что неверно понял брата, и тот имел в виду минуту-сорок. Сцена на минута-сорок была менее прозаичной. Прощание маленького главного героя с умирающей матерью было действительно трагичным, но в Ньюте оно не нашло никаких отголосков. В очередной раз опасливо покосившись на пассажиров автобуса, Ньют переключился с видео на аудио, выбрав для прослушивания на этот раз плейлист Звездного Лорда, и зашёл в раздел смс.

Я заинтригован. Что именно ты имел в виду? Что "мы есть грут" или что ты проиграешь мне на танцевальной битве? А если ты о больной раком матери - то меня это с некоторых пор не трогает. (Лет с десяти).

А затем вернулся к серьезной, важной части переписки. В которой он был намерен соврать, чтобы выгадать для себя время и побольше информации. И мотивации "главного героя".

Предположим, я понял. Тогда ты увеличиваешь мои шансы и уменьшаешь свои. В чём твоя проблема, Тесей? Ты ищешь изощренного самоубийства или думаешь, что ты искусный манипулятор, что, даже давая подсказку, только сильнее запутаешь?... Или ты как тогда, в детстве, - боишься взять на себя ответственность?

Ньют отправил сообщения и сам не заметил того, как посмурнел. Голова болела от нелогичности происходящего, и если до этого Скамандер знал, что ему нужно делать, то сейчас как будто стрелял в молоко.

[indent] Вдруг Ньют увидел, как параллельно с автобусом летит Кельпи. Быстро сориентировавшись, Ньют выскочил с чемоданом в закрывающиеся двери. Кельпи снова держала жучка, которого с удовольствием обменяла на червяка из чемодана.
Как только Ньют выслушал то, что ему сообщило насекомое, он мгновенно сорвался с места.
~[status]killing strangers[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GZFD.png[/icon][sign] [/sign]

+1

16

Да не, я не претендую. Мне больше Шторм нравится.

Тесей отправил сообщение и потёр виски. Холодало, до заката оставалось совсем ничего, и небо постепенно наливалось вечерней серостью. Стоило бы побеспокоиться о месте для ночлега. В предыдущий отель Тесей возвращаться не собирался на случай, если его каким-то образом всё же обнаружили. Это вообще была не самая безопасная практика, но особого выбора не было. Не оставаться же, в самом деле, в каких-нибудь сквотах, рискуя не проснуться на утра.

Предположим, я понял. Тогда ты увеличиваешь мои шансы и уменьшаешь свои. В чём твоя проблема, Тесей? Ты ищешь изощренного самоубийства или думаешь, что ты искусный манипулятор, что, даже давая подсказку, только сильнее запутаешь?... Или ты как тогда, в детстве, - боишься взять на себя ответственность?

Тесей прочитал это сообщение дважды, и предыдущее тоже (он смотрел Стражей достаточно давно и, увы, ошибся с тайм-кодом. Вот незадача) и грустно улыбнулся. Брат был прав. Чем больше он говорил Ньютону, тем больше уменьшал свои шансы остаться в живых. Не самая умная стратегия для человека, перешедшего дорогу спецслужбам.
"Что движет тобой, Тесей?" - спросил он сам себя, поднимаясь с земли и бредя в сторону одного из многочисленных выходов из парка. Вот уж где точно не следовало оставаться на ночь, так это здесь.
У него давно не было семьи. После смерти матери он остался один, имея в анамнезе брошенный колледж и только-только начавшуюся учёбу на юридическом. Похоже, только жажда докопаться до истины, узнать о судьбе брата двигала его дальше. Она же привела его в объятия МИ-6, в Особый отдел. Иногда ему казалось, что он близок к разгадке. Изучая дела пропавших детей, разговаривая с родителями, он складывал мозаику, но всякий раз так и не находил ответа. Ему улыбнулась удача с Криденсом, но тот не смог толком ничего рассказать, а Мэри Лу уже лежала мёртвой и толку от неё было мало.
Как-то раз Тесей проснулся и решил, что его брат умер и он гонится за миражом, чтобы предать своей пустой жизни смысл. тогда он попытался не казаться нормальным человеком, а стать им. У него даже была невеста.
Да, была невеста.
Тесей ещё раз перечитал последнее сообщение, на которое не отвечал вот уже десять минут. Присев на лавочку, он бнгло набросал.

Ты мой брат, а я все эти годы не был с тобою рядом. Ты собираешься убить меня, а я хочу жить, но не хочу, чтобы тебя убрали за провал. Похоже, в этом противоречии и есть моя проблема.

Он вышел на оживлённую улицу, поглядел по сторонам. Он так и не решил, куда собирается направляться, последние двадцать минут пребывая в опасной для его положения меланхолии.
"Соберись и реши уже, что собираешься делать", - зло сказал он себе, покупая хот-дог без горчицы. Он свернул за угол, когда мимо одна за другой пронеслись три полицейские и две пожарные машины. Люди вокруг резко замерли, напряжённые, испуганные, и тут же полезли в телефоны - выяснять в сводках, что случилось. Тесей не был исключением.
"Взрыв прогремел в кафе "Старбакс" на Мэддисон-авеню", - говорилось в твиттере CNN, и Тесей вздрогнул. Он был в трёх минутах ходьбы от этого места. И паранойя твердила ему, что что-то нечисто. Ведь только вчера он пил там кофе с Криденсом.
Стёкла кафе были выбиты вместе с дверью и приличным куском стены. Внутри виднелись обломки пластика и стекла, но ни дыма, ни острого запаха бензина не чувствовалось. Стоя в толпе Тесей не мог разглядеть детали, но был уверен, что, если приглядеться, окажется, что края каменной кладки фундамента спеклись до состояния стекла.
Зазвонил телефон. Номер был неизвестен, и Тесей сбросил вызов, накинув на голову капюшон толстовки и смешиваясь с людьми, что спешили покинуть место предполагаемого терракта. От атмосферы страха в воздухе было душно.

Брат очень зол, но зря, я считаю. Нас бы всё равно нашли

Высветилось на экране.
Тесей остановился, открыл диалог, но ничего не написал.

Брату кажется, что мы ещё можем жить нормальной жизнью, что, если мы не будем высовываться, нас оставят в покое. Но его сила слишком велика, как и моя.

Тесей горько усмехнулся.

ЦРУ, не так ли? Ты ведь знала, что вас пасут, не так ли, Мод?

Аманда, ведавшая частью досье, как-то сказала ему, что на учёт ставят всех, кого удаётся выявить, но не всем предлагают место в спецслужбах. Те, чьи силы слишком слабы или бесполезны для государства не трогают, но и не забывают. О правах человека не особенно заботятся, когда ты потенциально опасен. Ты можешь быть не опасен, но кто знает, какими способностями будут владеть твои дети.

Да, знала. Брат винит тебя, но это он зря. Ему нужно было понять, что ему не вымолить у Бога прощения за грех, которого нет. Я объясню ему это. Мы покидаем страну. Надеюсь, ты тоже на этом пути.

Тесей едва не рассмеялся в кулак. Кто бы мог подумать, что худенькая светленькая девочка с потерянным взглядом вырастет вот такой.

Я догадываюсь, что ты собрался искать. У меня есть свой интерес в том, чтобы у тебя всё получилось. Я готова помочь. Будь на связи, Тесей Скамандер.

Тесей выждал ещё минуту, но больше Модести ничего не написала. Он просто откинулся на стену в переулке, в котором стоял, закрытый спинами зевак, и уставился на пожарную лестницу, нависающую над головой. В мыслях было пусто и, пожалуй, это позволило ему почувствовать чужие мысли, устремлённые в его стороны. На его поиски, точнее, потому что человек не видел его сейчас.
Остро понимая, что он рискует, что это глупо и опасно, Тесей растолкал плечами прохожих, чтобы лучше видеть.
Он увидел брата на противоположной стороне улицы. Тот шёл, напряжённый, и глядел по сторонам. На нём больше не было чёрного плаща, водолазки и штанов, какие носят воры-домушники. Напротив, его явно новая одежда была весьма стильной. Высоко над рыжей головой летела чёрная птица, точно пытаясь изобразить, что она никак не связана с этим рыжим парнем с чемоданом. И для прочих, не знавших о способностях Ньютона, людей это было так. Но не для Тесея.
Ему хотелось ещё постоять, понаблюдать за братом. Пусть через перекрытую улицу, заполненную вставшими в затор машинами, но увидеть. Ещё хотя бы минуту, улыбаясь, слушать его вовсе не доброжелательные мысли. Но пришлось взять себя в руки и через переулок рвануть на соседнюю улицу.
- В Куинс, - неопределённо бросил он таксисту. Пришлось пройти ещё квартал, прежде чем движение стало посвободней и нашлось свободное такси. CNN в твиттере писал, что в "терракте" никто не пострадал. И слава Богу.
Они были уже достаточно далеко от Мэддисон-авеню, когда Тесей всё же достал телефон и набрал новое сообщение для брата.

Отлично выглядишь. Особенно голубая рубашка тебе идёт. С чемоданом ты похож на мистера Фогга. Птицу, надеюсь, не Паспарту зовут?


***

- Жаль, меня там не было, - печально покачала головой Куинни, откидываясь в кресле. Раскинувшаяся на кровати Тина, пережившая только что сеанс чтения мыслей, жевала стебелёк какого-то злака из букета, который в их квартиру принесла сестра. Жёлтые цветы распустились в вазе и по комнате плыл сладковатый аромат.
- Я не думаю, что дипломат из тебя лучше, чем из мистера Гриндевальда, - фыркнула Тина, почесав ногу. Место укуса ещё побаливало, но яд из тела она исторгла в тот же момент, как почувствовала его проникновение в тело.
- Мне не так интересна голова этого бедного юноши, как мистера Гриндевальда, - призналась Куинни, перебираясь на кровать и, взяв с тумбочки мазь, начала аккуратно втирать её в место укуса. - Я ведь никогда его сама не видела. А мне любопытно.
- Мистера Гриндевальда можно понять, - вздохнула Тина. Самой ей давно не хотелось расставаться с сестрой. У неё не было тайн от Куинни, но и та никогда ничего не скрывала. Они были друг у друга всегда, и это доверие было им необходимо.
- Мне хочется знать боль. Знать, что он скрывает. Он мог найти того англичанина сразу, как тот приехал в Америку, но почему-то ждал год. Здесь есть что-то ещё. А мы даже не знаем настоящего имени англичанина.
Тина нахмурилась. Она и сама думала, что всё сложнее, чем ей пытаются преподнести, но не осмеливалась нарушить прямой приказ начальства.
- Мы всё узнаем, Куин, - твёрдо сказала она, сжав на мгновение плечо сестры. - Даже если мистеру Гриндевальду это не понравится.
~

+1

17

I get a notion from the look in your eyes


[indent] Ньют гладил кошку, присев на одну ногу на 47-ой восточной улице. Кошка, низко нагнувшись, тщательно (нет) прожевывала кусочек хот-дога, который Скамандер купил тут же рядом, в ларечке с оригинальным названием "StrEats". К тому же, с кошками всегда было сложнее, чем с остальными, потому что эти пушистые твари были вреднее остальных, чем напоминали Ньюту спекулянтов в мире животных: торговали чужим, но все равно успешно наживались на этом. Ньют ещё раз погладил кошку по хребтку, мысленно восхищаясь тем, что они жрали все, что мог переварить желудок, а желудок уличной кошки достаточно хорошо справлялся со всем, что бы только ни приходило в голову пытливого читателя. Кошка сообщила, что эту ерунду можно есть, поэтому Скамандер запас ещё парочку себе в чемодан - кто знает, когда проголодаешься.
Но не хотдоги и кошачья жизнь интересовали Ньюта. Весьма юркие пушистики владели прекрасной информацией, связанной с большим городом. И знали, замечали то, чего не замечали обычные люди, потому особенно было бы, наверное, обидно Тесею, узнай он, что его сдала обычная черная кошка с белым пятном на правом боку.
Потеряв всякий интерес к блохастому созданию, Ньют двинулся вперед по 47-ой линии туда, где особо сильно было осложнено движения из-за происшествия и стройки. Обходя произошедшее с выражением лица явно отсутствующим, Ньют жадно вглядывался в лица людей, надеясь вот-вот узнать знакомые черты лица. Ну, как знакомые...
Кельпи кружила над зданиями и помогала Ньюту с высоты птичьего полета, но, к сожалению, и её возможности были не безграничны. Всё, чем она могла бы помочь - это с точностью в квартал сообщить, где находится сейчас Тесей.
"Проклятая Британская разведка," - поморщился Ньют, сворачивая на Пятую Авеню к скромному указателю на Макдоналдс. "Я же знаю, что я почти близко. Давай, ну же, давай!"
Но ничего не получалось, и Кельпи помимо "он здесь" ничего не говорила.
Ньют мысленно сплюнул, и поднял глаза на Кельпи, которая одна как дура кружила меж зданий обезжизненного города. Ньют приказал ей перемещаться только с крыши на крышу мелкими и быстрыми перелетами, не привлекая внимания. И когда она сообщила, что Тесей движется в сторону 6-ой Авеню, Ньют понял, что своей агрессией, слишком явно выраженной, наверняка спугнул пугливого не-агента из МИ-6. Нужно было действовать ещё более аккуратно. Нужно было поступить проще - двигаться не на ногах, а на колесах.
На ходу Ньют вынул из чемодана змею и как послушный пешеход дошёл до зебры.
— Извините, - постучал Ньют в окно водителя, — у вас горит заднее колесо, - максимально мило сообщил Ньют, даже улыбнулся, кося под дурачка (почему-то все велись на эту милую мордочку). Водитель опустил стекло, что было ошибкой: Ньют резко схватил его за голову и ударил о руль. Змея выполза из рукава и сделала своё грязное дело. Мотор не был заглушен (на светофоре как раз пошёл отсчет последней минуты), поэтому Ньют открыл дверь, столкнул водителя на пассажирское сидение и поднял стекло, пристегивая ремень. Серьезный как сам Бог, Ньют выдавил педаль газа и спокойно поехал по улице, перестраиваясь, чтобы повернуть на авеню. Выглядывая наверх, чтобы увидеть Кельпи на крышах, Ньют понял, что движется в верном направлении.
В следующем квартале Тесей, по-видимому сел в такси, потому что Кельпи вернулась к Скамандеру, юркая в приоткрытое окно, и передавая ту информацию, которую увидела - как пара весьма зорких глаз на высоте птичьего полета - и, в том числе, номер машины.
Все внутри Ньюта воспряло. Но уже как-то по-другому.
Он догонит его во что бы то ни стало.

[indent] Ньют включил погромче радио и пощелкал радиостанции и нашёл ту, на которой гоняли всякое ретро. В эфире бодрый ведущий, предвещавший конец рабочей недели, оповестил всех о том, что сейчас в эфире будет замечательная группа с хитом, который никогда не умрет. Ньют был заинтригован, выезжая на мост и в числе десятка других желтых машин неустанно выделяя одну, нужную на расстоянии более, чем достаточном для того, чтобы слежка не выглядела слежкой, к тому же машина у Ньюта была самая обычная.
Первые звуки действительно вечной мелодии полились из динамиков, и Ньют тут же узнал и группу, и песню: Roxette - Listen to Your Heart.
— Извините, а вы не сделаете погромче? - Ньют чуть не подпрыгнул на месте, когда сзади раздался спокойный голос, но руль удержал. Нет, он "задним" сознанием помнил, что на заднем кто-то есть, но абсолютно забыл обо всем, когда узнал номер такси, на котором сейчас ехал его брат.
— Конечно, - Ньют покрутил цифровой регулятор магнитолы, и сам любивший эту песню какими-то странным фибрами собственной души. "Слушай своё сердце..." - пела Мари, и Ньют именно сейчас был склонен прислушаться к её зову.
К слову, на заднем сидении была маленькая девочка, лет шести или семи, явно хорошо одетая и явно не из бедной семьи.
Ньют улыбнулся ей через зеркало заднего вида.
— Как тебя зовут, красотка?
— Алисия, как Викандер, только лучше. А тебя?
Ньют на секунду задумался, не сводя взгляда с желтого авто, а потом вдруг решил назвать своё настоящее имя:
— Меня - Ньют.
— Ух ты, здорово! Как того миленького из Фантастических Тварей? - её глаза загорелись и она придвинулась ближе. — И ты теперь мой новый водитель?
— Ага, ненадолго, пока твой старый спит - убедительно сказал ей Ньют, и локтём отвел назад, — сядь в своё кресло, иначе меня оштрафуют, — они как раз съезжали с моста Квинс, вливаясь в общий поток машин.
— Класс! - девчонка откинулась на заднее сидение, — пойду напишу в твиттер, что теперь мой водитель - Скамандер.
Ньют нахмурился, переводя взгляд на заднее сидение, но потом вспомнил, что того самого чудака из фильма, как ни странно, тоже звали Ньютом. И тоже Скамандером. Ох уж эти сомнительные совпадения... Оставалось надеяться, что он не гей, иначе Ньют начал бы что-то подозревать.
Такси свернуло на 45-тую авеню с шоссе и Ньют, дабы не вызвать подозрения, свернул раньше в на узкую 72-ую, выпуская Кельпи. Девчонка увлеклась мобильником и не заметила, что Ньют общается с ручным дроздом. Кельпи снова взяла на себя роль скрытого навигатора, даром, что не говорила пресным женским голосом.
Ньют старался ехать по улицам, параллельным тем, которые выбирал водитель Тесея. Впрочем, долго мучиться ему не пришлось, поскольку скоро они ожидаемо встали в пробку. Ньют открыл на навигаторе бывшего водителя Гугл Мэпс и увидел, почему. Он крайне загадочно улыбнулся. Он знает, куда пойдет Тесей. Знает, как он смешается с толпой.
— Ладно, мелочь, меня ждут Фантастические дела, - насилу вспомнив название фильма сообщил Ньют, — но давай договоримся, что ты меня не видела, хорошо? Иначе у меня будут серьезные проблемы?
— Это так не работает, - девчонка оказалась смекалистой, — давай ты мне покажешь свою магию, а я никому не расскажу.
Ньют слегка занервничал, потому что время уходило, но потом быстро нашелся.
— Ну, хорошо.
Он порылся в чемодане и что-то достал в сжатой ладони. А потом, дунув на неё как чародей, раскрыл, и из кулака выпорхнули три большие голубые, как глаза брата, бабочки.
Девочка, впечатлившись, ойкнула, а Ньюта уже и след простыл.

[indent] Ньют не заметил за погоней, как тренькнул в штанах телефон, оповещая об смс. Он думал, что сейчас важнее погони ничего не может быть. Он уже слышал шум людских голосов с 37-ой авеню, на которой сегодня проходил парад ЛГБТ. Ньют про себя ухмыльнулся, нащупывая своё изобретение в кармашке. Выпуклый овальчик лег в руку.
Следуя легким бегом в том же направлении, что и Тесей, Ньют достал телефон и бегло прочитал смс. Проклятье. Теперь Тесей знал, как выглядит брат, и яркая внешность больше не играла ему на руку.
Ньют остановился на углу и избавился от чемодана и джинсовки, снова облачаясь в свой плащ и перекладывая туда своё добро. С чемоданом было удобно, но Ньют становился абсолютно немобильным. А теперь эта затея была ещё и опасной. Вместе со своей старой одеждой Ньют выбросил чемодан в мусорный бак и аккуратно вышел на авеню. Он смотрел на толпу, прищурив глаза, а потом резко нажал на кнопку своего устройства.
Достаточно было кивка одной головы из стройного ряда идущих, чтобы Ньют увидел его. Волны, которые излучало устройство Ньюта, действовали на уровне мыслей, на той волне, на которой работал только Тесей. Скамандер в очередной раз воспрял духом, чувствуя, что его изобретение работает.
"Давай," - в груди развернуло крылья что-то страшное, и он с легкостью влился в толпу (в своей-то голубой футболке).
Ньют шёл следом, он хорошо видел плечи Тесея, мог разглядеть детали его толстовки... Он увеличил мощность и включил ещё раз. Тесея, точно согнуло надвое, он нагнул голову как от громкого звука, и Скамандер подобрался ещё ближе, теперь между ними уже не было дружелюбных геев и лесбиянок.
Ньют отжал кнопку, позволяя Тесею сделать вдох. А затем придвинулся ближе, упираясь грудью в чужие лопатки и негромко ответил на последнюю смс Тесея тому на ухо:
— Её зовут Кельпи.
Свободной рукой он схватил Тесея чуть выше локтя и сжал пальцы так крепко, чтобы братец не смог убежать.
Странные чувства бурлили в груди, но большинство из них были другого окраса, нежели тогда, когда Ньют настиг Тесея в его квартире.
Что-то изменилось.
Ньют тщетно убеждал себя не верить тем словам, что писал Тесей в смс, все ещё думая о том, что тот морочит ему голову, дурит, чтобы вывести из игры, но ребенок, ребенок внутри Ньюта реагировал на все остро и все принимал на веру. Впрочем... как и всегда, ещё с детства склонный верить людям.
И одно было совершенно точно ясно - Ньют не стал убивать его, как только увидел. Не эта мысль была первой. Скорее, дикий, страшный интерес и желание получить чего-то, чего не хватило в детстве, гипертрофированное, усугубленное болью и страданиями, сейчас просило выхода на волю.
В параде началось какое-то резкое оживление, все стали хлопать и передавать какие-то бусы из радужной бумаги. Ньют, поравнялся с Тесеем, становясь по левую руку, но все ещё до больного сжимая тому плечо. Он повернул голову направо и, наверное, впервые они встретились лицом к лицу в свете и так близко.
Заходящее солнце, нашедшее лазейку меж высоток, брызнуло лучами в лицо Тесея, освещая голубые глаза, делая их цвета тонкого льда по весне. Ньют не отводил взгляда, будто пытался выпытать что-то страшное, самое сокровенное.
— Прекрати читать мои мысли, - сказал Ньют, наконец в лицо брату. — Иначе я сделаю тебе больно ещё раз.
Бумажные бусы, тем временем, дошли и до них с Тесеем. Дружелюбные геи по бокам от братьев водрузили каждому по такой штуке (Тесею даже пришло два ожерелья), тем самым смешивая их окончательно с толпой.
— У тебя минута, чтобы вспомнить мой любимый напиток из детства. Вспомнишь - поговорим. Не вспомнишь - прикажу Кельпи выклевать тебе глаза, - сообщил Ньют достаточно беззаботно. А потом даже улыбнулся как самая настоящая вредина.
~
[status]killing strangers[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GZFD.png[/icon][sign] [/sign]

+1

18

Парад спутал все его планы. В другой день Тесей бы с интересом понаблюдал за пёстрой веселящейся толпой и послушал сто пятый кавер на "Crucified", но именно сегодня ему было важно, чтобы ничто не стояло на его пути.
- Вот же пидоры,- в сердцах бросил смуглый таксист в вязанном свитере и тёмных очках. Тесей фыркнул и, протянув сумму без сдачи, вышел из машины, намереваясь пройти улицу в разномастной толпе, где его толстовка и чёрные с белой подошвой кеды не особо выделялись. Только очки всё же снял, потому что их как раз в толпе почти никто не носил. Противоречили месседжу, не иначе.
Яркие наряды и громкие голоса окутали его, как плотный туман. На движущейся платформе пели один из хитов Abba, который в исполнении Джона Барроумана нравился Тесею больше. Но выступающий на параде парень в зелёном костюме очень старался.
Тесей подстроился под шаг двух державшихся за руки девушек, размахивавших в воздухе флажками. Движение это было медленным, но неостановимым, как лавина. Идти было ещё несколько километров, прежде чем удалось бы свернуть в переулок, по которому легко было выйти на свободною улицу, но Тесей, подумав, решил не рисковать. Он не смог бы увидеть Ньюта в такой толпе (и новая синяя футболка только помогала брату скрыться), но, казалось, чувствовал его где-то на самом краю действия своих способностей. И давать брату шанс подобраться ближе, остаться один на один на пустыре, он бы не стал.
Острая боль вдруг тонкой иглой вошла в мозг. Тесей дёрнулся, сбиваясь с шага, локтём задевая идущего рядом качка и кивком головы одновременно извиняясь и пытаясь стряхнуть с себя боль, исчезнувшую так же быстро, как появившуюся, но не оставшуюся незамеченной. Такого с ним никогда не случалось. Спина напряглась, распрямились плечи.
"Это Ньютон. Некому больше, кроме него", - подумал Тесей, прежде чем новая вспышка боли, заволокшая всё перед глазами белой непроницаемой пеленой, согнула его пополам.
— Её зовут Кельпи.
Мягкий голос прозвучал у самого уха, чужая грудь тесно прижалась к спине, так что лопатки упирались в жёсткую ткань куртки. Не первый раз в жизни Тесея кто-то так вторгался в его личное пространство, и даже не первый раз - мужчина, но никогда - с целью убить. Тесей замер, даже не отреагировал на вцепившиеся в предплечье пальцы. Острые, цепкие, как у него самого. Ньютон взволнованно дышал ему в затылок, ничего не говоря, но и не пытаясь приставить к спине пистолет или, на худой конец, нож. Не рискует убить в толпе? Только чёрная птица кружила высоко над их головами, пытаясь сойти за ворону.
Люди вокруг остановились. Кажется, вокруг платформы с певцами началось какое-то движение. Тесей не замечал. Всё его внимание было сосредоточено на брате, стоявшем теперь по левую руку. Там, где его пальцы сжимали предплечье, начинала к локтю разливаться ноющая боль, но и её Тесей сейчас не замечал, пристально глядя брату в глаза, чуть склонив голову набок, как внимающий ментору ученик.
Ньютон... изменился. В нём также было много ненависти и злобы, но больше - обиды. Совсем детской, горькой и кипучей, и оттого путающий самого Ньютона.
— Прекрати читать мои мысли, - сказал тот, наконец в лицо брату. — Иначе я сделаю тебе больно ещё раз.
Тесей не дрогнул. Он знал теперь, что в кармане Ньютон сжимает устройство, которое и причиняло эту боль. Как собака, заслышавшая ультразвук, бьющий по ушам, Тесей напрягся всем телом. Выходит, брат лелеял надежду однажды встретиться? Ради этой встречи он сконструировал прибор. Тот ведь не защищает от чтения мыслей, только причиняет боль. Пыточный инструмент для таких как Тесей.
"Почему же ты раньше не пришёл? - подумал тот, исследую лицо брата на свету точно пытаясь найти ответ. Но опавшие на лоб рыжие волосы, взлохмаченные ветром, запавшие щёки, заострившиеся скулы, сжатые в тонкую линию губы оставались немы. Впрочем, Тесей всегда был неважным физиогномистом. - Что мешало тебе?"
На пути сюда Ньютон убил человека. Просто убил, хотя существовало множество способов этого избежать. Что мешало Ньютону заявиться в МИД, где вполне официально всегда работал Тесей, и натравить на него змею также, как на бедного таксиста?
Две пары бус из разноцветной бумаги окольцевали шею Тесея, но они не шли ни в какое сравнение с цепью тёмных синяков от пальцев брата.
— У тебя минута, чтобы вспомнить мой любимый напиток из детства.
Это уже было смешно. Неужели Ньютон настолько не верил в то, что Тесей помнит то счастливое время? Или, наоборот, задал такой простой вопрос из подспудного желания поговорить, а не убить? Хотелось верить, что второе.
Тесей скользнул взглядом по задиристой улыбке, по серо-зелёным глазам, и склонил голову к другому плечу, с любопытством натуралиста вглядываясь в веснушки, покрывающие веки, как отметины очковой кобры.
Толпа двинулась, смещая их, заставляя развернуться и встать друг напротив друга близко, но оставив меж ними расстояние вытянутой руки. Той, которая продолжала сжимать Тесею предплечье. Под какие-то лозунги люди вокруг начали целоваться, и кто-то ненароком толкнул Тесея прямо на брата. Белая подошва шаркнула по асфальту, колено столкнулось с коленом и плечо с плечом. У Тесея в кармане был пистолет и сейчас была бы отличная возможность прижать его дулом к чужому животу, несмотря на пернатую угрозу над головой, но он не сделал этого.
- Какао. Я клал тебе четыре кубика рафинада, а ты сам - пять, особенно когда нервничал.

***

- Тесеееей? Ну, скоро?
- Ты слишком нетерпеливый для будущего орнитолога.
На кухне было тепло, даже жарко, несмотря на распахнутые окна и включённый вентилятор. Долговязый, по-юношески худой Тесей в коротких шортах с драными краями и в закатанной по локоть рубашке склонился над плитой, помешивая в ковшике молоко. Ньют, которому было шесть, и он постоянно мешался под ногами слишком серьёзного брата, чьи мысли больше занимали грядущие два года предуниверситетского обучения. Но мама улетела на раскопки Карфагена, и братьям ничего не оставалось как три недели обеспечивать себе быт самостоятельно.
- Наполни сахарницу, пожалуйста. - Тесей убавил газ, снял ковшик с плиты и поставил в центре стола, потеснив оттуда горшок с наливающейся синевой агавой.
- Вот! - Ньют гордо держал в вытянутых руках пузатую сахарницу, полную рафинада. Тесей принял её и поставил рядом с ковшиком, разворачиваясь следом к буфету, чтобы найти стаканы. Когда он обернулся, брат уже вовсю грыз кубик сахара.
- Зубы испортишь, - назидательно сказал он, разливая какао по стаканам и бросая в тот, что предназначался брату, два кубика.
- Не, - фыркнул Ньют, бросая недогрызенную сладость в стакан. - Зануда.
Тесей фыркнул и взъерошил волосы брата, путаясь в отросших рыжих прядях. Они у Ньюта росли магически быстро.
- Ну как?
- Очень вкусно! - расплылся в улыбке Ньют. Над губой у него были молочные усы, которые Тесей утёр тыльной стороной ладони. - Только сахара надо больше.
- Хорошо, - сдался Тесей, - можешь положить сколько хочешь. Я запомню.
~

+1

19

[indent] Трудно поверить, но даже будучи юношей с сомнительной (хоть и узаконенной) ориентацией, Ньют не так-то просто подпускал кого-то к себе. Даже с Энерго, которого в общении с Тесеем Ньют упомянул как героя своего детства Магнето, все произошло не сразу. И плюсом было то, что Ньют заранее был "расположен".
Сейчас же, в толпе незнакомых людей, рядом с почти что незнакомым братом, Ньют почувствовал, что теряется. И не потому, что не знает, что делать, а потому, что слишком много полярных эмоций испытывает в один момент времени.
Он видел сейчас Тесея слишком близко - слишком близко для врага. Слишком близко в целом для человека, которому мечтаешь причинить много боли. И слишком этот Тесей отличался от того злодея, который был сформирован бестелесным силуэтом в голове Ньюта из фотографий и обрывков старых воспоминаний.

[indent] От слов Тесея по хребту пробежали мурашки, а под атласной футболкой прохладцем прошёлся ветерок. Ведь, если честно, Ньют был уверен в том, что Тесей не помнит, вернее... не знает. Он был уверен, что этот вопрос точно поставит его в тупик. Но нет.
Тесей, очевидно, мог заметить, как что-то мелькнуло в глазах брата, как изменилось его лицо, когда он рассматривал голубые глаза напротив, будто спрашивал "как же это возможно?". Замешательство, удивление.
Ньют чуть-чуть отпрянул корпусом, теперь уже держась рукой за плечо Тесея, даже слегка расцепляя хватку. У кого он узнал? Или прочитал из мыслей? Или, всё-таки...
Со спины кто-то толкает Ньюта плечом меж лопаток, и без того чувствуя неустойчивость, Ньюту приходится обеими руками упереться брату в грудь, чтобы сохранить хоть какую-то дистанцию. То бишь - за плечо брата он больше не держал.
Но все ещё молчал, выдерживая трагическую, задумчивую паузу, которая для Тесея должна была превратиться в бесконечность.
Выражение лица Ньюта вдруг снова неуловимо изменилось: свелись к переносице брови, взгляд стал острее. Он повернулся вбок, смотря на целующихся людей с какой-то ненавистью.
Над головами заслышались хлопки крыльев. Кельпи, зашедшая с головы шествия, вдруг замерла в воздухе, следом за ней поднялись уличные голуби, через каких-то пару секунд прицельно пикируя на целующихся в толпе людей. Голуби, в общем-то, и без того считались достаточно глупыми птицами, поэтому то, что эти создания вдруг решили, что у целующихся "есть че", вполне могло устроить мирное население. И лишь одна маленькая юркая Кельпи, летящая стрелой меж препятствий... Ньют ловит её в кольцо пальцев на подлете почти что около лица брата. Что ж, молчание затянулось.
— Хорошо, - говорит спокойно Скамандер и опускает глаза в пол. Классные кроссовки... Ньют тоже хотел бы себе такие, но Университет запрещал белые цвета в элементах одежды.

[indent] — Туда, - коротко сказал Ньют, указывая пальцем на почти что неприметную вывеска. Небольшая израильская гостиница, скорее даже гостевые комнаты, организованные очень милой пожилой семьей израильтян. Если даже не присматриваться, едва ли удастся понять, что здесь вообще можно остановиться. А Ньют понимал, что Тесей именно места для перебывки и ищет - не зря же он притащился в Квинс, по сути, жилой квартал.

[indent] Вечер отвоевывал, меж тем, свои права. Толпа, справившаяся с атакой голубей, продолжила свой бурный ход под скользящие лучи заходящего солнца, оставляя улицу, где был хостел, в тишине.
Ньют поднял воротник и застегнул пуговицы пальто, скрестил руки на груди, словом, как ёжик пытался максимально укрыться от внешнего мира и все ещё волком глядел на Тесея.
— Университет, что-то вроде школы профессора Икс... только хуже. Мать должна была выбрать и отдать одного из нас, так сказал мне Профессор спустя десять лет моей жизни там. Так было со всеми семьями, где были способные дети. Лита Лестрендж, ты её помнишь, мы учились вместе с ней в школе, - Ньют говорил сухо, глядя себе под ноги. Весь его вид говорил о том, что он не хочет говорить об этом, но он достаточно умный мальчик, и понимает, что нужно прояснить ситуацию. В любом случае, если он передумает, всегда можно сразиться с Тесеем ещё раз и попытаться его убить.
— Я провел в этой тюрьме двадцать лет. Больше в два раза, чем мне было, когда меня забрали. И никто из вас даже не попытался что-то изменить, - в голосе накатывала злость и обида. Ньют поднял глаза на Тесея медленно, исподлобья... Точно ещё немного - и сейчас кинется. — Назови мне хоть одну причину, Тесей, - он прищурил глаза, впервые, может быть, осознанная называя брата по имени, — хоть одну причину перестать ненавидеть тебя.
~[status]killing strangers[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2GZFD.png[/icon][sign] [/sign]

0

20

Мир огромен, ему всё равно,
Болен ты или устал,
Стал игрушкой в руках колдунов,
Пропустил тревожный сигнал.

Fluёr - Река Времён

- Зря ты так, - тихо сказал Тесей, когда стая голубей нарушила радужную идиллию вокруг. Это было очень глупо, очень по-детски. Только дети, когда видят у других то, чего нет у них, пытаются отобрать или сломать. Но как сломать что-то нематериальное? Тогда уж пусть настроение немного испортят.
Он продолжал смотреть на брата изучающе, как его учили на курсах, готовя к шпионской работе (эх, а с виду он был такой милый симпатичный помощник в МИД, никто бы и не догадался, что его не только девушки-модели и Большая Политика интересуют). Как брат одет (быть модником ему непривычно), как двигается (растили убийцу), как говорит (к социальным контактам не расположен), но в большей степени - как он думает (мистер Скамандер, не хотите ли ещё раз пройти ЭЭГ?). И Ньют... рядом с Тесеем он будто бы возвращался в детство, когда ему было десять, и весь его накопленный жизненный опыт оказался вдруг совсем бесполезен. Ньют мог быть безжалостен и хладнокровен, идти напролом или юлить, но не когда рядом вдруг оказывался Тесей. Слишком много на самом деле он хотел сказать, высказать, даже, скорее, выкрикнуть и сдобрить насилием, потому что иного выражения эмоций Ньют с десяти лет не видел и не знал.
Тесею хотелось прижать к груди этого десятилетнего ребёнка в теле взрослого мужчины, погладить по голове и сварить какао. Как в детективных процедуралах бывает в конце, когда герои находят похищенного ребёнка, накрывают его плечи пледом и обещают отвезти к маме. Только вот мама давно покоилась на кладбище, и Тесей не был бравым суперинтендантом, сквозной фигурой в повествовании, для которого эмоциональная заинтересованность ограничена рамками сорокаминутного хронометража. Ему самому будто бы снова было девятнадцать, он был растерян, не знал, куда бежать и что делать, и ему самому был нужен этот харизматичный суперинтендант, который знает, что делать.
- Мама никогда не отдала бы тебя, Ньют! - горячо выпалил Тесей, когда брат затащил его на второй этаж еврейской гостиницы. Тесей смог перехватить чужое предплечье и остановить прущего вперёд брата, точно этим движением пытающегося высвободить лишнюю энергию. Они замерли в узком коридоре меж двух дверей, одна из которых должна была вести в спальню, а вторая, должно быть, в ванну. - Она тебя любила! Мама никогда, слышишь, никогда бы тебя никому не отдала!
Ньют этого, конечно, помнить не мог, зато Тесей хорошо помнил время, когда брат был совсем крохой. Бессонный ночи родителей, как у Ньюта случился отёк Квинке и мама в ночь села за руль, чтобы не ждать скорую. Как она читала сыну сказки на ночь (и даже не только древнегреческие мифы!), даже не пытаясь переложить на Тесея заботу о младшем. Если так подумать, мама вообще очень редко просила последить, побыть с Ньютом, точно бы боялась упустить хоть кроху времени, что отведено ей провести рядом с младшим сыном.
- Давай убежим, Ньют, - Тесей так и держал брата за предплечье. Наверно, с точки зрения Ньюта его брат сейчас был совсем как псих какой-нибудь, Тесей точно сказать не мог, у Ньюта самого в голове была слегка каша из противоречивых эмоций, которые он одновременно испытывал. - Далеко, как сможем, чтобы не нашёл ни этот твой Университет, ни ЦРУ, ни МИ-6, ни ФСБ, ни Сюрте. Убежим вместе.
Он взглянул на брата с надеждой. Какие слова смогли бы убедить его перестать ненавидеть Тесея? Тому казалось, что словами пропасть не преодолеть, только бахваляться. Нужен мост, крепкий, ими обоими сколоченный. Нужно идти в будущее, которого их обоих давно лишили. Научиться быть братьями. Только так можно погасить эту ненависть.
Тесей напрягся. За всей своей сосредоточенностью на брате он несколько... расслабился.
- ЦРУ, - прошипел он, притягивая брата к себе, - уходи, на тебя у них наверняка куча всего. - Схватив брата за футболку, он втолкнул того в ближайшую дверь, и впрямь оказавшуюся спальней, и захлопнул дверь как раз вовремя, потому что по лестнице поднялась "Скалли на минималках" из больницы. Руки у неё были пусты.
Без лишних слов женщина бросилась вперёд, замахиваямь. В такой ситуации телепатией особо не побалуешься, так что даже имени её Тесей не узнал, вскидывая руки, чтобы заблокировать удар и готовясь пнуть женщину в живот.
И оттого получить увесистый удар в челюсть, да такой, что заплясали звёзды перед глазами, он был совершенно не готов.

***

Стены кабинета были обшиты деревянными панелями, под которыми так удобно прятать подслушивающие устройства, висело несколько гравюр. Из окон открывался вид на соседние небоскрёбы и на улицу, что, впрочем, терялась в смоге. Тесей быстро потерял интерес к виду за стеклом и вернулся к обстановке кабинета.
В себя он пришёл на жёстком кремовом диване, его сумка и даже "сова" были при нём (птица делала вид, что она безделушка). Книжные шкафы вдоль стен были почти пусты, не считая артбуков с работами художников категории "обязательно для каждого уважающего себя музея". Рабочий стол был девственно чист. Самое странное, что в кабинете стоял новенький рояль и, к стыду своему, у Тесея пальцы чесались сесть и что-нибудь наиграть (только не Шопена), так давно он не мел возможности прикоснуться к клавишам, вспомнить ту чарующую лёгкость, что дарила ему музыка.
- Добрый вечер, мистер Скамандер, - дверь в кабинет открылась и вошла эффектная женщина на шпильках столь высоких, что при перелёте через границу их пришлось бы декларировать как холодное оружие. В руках она держала выключенный планшет.
- Добрый вечер, - кивнул Тесей, отходя от рояля. Верно, ЦРУ, сверхспособности, украденные бумаги, Университет...
- Неприлично читать мысли дамы, не угостив её предварительно хотя бы кофе, вам так не кажется? - промурлыкала Розье. Имя Тесей тоже "вычитал".
- Могу продекламировать вам Шекспира, многие находят это более романтичным.
- В другой раз, всенепременно, - Розье села в кресло напротив кремового дивана, взглядом приглашая Тесея вернуться на место. Тот прикрыл глаза, сосредотачиваясь. Людей в соседних комнатах и под и над ними не было, что не означало, что в том же милом кусте фикуса не спрятана видеокамера, а в стенах нет дистанционно управляемых дротикомётов с транквилизатором. Так что Тесей сел напротив женщины.
- Итак, у нас есть к вам деловое предложение, мистер Скамандер.
- Хотелось бы уточнить, кто именно "вы". Соединённые Штаты, только ЦРУ или ваш маленький ЩИТ?
Розье медленно перекинула ногу на ногу.
- Что ж, полагаю, разговор у нас будет долгий. Позвольте спросить, что вам известно об Университете и Профессоре?..
~

+1


Вы здесь » Crossray » Бесстыдники » Отречение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC