Слепой не знает жалости, не ведает ее определения. Он слышит, как легкие Дома подбираются, насыщаясь кислородом, а потом опустошаются на ровном выдохе. Он сам живет так же: без шума и суеты, просто дыша ровно и безумно спокойно, не думая ни о ком другом и не желая, чтобы думали о нем. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Бесстыдники » Отречение


Отречение

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Код:
<!--HTML--><center>
<div class="ep1" ><div class="epname">Отречение</div></div><div class="ep2"><div class="eptext" style="width: 495px; overflow: auto;">

<!--ЛЮБОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ-->
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKS.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKV.gif">  </br>
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKT.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKU.gif"> </br>
<img src="http://funkyimg.com/i/2GkKR.gif"> <img src="http://funkyimg.com/i/2GkKW.gif">
<i>flёur - отречение</i>

<div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 10px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">место действия</div><div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 165px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">время действия</div><div style="width: 140px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 320px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">участники</div>
<div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 10px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; position:relative;">

New-York

</div><div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 165px; font-family: Garamond; position:relative;">

may 2018

</div><div style="width: 140px; height: 20px; overflow: auto; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: -16px; margin-left: 320px; font-family: Garamond; position:relative;">

scamander brothers

</div><div style="width: 450px; height: 16px; text-align: center; font-size: 14px; margin-top: 20px; margin-left: 10px; font-family: Garamond; background-color: #284d47; color: #c3bdbc; position:relative;">сюжет</div><br>

Один - охотник, другой - цель. 

<br><br></div></div><div class="ep3"></div></center>

Отредактировано Newton Scamander (2018-05-13 23:00:50)

+1

2

Just a step from the edge
Just another day in the world we live

Skillet - Hero

- Джеймс!
Он поднял глаза поверх стаканчика кофе из Старбакса и выразительно дёрнул бровями.
- У Лили завтра стажировка заканчивается, как насчёт того, чтобы сделать ей небольшой подарок?
Он сделал глубокий глоток, приканчивая кофе, и бросил пустой стаканчик в урну под столом, наполненную целой грудой таких же, белых, с фирменным логотипом, покусанным краем там, где губы прикладывались для глотка, и картонной лентой с именем Джеймс и пожелание хорошего дня.
- Лили нравятся единороги, - подперев голову кулаком, сказал он, слегка раскачиваясь на офисном стуле. Тот был новым, а потому не скрипел и был весьма удобен, что вызывало зависть у третьего обитателя небольшого кабинета, сейчас отсутствующего. - Можно подарить ей такого плюшевого. Фиолетового, как Твайлайт Спаркл.
Женщина напротив тихонько засмеялась.
- И откуда ты знаешь такие подробности?
- У Лили на рюкзаке висит брелок с ней, - он пожал плечами, оглядываясь через плечо за секунду до того, как дверь открылась, впустив внутрь небольшой сквозняк и запах фастфуда - Мёрдок на ходу дожёвывал бургер. - Приятного аппетита.
- Мгу, - кивнул коллега, за кончик хватая бумажную салфетку из новой пачки, чем вызвал недовольство женщины, хмуро сдвинувшей брови. В старой пачке ещё было несколько салфеток, но Мёрдоку было лень их цеплять.
- Эй! - Женщину, которую так заботило впечатление, которое их маленький коллектив должен был произвести на отправляющуюся дальше по течению жизни стажёрку, звали Келли. - Мы обсуждаем подарок для Лили. Джеймс предлагает подарить плюшевую игрушку.
- Мгу-м, - снова кивнул Мёрдок, усаживаясь за свой стол и щелчком по клавиатуре оживляя спящий компьютер. В переводе на человеческий язык это междометие означало "хорошо, скажите потом, сколько скинуться".
- Отлично, - Келли была удовлетворена. - Джеймс, могу покупку небольшого букета на тебе оставить?
- Без проблем, - он вновь пожал плечами и обернулся на звук уведомления. На почту вот-вот должно было прийти важное письмо.
Он развернулся на стуле, расфокусированным взглядом уставившись в едва различимое отражение в экране монитора, слегка улыбающееся и выглядевшее, в целом, довольным жизнью. Задумавшись, он поправил слегка съехавшие очки. Линзы были без диоптрий, но зато темнели на солнце. Дополнительная маскировка никогда не помешает. 
Его не звали Джеймс. То есть, в одном из многочисленных паспортов, которыми ему приходилось пользоваться в прошлой жизни, значилось это имя, как принадлежащее ему с рождения (дата, естественно, тоже была липовая). Она приятно звучало и легко слетало с языка, когда нужно было представиться, поэтому, пожалуй, и было выбрано. Настоящее своё имя он искренне любил, и, в кругу коллег и немногочисленных друзей, с удовольствием шутил на тему мамы-эллинистки и родителей - фанатов Мэри Рено. Но она было слишком редким, запоминающимся, да и маму-эллинистку легко находил гугл, вместе с фамилией и некоторыми фактами биографии самого "Джеймса".
- Келли, слушай...
- Да? - она оторвалась он работы, сверкнув большими карими глазами. Симпатичная, хорошая девушка, чьи мысли не расходились со словами и в этом была её особая привлекательность.
- В следующую субботу в "Саншайн" - это кинотеатр на Ридгебер-стрит - ночной показ фильмов Кубрика. Не хочешь сходить?
- С тобой? - уточнила Келли, нисколько не удивлённая тем, что и о её предпочтениях коллега осведомлён. За прошедший год она приняла его "наблюдательность" как должное и очень полезное в работе качество.
- Со мной, - он легко обаятельно улыбнулся. Не как удачливый ловелас, а простой парень, приглашающий в кино симпатичную девушку - немного смущённо, слегка склонив голову к плечу.
- Тогда встретимся в шесть у кинотеатра, хорошо?
- Конечно.
Они отвернулись друг от друга, возвращаясь к работе. Он вновь глянул в отражение. Жизнь, казалось, шла хорошо.
"Посмотрим, может, тебе и повезёт, Тесей Скамандер", - сказал он сам себе.

Ночной Нью-Йорк отличался от дневного только цветом неба. После заката оно из серо-голубого становилось серо-синим, отражающим свет множества неоновых огней никогда не спящего города. Воздух пах котлетами из ближайшего Мака, кофе и вишнёвым табаком курящего у фонаря студента, чьи мысли занимали пополам приближавшийся дедлайн по дизайну производственных помещений и грудь Моники Беллуччи. Тесей усмехнулся. Ему из девушек Бонда больше всех нравилась Ева Грин.
Он набросил на голову капюшон серой толстовки и свернул на Джордж-стрит. Со стороны его можно было принять на следящего за физическим состояние офисного работника, вышедшего на пробежку. Ничего необычного, если не знать, что этот человек точно знает местоположение всех камер наблюдения в районе и старается передвигаться так, чтобы его лицо не попало в поле зрения ни одной из них. В таком городе как Ньй-Йорк это было иногда сложно, особенно в метро, поэтому путь от дома до работы и обратно Тесей обычно проходил пешком, с ностальгией вспоминая Аманду Валентайн, с которой служил и которая была более чем в дружеских отношениях с электроникой.
Дома он не стал включать свет и не поднял плотные жалюзи, закрывающие оба окна в небольшой квартире. Помимо жалюзей, вид из окна закрывали горшки с буйно растущими фикусами.
Тесей швырнул толстовку на диван, служащий ему постелью, и потянулся, ощущая приятную тяжесть в мышцах. Вечерние пробежки не шли ни в какое сравнение с тренировками, которые им устраивали инструкторы в особо секретном спецотделе МИ-6. По одному из их сержантов Тесей даже скучал.
Зато по всему остальному - нет.
- Не расслабляйся, Тесей Скамандер, - сказал он отражению в зеркале, стягивая футболку и разглядывая пересекающий плечо и переходящий на грудь шрам.
Когда-то он был секретным агентом. Не как Джеймс Бонд, но этот персонаж ведь никогда и не обладал ценными паранормальными способностями, верно? Аманда, бывало, называла Тесея их "Джин Грей на минималках". Это была её любимая подколка. Интересно, как она сейчас?
Вот так. В один день ты секретный агент, легко читающий чужие мысли, а в другой - беглец, инсценирующий собственную смерть. И владелец ценной и крайне компрометирующей информации, помимо прочего.
Тесей вытащил из холодильника бутылку холодного чая и, прислонившись поясницей к кухонному столу, бросил взгляд на шкафчик, где у него лежала спортивная сумка, собранная на случай нового спешного бегства. Одежда, канадские документы, наличка и билеты до Квебека с открытой датой. Он, пожалуй, всё ещё достаточно хорошо говорит по-французски, чтобы сойти за местного. Затеряется, затаится, переждёт, пока след не остынет. Вот только сколько он сможет прятаться? Уже год ему везло, похоже, никто так и не догадался, что он всё ещё жив, не знает, что ему известно.
Можно было бы, конечно, сдаться ЦРУ, войти в Программу защиты свидетелей, получить новое - ещё одно - имя и дом, возможно, даже лицо. Вот только это значило по-настоящему предать родину, которую Тесей, несмотря ни на что, любил.
Он устроился на диване, включил ноутбук и подумал об улыбке Келли.
~

+1

3

Я искала тебя, годами долгими
Искала тебя, дворами темными
В журналах, в кино, среди друзей
И в день, когда нашла, с ума сошла.

Земфира - Искала

[float=right]https://i.gifer.com/DqaU.gif[/float] [indent] Перехватив сигарету у самых губ, Ньют втянул табачный дым в последний раз, обнажая впалые щеки, сплошь испещренные веснушками. Выпуская белые струи дыма носом, он опустил окурок в пепельницу и как следует его затушил, возвращаясь к своему занятию. Припой как раз расплавился достаточно, чтобы можно было аккуратно припаять последний элемент микросхемы - Ньюту казалось, он недостаточно прочно сидит в ложбинке.
Затаив дыхание, мужчина наклонился над прибором и сделал несколько точных механичных движений. Легкий дымок ниточкой потянулся к настольной лампе и исчез. Ньют выпрямился и отложил паяльник, отключая его от сети. Кажется, готово. Ньют вставил аккумулятор, закрепил его крышкой и проверил держатели, а затем подал ток.
Устройство негромко щелкнуло и притихло, Ньют поднял его на уровень глаз и присмотрелся. Да, кажется, теперь он доволен. Опустив свое изобретение и отряхнув с рук крошку, Скамандер аккуратно взял корпус и вставил в пазы. Щелчок - и все готово.
Откинувшись на спинку стула, мужчина довольно размял шею и плечи, его губы искривились в довольно странной, самодовольной ухмылке.

[indent] Он вернулся в ту комнату, где обычно ночевал. На полу было разлито молоко, которое, аккуратно усевшись на краю лужи, лакали две кошки: одна черная, другая белая с большим серыми пятном на боку. Шагая босиком по дощатому грязному полу, Скамандер добрался до того вороха одеял, где кто-то спал.
— Одевайся и уходи, - он толкнул мужчину за плечо, заставляя развернуться на спину. Солнце нежно пробиралось в комнату сквозь старые, засиженные мухами занавески и играла на лице спящего темноволосого мужчины. Он схватил Ньюта за запястье, намереваясь потянуть на себя, но Скамандер легко вывернул руку. — Проваливай, - повторил Ньют, подходя к окну (по застарелой привычке - со стороны стены, боком).
— Ты сволочь, Сни, - шершавый голос сонного человека назвал Ньюта чужим именем. Ньют не ответил, все ещё стоя боком к окну и что-то разглядывая на улице. И тут мужчина в постели неожиданно зашипел.
— Сни, кончай, а, - мужчина стал копошиться в простыне и поймал за хвост маленькую ящерку, раздраженно бросая её в Ньюта. Ньют поймал подопечную на лету левой рукой, даже не оборачиваясь, и посадил на грудь. Хвостатая юркнула за пазуху.
— Повторять ещё раз не стану. Мне надо работать, а ты раздражаешь и мешаешь.
— Вчера ты говорил по-другому, - хмыкнул мужчина, садясь на кровати и подбирая с полу свои вещи.
Ньют ничего не ответил, лишь едва заметно пожал плечами, огибая кровать и выходя в коридор. В кармане бесформенной толстовки зазвонил телефон.
Ньют достал допотопную раскладушку и откинул крышку:
— Витт.
— Хотел удостовериться, что ты готов.
На щеках Ньюта мелькнули желваки. Он промолчал.
— Я советовал тебе вчера немного отдохнуть. Ты отдохнул?
Ньют повернулся в проеме, оглядываясь на своё ночное приключение и будто оценивая, на сколько вчерашнее можно зачесть за полноценный отдых. Обнаженный мужчина, которого Ньют так бездушно выгонял со своей территории, поднялся, наконец с кровати и, оставаясь спиной, подошёл к дивану, вытаскивая из кучи спутанного тряпья свои джинсы. Ньют хмыкнул про себя, отмечая фактурные мышцы спины, широкие плечи и узкие бедра, упругие икры и два скрещенных вертикальных шрама на пояснице с правой стороны. Что ж, пожалуй, можно было бы и позволить ему остаться... Но дело, к которому готовился Ньют, возбуждало намного больше, чем вид обнаженного мужчины.
— Да, - наконец сухо ответил Скамандер в трубку и свел плечи, будто хотел спрятать голову, как делали подростки, когда курили травку за школой.
— Хорошо. Я отправлю тебе координаты и кое-какую информацию.
— Угум.
— Если будут проблемы, объект устранить. Помнишь?
— Угум.
Ньют захлопнул раскладушку и сунул её обратно в карман толстовки как раз тогда, когда успевший одеться мужчина с ним поравнялся.
— Профессор? - спросил мужчина, натягивая майку.
— Он.
— Когда вернешься?
— Не знаю, нужно время.
— Я остаюсь в городе, если потребуется помощь, знаешь, где меня найти.
— Знаю, - Ньют пропустил мимолетную улыбку, мужчина подошёл чуть ближе и невзначай коснулся ладонью бедра Ньюта, а щекой - его виска. У ног, выгибая хвосты вопросительными знаками, терлись кошки.
Несколько секунд на прощание, и вслед за тихим "пока, Снежка" закрылась дверь, Ньют проверил замки. Голая лампочка, висящая в коридоре, вяло помигала - так было всегда, когда Энергон уходил, уводя своё электрическое поле с собой.

[indent] Ньют вернулся в мастерскую и достал ещё одну сигарету: есть он хотел, но не мог, но вот сигареты давали ему ложное чувство равновесие и спокойствие. Профессор говорил о том, что в этом задании важно не поддаваться эмоциям. Обычно Скамандер не курил.
В очередной раз Ньют подошёл к окну (но уже в другой комнате) и, прищурившись стал что-то высматривать, а потом резко выставил свободную от сигареты руку, и в открытое окно влетел маленький юркий дрозд черного окраса. Сразу же отходя от окна, Ньют улыбнулся.
— Молодец, Кельпи, - зажав в зубах сигарету промямлил Ньют, аккуратно указательным пальцем поглаживая птичку, что балансировала, держась за его запястье. — Я знал, что ты найдешь его. Осталось немного.
Он отпустил дрозда, и он, подлетев, уселся на дверцу приоткрытого шкафа. Принялся чистить перышки.

***
[indent] Ньют посмотрел на часы, чуть отогнув краешек рукава дорогого черного плаща. Темнота скрывала покрытую вдоль и поперек веснушками тыльную сторону ладони, делая худощавого юношу в модных очках и с зонтом совсем неприметными. Он стоял около кафе и будто бы кого-то ждал, в большом городе всем плевать.
Ньют чувствовал себя странно. И с одной стороны присутствовало волнение, с другой - ненависть и холодный цинизм. Ньют слишком долго в своей профессии, что она стала образом жизни, приросла к коже. Ему давали относительную свободу, он мог заниматься животными и проводить свои маленькие исследования, даже выпускать статьи в научные журналы, но при этом, когда Профессор присылал новое задание с типовым маркером, он превращался в... убийцу? шпиона? дурачка? информатора? телохранителя? Все равно, как скажет Профессор - так и будет. Университет после выпуска не требовал от него ничего, кроме следования указаниям Профессора. И много лет эта схема работала как налаженный механизм, пока один раз Профессор не приехал к Ньюту сам. Ньют хорошо помнит тот день: Профессор протянул ему легкий тонкий конверт и спросил, знаком ли ему этот человек. Внутри были фотографии, несколько, снятые явно украдкой. И на них был тот, от одного вида которого Ньюту сделалось нехорошо.
Дальше были звонки, информаторы и несколько месяцев расследования, слежки, подготовки. Профессор сказал, что эту задачу должен взять на себя Ньют. И последний был уверен, что напрасно это доверили ему. И душу грело сладкое: "если иное невозможно, устранить объект". Ньют почти был уверен, что именно этим все дело и кончится. И оправдывать себя он не станет.

[indent] Дождь почти прекратился и Ньют сложил зонтик, перевешивая его через руку и закурил. Ему тогда было десять, когда жизнь изменилась до неузнаваемости. Ньют уже очень плохо помнил, каким был тот рыжий мальчик, что обожал возиться в палисаднике, копая червяков, и до слез умолял в сотый раз сводить его в зоопарк. Все изменилось как-то быстро, за пару дней. Уже потом от Профессора он узнал, что его мать должна была выбрать кого-то одного из своих детей, выбрать того, кто отойдет Университету, как было оговорено когда-то очень давно. До легкого тремора в груди отзываются воспоминания, когда мать сказала ему "все хорошо, иди с дядей, Ньют". Он никогда больше её не видел, и проклял её имя в тот же день, когда понял, что его просто бросили. Проклял её и проклял брата, который уже тогда мог читать мысли и не предотвратил ужасного. У Ньюта украли детство, Университет стал ему одновременно и тюрьмой, и домом, окончательно сломав и искоренив любую надежду на то, что "все будет хорошо".  Ньют знал, что никогда и ничего не будет хорошо. А сегодня он был готов убить своего брата за предательство, совершенное почти
20 лет назад. Пусть давно, но больно было по-прежнему.

[indent] Две мухи, играясь спиралями в воздухе, подлетели к Ньюту, усевшись ему на ухо. Он замер, сосредоточенно слушая своих маленьких посланников. А потом, сделав шаг, отступил в тень под навес кафе, щелчком отправляя сигарету в урну. Сердце ухнуло громко и опустилось в желудок, Ньют судорожно сглотнул, пялясь на проходящей по другой стороне улицы силуэт в толстовке с капюшоном, заворачивающий за угол. Пульс сделался бешеным и Ньюту потребовалось несколько минут, чтобы успокоиться. Он готовился к этому, он знал, что так будет. Он знал, что это он - силуэт в темноте - это его брат. Выждав немного, Ньют двинулся следом, но по другой улице. Он шел не спеша, потому как все равно уже знал, где живет его жертва.
Он знал, куда идти.

[indent] Ньют знал о своем враге не все. МИ-6 все же знали свою работу и выучили, вырастили из Тесея то, чем мечтает стать каждый парень в возрасте до 16 лет. Университет имел множество источников, но всесильным не был никто. Что-то Скамандер был вынужден выяснять через подставных лиц... Были жертвы на этом пути к мести. Много чего было, но цель всегда оправдывает средства, ведь так?
Ньют понимал, что незаметным ему не пробраться в квартиру, поэтому решился на обманный маневр: нужно было отвлечь Тесея.
Ньют сосредоточился. Он стоял у входной двери, держа на раскрытой ладони богомола напротив дверного замка. Несколько секунд промедления, а потом он услышал, как гулко в стекло ударилась птица. Он, должно быть, на кухне... Ещё одна ударилась о стекло, третьей удалось забраться в приоткрытую форточку. Ещё две птицы сели на подоконник снаружи и принялись долбить в стекло клювами. Ещё одна птица, на этот раз уже не голубь, а чайка, подлетела и ударилась сильнее. По окну пошла трещина. И тут-то за свое взялся богомол, маленькими лапками принявшись копаться в замочной скважине: Ньюту зачастую даже не требовалось оружие, чтобы выполнять задание.
Дверь поддалась и Ньют бесшумно вошёл внутрь. Бесшумность далась ему болью, кровью и синяками и гематомами размером со штат Айова по всему телу. Но теперь, точно охотник, призрак, он двигался по прихожей. Он знал, что Тесей его "услышит" на другой волне, и был к этому готов. Он не собирался ничего говорить, хотел, чтобы Тесей все прочитал сразу и из его головы. Так было проще, чем объяснять свой план и попусту рассыпаться в бесполезных приветствиях.
Когда Ньют оказался в кухне, его взгляд будто магнитами притянуло к фигуре брата. Фотографии были совсем не тем... Он и представить не мог, что за столько лет разлуки его брат, его злейший враг (после покойной матери) так изменится, сохраняя основные свои черты и превращаясь из юноши в мужчину, несущего в себе скрытую угрозу. Ньют не обладал даром чтения мыслей, но сейчас ему казалось, что он ощущает мысли и чувства Тесея прямо-таки кожей.
Он смотрел не отрываясь, сведя брови и по-орлиному вцепившись взглядом в глаза Тесея. После стольких лет, ему хотелось взглянуть в эти глаза, просто взглянуть, чтобы как силу выпустить свою злость, ненависть... А потом убить.

[indent] В коридоре от легкого сквозняка захлопнулась входная дверь, погружая квартиру, наконец, в мертвую тишину.
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

+1

4

За окном итальянцы из соседнего дома шумно праздновали День Рождения кого-то из своих. Как водилось у этой славной дружелюбной нации, на празднество были приглашены не только ближайшие родственники, но и половина квартала как минимум. Тесей бы даже порадовался за них, если бы только не нужно было завтра вставать на работу. Впрочем, сон его в последние недели и так был тревожен. Он просыпался по несколько раз за ночь, бездумно глядя в белый потолок, прижав к горячему лбу тыльную сторону ладони, холодную даже когда ему случалось лежать с температурой. Завтра, встав и почувствовал себя разбитым, он просто по дороге завернёт в Старбакс и, улыбнувшись милой девушке или юноше, возьмёт свой неизменный двойной американо. Тесей больше любил чай, но за годы жизни в Англии у его организма выработалась устойчивость к содержащемуся в этом традиционном для его родины напитке кофеину.
За плотными жалюзи ярко мигали огни большого города. В Сети, где Тесей провёл последние полчаса жизни, полыхали фанаты нового блокбастера от Диснея, в сумраке квартирки умиротворяющим зелёным светились огоньки на дверце холодильника. И, всё же, что-то было не так. Вместе со способностью читать мысли, Тесею не достался пророческий дар, но обострённая интуиция твердила: опасность!
Он захлопнул ноутбук и, пригнувшись, чтобы не попасть в отсветы от окна, переместился к кухне, вставая во весь рост у хлебницы, вынимая из той верный пистолет. Как раз в тот момент, когда Тесей прикручивал к дулу глушитель, в окно ударилась первая птица, резким хлопком и болезненным клёкотом заставив его обернуться, держа оружие в прямой руке.
"Нашли".
Квартира Тесей располагалась на втором этаже, окнами выходя на тесный переулок, разделяющий два дома, и потому любой пташке нужно было очень постараться, чтобы головой удариться именно об это стекло. Сверхъестественно постараться.
За первой последовала вторая и третья. Тесей сглотнул, в голове прокручивая давно заготовленный на такой случай план. Из квартиры не было другого выхода, кроме входной двери, но мебель была расположена так, чтобы у знающего внутреннюю обстановку было преимущество. Когда убийца войдёт, первым делом его взгляд зацепится за вешалку, плащ на которой висел так, что можно было принять за притаившегося в темноте человека. Этого должно хватить, чтобы вывернуть руку, выбить оружие и, приложив головой об удачно расположенную тумбочку, схватить вещи и броситься в бега. Опять.
Тесей облизнул пересохшие губы, крепче взялся за пистолет. Он не хотел убивать. Больше никогда в жизни он не хотел убивать, и оружие в руке было только средством, чтобы припугнуть, ранить, но не смертельно. С куда большим удовольствием Тесей швырнул бы его в Гудзон, но страх остаться без защиты останавливал. Новый пистолет в Нью-Йорке не так-то легко достать. Разве что в Монтану свалить...
Он уловил мысли вскрывшего дверь убийцы. Уловил и, опешив, опустил пистолет, от занятой им выгодной позиции перемещаясь ближе к окну, чтобы падающий свет раскрыл личность неслышно для уха проскользнувшего в квартиру человека.
- В моей голове, - он разглядывал мрачного юношу, пришедшего по его душу. Двадцать девять лет отроду, но поди определи это по непослушным рыжим волосам, худощавому сложению, пятнавшим лицо веснушкам. Только глаза и хмуро сжатые губы не давали спутать мужчину с желторотым юнцом, только что вылетевшем из родного гнезда в колледж, - ты так и остался моим десятилетним братом, с которым я в парке белок кормил. И когда в тот день я вернулся из колледжа, и мать в слезах сказала, что тебя похитили, я всё искал твоё лицо среди десятилеток. Даже спустя год, и два, и десять.
Тесей фыркнул. По ощущениям это походило на его кошмары. Липкое чувство, сжимаемое тисками рёбер сердце, противный ком в горле, мешающий толком дышать. И растерянность. Много, очень много лет он мечтал об этой встрече. Не терял надежды, представляя, как подойдёт и обнимет, присев на колени из-за разницы в росте, и улыбнётся, возьмёт за руку и отведёт домой, где среди трудов на древнегреческом будет ждать ни на день не постаревшая мама. Скорбь, много лет туманившая разум, даже когда знакомый антрополог составил ему фоторобот с поправкой на возраст, не давала принять факт - он встретит не того улыбчивого малыша, а взрослого мужчину, чужого, незнакомого, который и сам не будет знать, что перед ним старший брат, с которым его разлучили в детстве так и не выставившие требований похитители.
Что ж, птицы на подоконнике прояснили их мотив.
- И вот, теперь ты стоишь передо мной и собираешься убить, - Тесей слегка пошевелил плечом, разминая затёкшую конечность. Всё же, пистолет не был лёгкой игрушкой. - Кофе, чай, вина, чего-нибудь покрепче не желаешь?
~

+1

5

[indent]Ньют жаждал увидеть в глазах напротив страх, сожаление или боль, но не увидел ни того, ни другого, ни третьего. Он представлял, как брат будет его умолять одуматься, будет пытаться успокоить, предложить поговорить без жертв, уверять, что искал его... Он представлял каждое по-отдельности или всё сразу, но ни одна из догадок не попала в цель: оказывается, Ньют просто не помнил, да и почти не знал своего брата. Ничего, кроме ярости и злобы, связанных с его именем, не осталось, все выжгли время и Университет, замещая светлое злобой, обидой на целый мир и плохо контролируемой яростью. Жаждой мести, да такой, что она стала целью существования.
Ньют не знал, насколько это было паршиво, поскольку и не представлял, что бывает по-другому.
Мог ли Тесей сказать что-то, что заставило бы Ньюта "опустить оружие"? Что-то, что усмирило бы разбушевашегося, недолюбленного ребенка? Да нет, тяжело даже представить что-то столь сильное, что противостояло бы ньютовской боли. И желанию возмездия. Может быть, Тесею и правда стоило сразу стрелять... Ведь он ничего не знал о том, что значит быть преданным собственным родителем. Ничего не знал о том, когда родная мать выбирает между детьми и выбирает не тебя. Ничего не знал о том, как пустеет "твоя" сторона, когда ты становишься один против целого мира, жестокого мира, который выбросит тебя, если ты сломаешься. И никто по тебе не заплачет, никто не вспомнит о тебе, о том, что ты был когда-то. Тесей не знал о том, как больно и тяжело держать в руках оружие, когда тебе всего одиннадцать, как страшно, когда дуло чужого пистолета наводят тебе в лицо. Не знал, как это - душить собственные слезы в страхе о том, что кто-нибудь услышит. И в тайне почти до двадцати лет ждать, ждать и надеяться, что однажды кто-то признает все, произошедшее с ним, ошибкой. И до боли обнимет за плечи.
Но надежда со временем ушла под землю в коробочке, как часто маленькие тайнички делают дети. "Борись, выживай, или сдохнешь". И Ньют выучился быть один. Выучился ходить по нитке, растягивать и рвать мышцы, драться сбитыми в кровь руками, не есть, не спать, существовать вместо того, чтобы жить... Прекрасно понимая, что этой судьбы он для себя не выбирал.

[indent]"Стоило бы начать с сожалений,"  - хмыкнул про себя Ньют, прекрасно понимая, что Тесей услышит. Двигаясь спиной назад, откуда пришёл, Ньют стал медленно уходить. Но взгляд... жуткий, испытующий, колкий, все ещё ввинчивался в Тесея. Вот так: он даже не стал с ним разговаривать, не произнес и слова - не посчитал нужным или не счел Тесея достойным даже возможности поговорить.
Ньют отходил медленно. Ему было хорошо видно окно за спиной/с боку от Тесея, и когда он увидел, как что-то неразборчиво мелькает, делая темноту ещё гуще, резко дернулся вправо, скрываясь в спальне.
В ту же секунду в кухне разбилось окно от живой трепыхающейся крылатой массы. От черных масляных крыльев отражался уличный свет, проникая вместе с осколками и ветром в кухню старшего из Скамандеров. Им указал Ньют. Озверевшие вороны бросались на Тесея, хватали лапами и клювами, за какие-то несколько секунд заполняя кухню так, словно они - подвижная жидкость.
Билась посуда, стол и стулья были перевернуты. Крики птиц и хлопки крыльев оглушали.

[indent] У Ньюта было не больше минуты, чтобы осмотреться в комнате брата. Тут было скупо и слишком прибрано по сравнению с тем клоповником, в котором прятался сам Скамандер. Университет приучил его жить скромно, бедно - так не привлекаешь внимания. Тесей же жил совсем иначе, было заметно, какой из него вырост педант и зануда. И, конечно, один - ни девушки, ни собаки, ни котёнка. "Вероятно, слишком любит себя," - заключил Ньют. В комнате он нашёл ещё один пистолет и выбросил его в окно.

[indent] Ньют набросился сзади. Как акробат с прекрасной растяжкой, он с размаху ударил брата ногой по лицу, взвивая полами плаща как птица. В маленьком помещении не было достаточно простора для пируэтов Ньюта, но вороны чудесным образом расступались и не задевали его, а стол и стулья были отодвинуты к стене. От ответного удара он уворачивается, уходя вниз, буквально - на пол. Проскальзывая в полутьме по кафелю, Ньют, успевает в прыжке оттолкнуться от подоконника одной ногой и забросить другую на плечо Тесея, цепляясь за него как летучая мышь, и забрасывая вторую ногу. В лучших традициях Черной Вдовы, Ньют принялся бить брата по голове сцепленными в кулак ладонями, сжимая бедрами ещё и шею. Он бил до тех пор, пока не стал терять равновесия, явно заваливаясь назад, на спину.
Да, ему хотелось бить. Бить и драться до тех пор, пока не иссякнут все силы.
~[icon]http://funkyimg.com/i/2GrWc.png[/icon][status]killing strangers[/status][sign] [/sign]

+1

6

Брат был настроен серьёзно.
Это Тесей понял до того, как хлопанье множества крыльев заставили его отшатнуться от окна, чтобы выиграть себе хоть немного времени, прежде чем безжалостные когти и клювы обрушились на спину и плечи, раня прикрытую старой толстовкой плоть. Но эта боль была ничем в сравнении с тем, что читал Тесей в голове вдруг обретённого младшего брата. Урывки, обрывки и безграничная ненависть в старшему брату и матери, к предателям.
Он успел выстрелить раз по люстре. Плафоны лопнули мелкими осколками, заискрила проводка и часть птиц, испугавшись огня, бросилась врассыпную. А может это Ньютон (называть убийцу детским прозвищем "Ньют" казалось безумием) приказал подопечным расчистить дорогу для прыжка, призванного обездвижить жертву.
Ньют был ловким и гибким, его длинные доки плотно обхватили шею, бёдра напряглись. Но Тесей был массивней и у него было преимущество: даже в такой обстановке он смог сохранить поразительное спокойствие.
"Лучше бы ты меня пристрелил сразу", - пронеслось в голове.
Потом, выбравшись, он уже не будет таким спокойным. Шоковое состояние толкнёт его в объятия краткосрочного безумия, как это уже было раз, там, в Гане. Тесей будет кричать, выть, кусать пальцы и проклинать себе, свои способности, но больше - людей, нашедших этим способностям бесчеловечное применение. Он будет ненавидеть мать, ненавидеть себя за то, что недостаточно приложил усилий для поисков, таинственных людей, вырастивших из его брата живое оружие, и брата - за то, что не отступится. Безысходность падёт на плечи свинцовой тяжестью так, что станет трудно дышать. Перед глазами замаячит дорога. Но это потом.
Часа через полтора.

Тесей, пытаясь уберечь глаза от ударов брата, отступил назад, наклоняясь вперёд, роняя брата на спину, в падении отвешивая тому коленом удар в поясницу и с силой кусая за ногу через эластичную ткань.
Периферией сознания он уловил мысли соседки, выглянувшей в коридор. Глушитель не мог сделать выстрел беззвучным, так что пожилая дама, привлечённая шумом, всерьёз подумывала вызвать полицию.
Тесею удалось сесть брату на грудь, придавив коленями руки и обхватить ладонями тонкую шею, когда какая-то тварь выпрыгнула прямо на него из-за полы плаща, чиркнув по лицу. Кровь из рассечённой брови перекрыла видимость, и Ньютону хватило того, чтобы взять ситуацию в свои руки.
Они, брыкаясь, перекатились, и ещё раз, сбивая с тумбочки кружку, тут же разбившуюся. Птичья какофония не умолкала, но Ньютон не спешил вновь ввязывать в бой своих питомцев, точно боялся, что они пострадают.
Оказавшийся снизу Тесей боднул Ньюта лбом в переносицу, хватая и выкручивая ухо. Боками они упирались в кухонный гарнитур. Его массивные бронзовые ручки не походили белым дверцам в стиле модерн. Определённо, у предыдущего владельца были странные представления о дизайне. Этой стилизованной под цветы фурнитурой можно было бы пробить висок.
Тесей приложил пытающегося задушить его Ньютона головой о дверцу. Лепесток бронзовой астры оставил царапину на скуле. Потом ещё раз, слыша, как яростные мысли в голове брата мутнеют, на мгновения теряют чёткость. Хватка на горле была крепкой, перед глазами Тесея уже плыли круги, когда он ударил Ньютона в третий раз. Острые пальцы ослабли, живительный воздух проник в лёгкие, и это было больно.
Обхватив брата бёдрами, Тесей, в который уже раз за эти пятнадцать минут, переменил их положение и занёс сжатую в кулак руку для удара.
Падающий из разбитого окна свет оттенял лицо брата. Злые серо-зелёные глаза горели яростью, он скалился, как бешеное животное, и две струйки крови, тянущиеся от носа, только усиливали это сходство.
Немедля, Тесей опустил кулак. Ньютон был крепким малым, он не потерял сознание, но завис на грани между пониманием происходящего и мутью. Вышел из строя минут на пять, и Тесею было этого достаточно.
Птицы не нападали. Ньютон не мог их контролировать, пока не чувствовал себя. Тесей потянулся за пистолетом, откатившимся к перевёрнутой тумбочке, и, перед тем как подняться на ноги и стремглав броситься прочь из квартиры, зачем-то наклонился и поцеловал брата в лоб, на котором вскорости должен был расцвести синяк.

На улице, пробежав по "мёртвым зонам" камер квартал, Тесей поудобней перехватил сумку и бросил монетку в нутро кассы общественной уборной. Там, надёргав салфеток, он смыл с лица кровь и заклеил рассечённую бровь пластырем. Достав из сумки тёмные очки, он водрузил их на нос, скрывая половину лица.
- На третью линию, - сказал он таксисту, забираясь на заднее сидение, в голове прорабатывая маршрут.
В эту ночь ему из города не выбраться так просто. Так, чтобы не попасть в поле зрения камер. Он должен дожить до утра, а там измыслить способ покинуть штат. Или даже страну.
Он хмуро разглядывал проносящиеся мимо огни. Из приглушённых динамиков Честер Беннингтон надрывался, что всё неважно.
"Легко тебе, старина", - зло подумал Тесей, чувствуя, что понемногу потряхивает руки.
Он покинул такси на шумной третьей линии. Из ближайшего ресторанчика доносились звуки зажигательной песни, но Тесея не интересовала эта компания. Он свернул за угол и оказался перед кинотеатром, где каждую ночь проводили киномарафоны.
В кромешной темноте полного зала (кто бы подумал, что у Джармуша столько фанатов) он был незаметен, зато люди вокруг были как на ладони. Он слышал их мысли, всех, каждого, и, если что-то пойдёт не так, узнает об этом первым.
Его соседи по бокам были поглощены происходящим на экране, и Тесей, не боясь, сжал зубами ткань новой толстовки, зажмуриваясь и позволяя подкатившейся боли проходить сквозь него, молчащего, скапливаться у кончиков пальцев, чтобы быть стряхнутой с них. Это упражнение ему как-то показал знакомый по службе, разучивший его у индейцев.
Переждать. И бежать.
Бежать, пока один из них всё-таки не нажмёт на пусковой крючок.
~

+1


Вы здесь » Crossray » Бесстыдники » Отречение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC