Слепой не знает жалости, не ведает ее определения. Он слышит, как легкие Дома подбираются, насыщаясь кислородом, а потом опустошаются на ровном выдохе. Он сам живет так же: без шума и суеты, просто дыша ровно и безумно спокойно, не думая ни о ком другом и не желая, чтобы думали о нем. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Другой мир » Total Eclipse.


Total Eclipse.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Total Eclipse.

https://i.ytimg.com/vi/HfbUZgI90aE/maxresdefault.jpg
все пути ведут к нему.

место действия фракция Дружелюбие

время действия примерно год
осле второго эпизода

участники     Трис и Эрик

мир перевернулся с ног на голову. Теперь главные изгои, по крайней мере они хотят встать у власти. Система фракций пошатнулась. Трис погибла. На могиле Эрика уже растет трава полынь. Только мертвые имею способность возвращаться, тем более когда они настолько сильно хотят жить или просто их так просто не убьешь.

Отредактировано Eric Coulter (2018-04-26 19:17:36)

+1

2

Она была готова. Готова с самого начала принести себя в жертву. Уже ни один раз она была в шаге от смерти, но ей всегда удавалось обмануть её и спастись. Выжить. Но не в этот раз. В этот раз она была готова принести себя в жертву во имя близких и ради благого дела. Она не могла позволить себе поступить иначе. Слишком долго шла ко всему, слишком долго они все шли к этому. Трис готовила себя. Девушка всегда знала, что рано или поздно, но этот день настанет и он настал.
Последнее, что помнит девушка: Дэвида, звук выстрела, острую боль, голоса, зовущие её, а потом темнота поглотила её. Она падала, падала в бездну, и казалось, что это падение будет бесконечным.  Но ведь теперь всё закончилось? Она всё, что было в её силах во имя лучшей жизни. Ради защиты тех, кто дорог ей. Трис сделала всё, что было в её силах, или она могла сделать больше?...
Нет, она не хотела оставлять его. И в голову тут же врезаются мысли о нём. Мысли о том человеке, что занял её сердце. Она оставила его. Оставила одного. Но уже не вернуть ничего, путь назад нет. Только вперёд. Только в темноту, не видя ни луча света. Конец. Такой странный конец.
Трис уже не чувствует боли от раны. Её руки не чувствую крови, которой пропиталась одежда. Она касается места, где была рана, но там ни царапины. Ни намёка на кровь и ранение. Сон? Она не может понять происходящего. Реальность ли это? Неужели каждого человека ждёт такой конец? Этот полёт в бесконечность. Полёт, которому, кажется, нет конца. Она не знает, что делать. Не знает, что её ждёт.
В какой-то момент это стало напоминать пейзаж страха, третий этап испытаний, чтобы стать бесстрашным.  Благодаря тому, что она была не такой, как все – дивергентом, то проходила испытания едва ли не за три минуты. Это был рекорд. Таких, как она – единицы, но они есть. Так почему сейчас всё напоминает то испытание, когда она должна была побороть свои страхи? Но Трис не боролась ос страхами, а убегала от них, сумев отличать иллюзию от реальности. Но сейчас она не понимает. Или просто не хочет? Устала. Просто устала. Всё устают. Она проделала большой путь и хочет просто отдохнуть.
...

Закрывает глаза, глубоко вдыхая холодный воздух.
Открывая, перед глазами встаёт пропасть.
Та самая крыша здания, с которой она сделала шаг в свой первый день, выбрав фракцию бесстрашия.
Словно вновь оказалась в том дне. Стоя на краю, содрогаясь от холодных порывов ветра.

http://s6.uploads.ru/SsHXD.gif http://sd.uploads.ru/WZKoV.gif
Страшно?
Шепчет незнакомый голос в её сознание.
Нет.
В голосе мелькает дрожь, страх закрался в сердце. Но почему?
Она через столько прошла, столько раз была на волосок от гибели, так почему сейчас страшно?
Врёшь.
неизвестность. Её пугает неизвестность и то, что за ней скрывается.
Лица родителей перед глазами; она вспоминает заботливые руки матери, и словно чувствует её прикосновения вновь.
Ощущает, как отец обнимает её в последний раз. И глаза брата, потерянные глаза человека, который просто запутался в себе.
И Тобиас. Тот, кого она оставила.
Прыгай. Убогая.
И Трис делает шаг.

...

Падение продолжается. Она падает куда быстрее, словно её скинули. Перед глазами, проносится вся её жизнь. Все её воспоминания. Она вновь слышит голоса друзей. Видит родителей. Брата. Тобиаса. Перед глазами мелькают все события, которые были связаны с ней. С её родными.
Вновь переживает потерю родных, убийство Уилла. Она не хотела убивать. Не хотела. Слёзы на глазах, из-за чего неприятно начинает щипать, словно песок попал в них.
Голос. Чей-то голос зовёт её. Мама? Нет…. Это чужой голос. Она не слышала его прежде. Он вырывает её. Вырывает из этой воронки жизни. Тянет в безызвестность за собой. Но Трис не знает, должна ли. Быть может просто закрыть глаза и падать. Падать пока всё не закончится. Но голос раз за разом врывается в её сознание, а потом, в какой-то миг становится страшно тихо и всё пропадает.
Она просто зависает. Смотрит вверх. Но её глаза не видят ничего. Она пытается что-то сказать, но не слышит собственного голоса. Не чувствует собственных рук и ног. Только слышит стук своего сердца. Всё это не правда. И всё обрывается. Боль вновь пронзает её тело, а на руках кровь. Её собственная кровь. Рана кровоточит. Темнота исчезает и всё словно на осколки распадается.

...

Открой глаза.
Вновь тот голос.
Я не хочу.
Она боится. Бесстрашная боится. Какая ирония.
Открой глаза.
Нет!

http://sg.uploads.ru/djfBY.gif
Открывай!
И Трис подаётся. Она открывает глаза и видит себя. Вновь.
Вот он - главный страх. Она боится саму себя.
Смотрит, не смея моргнуть или отвести взгляд. Протягивает руку, пытаясь прикоснуться.
Но как только кисть руки достигает лица, то та распадается на осколки, которые тут же проходят сквозь Трис.
И она приходит в сознание.

...

Она смотрит в потолок. Медленно поворачивает голову в бок, пытаясь осмотреться, но всё словно в тумане. Перед глазами словно белая пелена. Моргает. Часто. Нужно привыкнуть к дневному свету. Трис пытается пошевелить рукой, но всё тело затекло. Сколько она была без сознания?
Место кажется ей знакомым. В комнате было довольно скудно в плане мебели и вещей. Она казалась такой пустой. Но это ли важно? Она не знает, где находится, а вокруг никого. Трис не понимает. Она ничего не помнит. Не помнит, что было с ней после того выстрела. Ей казалось, что прошло совсем немного времени, девушка даже не догадывается, что прошёл месяц, как минимум.
Рукой ощупывает рану. Перевязана. Но кем? В голове поселяется мысль, что это дело рук её друзей. Но всё обрывается, когда на глаза попадаются незнакомые ей вещи, которые никаким боком не могут принадлежать кому-то из них. Да и будь к перевязке причастны друзья, они и сейчас находились бы рядом, но их нет.
Пытается приподняться, но всё тело словно пронзает током. Слишком долго лежала. Слишком долго находилась без движений. Но девушка борется с болью. Прикусывает губы до крови, чувствуя во рту металлический привкус. Сжимая руки в кулаки, до боли впиваясь ногтями в кожу. Ей удаётся перебороть боль. Удаётся подняться и принять сидячее положение. 
Но встать она уже не сможет. Трис прекрасно понимает это. Но сидеть и бездействовать она не может. Ей нужен тот, кто объяснит всё, что произошло. И тот, кто поможет вернуться в Чикаго, где такой человек, как Беатрис Прайор – считается всё это время мёртвой.
Окно открыто. За пределами дома слышатся голоса. Они становятся всё ближе. Звук закрывшейся двери. Шаги. Теперь она не одна. По всей видимости, вернулись те, кто всё ей объяснит. Но она не знает лишь одного: враг ли это? Как на зло на глаза не попадается что-то, чем можно было бы атаковать в случае опасности, единственное оружие – она сама, но каждое движение – для Трис, как самоубийство. А это ожидание неизвестности просто убивает. Но она не впадает в панику. Бесстрашные – не паникуют. И Беатрис ждёт. Просто ждёт, не сводя глаз с прохода, в котором в любой момент появится человек. И человек появляется и тут всё начинает проясняться. Джоанна Рейес. Дружелюбие. Трис вспомнила. Трис всё смогла понять. Джоанна всё рассказала - всё, что ей самой было известно и в одном Беатрис теперь была уверенна - её друзей тут нет и они вообще не знают, что Прайор жива.

http://sd.uploads.ru/8DPJF.png

Трис покидает комнату, отправляясь на обед, который сейчас предстоял всей фракции. Джоанна посоветовала девушке набраться сил и поесть, всё-таки, она довольно долго находилась без еды, а силы поддерживать нужно, чтобы не запустить свой организм к чертям. Теперь всё работала, как своего рода дежавю: яркая, но простая одежда, до тошноты противные люди, что только и знаю, как улыбаться и желать всего хорошего. Не самые лучшие воспоминания были связаны с этим место, ибо омрачало их событие в виде некоторых людей, что ворвались однажды сюда, в надежде схватить беглецов, благо, в конечном итоге, Трис и Фору удалось избавиться от своего вечного преследователя, кстати о нём... — Какого чёрта?! — Внезапно на повышенных тонах воскликнула Трис, как только подошла её очередь за порцией еды. Она была готова швырнуть этим же подносом с тарелкой, в которой уже покоилась порция её обеда - в столь любезного раздатчика. Конечно, Прайор не была уверенна во всей своих мыслях ибо сейчас этот человек напомнил девушке того_кто_должен_быть_уже_мёртв. Беатрис не знала, кидаться едой, искать оружие по карманам, которое если и было - давно забрали и упрятали, а может вовсе броситься бежать куда подальше из этого места? А то так и с ума сойти можно с лёгкостью.

+1

3

Это был сон, полный реальных ощущений. Бег и шум от удара о ветки деревья. Хруст и шум приближающегося поезда. Снова бег и фигуры пересекающих черту людей. Тот кто бежал, был уверен в то что догонит беглецов. Для него это значило гораздо больше чем дышать, жить или существовать.
Мужчина переворачивается на другой бок, становится жарко и одеяло скользнув на пол дарит долгожданную прохладу разгоряченному телу. Каждый раз, когда один и тот же сон навещал его, он просыпался с приятной болью в мышцах. Он словно бы на самом деле бежал и пытался догнать тех, кто исчезал в самый последний момент.

Утро наступило, как и всегда касаясь тела легкой прохладой. Солнце еще не коснулось земли, лишь поднималось из своей постели, а мужчина уже стоял рядом с большим двух этажным сооружением и умывался. Вода которую он приготовил еще с вечера стояла перед входом в конюшню. Ему нравился порядок и эта вода, которая забирая ночные видение дарила покой. Он не помнил своего имени и откликался на то, которое выбрали здесь в этом самом месте. Не хотел ничего знать о своем прошлом. Не замечал следы от проколов и рисунок поднимающийся от запястий по груди к шее. Он был Бесстрашным и мог убивать. Даже не помня об этом, просто знал что, способен на это. Понимал, что скорее всего стал беглецом после того как изгои раскрыли заговор Джанин и Бесстрашие. После того, как лидеры перестали быть теми кто думает в первую очередь о себе. мир перестал быть прежним. В этом мире не было места бывшим военным. Порядок и закон теперь был в кругах бывших безфракциоников, это был хаос. Так думал мужчина, не способный порой объяснить о том, почему каждый раз когда слышит об истинном положении вещей беззвучная ярость начинает подниматься в нем угрожая свести с ума.

Тишина раннего утра, изредка прерываемая еле слышным дыханием спящих животным. Конь который каждый раз приветствовал мужчину довольным ржанием всхрапнул почти как человек и мотнул головой словно отгоняя дурной сон. Каждое утро его выводили из стойла и седлали для того чтобы совершить небольшую прогулку. Спуститься к озеру, где прозрачная гладь служила прекрасным началом нового дня.
Мужчине дали просто имя, выбрав то которое показалось наиболее подходящим. Теперь его звали Ник. Ник прекрасно ладил с животными, даже собаки слушались чужака. С учетом нового положения вещей, этот новичок нашел себя в новом месте и кажется что никто из одетых в яркие цвета людей так и не узнал его.
Ему дали кровь и пищу, не спрашивали о прошлом. Старались не замечать шрам которые пропал спустя несколько месяцев скрывшись за быстро отраставшими волосами. Волосы на когда-то коротко стриженой голове отрасли скрывая таким образом отверстия от проколов. Он стал другим и никто, не сказал ему о времени когда с ним пришли другие. О времени когда он привел с собой боль и разрушение.
Рана на голове, которую раз в месяц проверял доктор уже не беспокоила Ника. Казалось странным, что когда его нашли он был на грани жизни и смерти. Его принесли для того чтобы похоронить, решив что даже такой, как он заслуживает милосердия.

Он выжил. Выкарабкавшись с того света забыл о прошлом. Казалось, что того другого одетого в черные одежды просто не существовало, но он был. Эрик спрятался в самой глубине такого переменчивого сознания и ждал когда придет его время. Он всегда умел ждать и не спешил делать выводы. А сейчас спокойный и такой безобидный для не знающих правду о его прошлом Ник заменил его.

Столовая быстро наполнялась людьми. Был слышен смех и щебетание, которое очень хорошо сочеталось с их яркими одеяниями. Утро было таким же, как обычно, только для Ника все было немного иначе. Он не любил работать в столовой. Было в этом что-то унизительное. Он и сам не мог объяснить почему каждый раз подавая своему названому брату или сестре или еду, он морщился слыша традиционную фразу " счастья тебе". От него никто не требовал этих слов. Все давно привыкли к его молчанию. И столкнувшись этим утром со взглядом обращенных на него глаз, мужчина лишь дернул губами. Уголки губ дрогнули изображая слабое подобие улыбки кусок мясо оказался на тарелки девушки, который он видел впервые. Ник видел ее первый раз, но не Эрик. Это было похоже на толчок изнутри. Один точный удар в самое сердце и улыбка превратилась в гримасу, взглянув на которую один из братьев сделал пару неуклюжих шагов назад толкнул стоявшие неподалеку стол.  Грязные тарелки с остатками еды взметнувшись в воздух создали самый настоящий фейерверк, когда губы Ника пришли в движения выдавая обязательную фразу.
- Счастья тебе,- обжигая и нашептывая мужчина яркие картины, где черный цвет смешивался с красным. Где все могло быть иначе и где главным звеном была эта девушка.

+2

4

[indent] Голова слишком сильно кружилась, стоило сделать резкое движение. Она не могла ничего вспомнить. Не могла понять, почему и как. Слишком херовое состояние. Тошнотворное. Словно её подвесили головой вниз над пропастью и тащили так в течение нескольких дней, ещё и раскачивая из стороны в сторону. Но ей нужно было прийти в себя. И понять, что происходит. Трис понимала, где находится, но ей ничего не объяснили. Да и это мужское лицо, чьи черты казались до боли знакомыми, вызывало странные чувства в груди Беатрис.  Мысли путались в голове. Сосредоточиться было крайне тяжко, как бы она не пыталась. Нужно было собраться и взять себя в руки, но звон в ушах внезапно ударял по голове, и оставалось только хвататься за неё, кривясь от головной боли. Скрипя зубами, пытаясь сфокусировать свой взгляд на человеке, который говорил какой бред, но «мир вам» - так типично и обыденно для этой фракции. — Что? — Переспрашивает Трис, так и не отходя в сторону. Она не может отвести взгляда от этого человека. Она уже видела его. Знала его. Он был частью её прошлого. Но с другой стороны – он казался таким чужим.
« — Совсем уже спятила — » Чёрт. Пора уже заканчивать с этим. Трис вообще не предполагала, что выживет после произошедшего. Она шла на свой последний бой. Шла выполнить предназначение и подарить свободу остальным. Она знала тогда, что это должно было стать её концом, и скрывала это. Жизнь — не сказки, хэппи энды не всем даны. Трис не глупая девочка, она понимала это и была готова. Но что-то пошло не так. Она принесла жертву [себя во благо мира], но почему судьба решила распорядиться иначе и не приняла это? А может и приняла, но дала новый шанс? что она ещё хочет от неё? Трис слишком устала за все эти годы. За всё время борьбы. Она уже многое потеряла и хотела положить конец этим грёбанным потерям. Прайор хотела стать свободной. Но что теперь? Что вышло в итоге? Она жива, а остальные? Получилось ли всё, чего она хотела добиться? Справилась ли она? Справились ли остальные? Так много вопросов, а ответа ни одного. Но их нужно было отыскать, только как? Трис даже не знала, ищут ли её, да и всё ли хорошо со всеми ними.

[indent] Очередь за едой уже подтягивалась, а Беатрис всех задерживала. Но она попусту не могла сдвинуться с места. Это выглядит слишком странно со стороны, но разве это важно? Кто-то просит Трис пройти за стол и даже готовы помочь ей, уже осведомлённые о том, что с ней было. Но девушка резко отмахивается, самостоятельно отправляясь за один из столов. Садиться так, чтобы видеть того человека и её не смущает то, что она так прямо и нагло сверлит его взглядом, ковыряясь вилкой в салате, который совсем не хотелось кушать. Никакого аппетита.

[indent] Закрывает глаза, ладонью убирая светлые пряди волос со лба. Неосознанно вспоминает, как мама расчёсывала ей волосы, собирая в скучный пучок. В то время трис была ещё в отречение. Жила, даже не догадываясь о том, что может произойти. О том, что уже произошло. Она и подумать не могла, что сделав шаг во фракцию бесстрашных — навсегда изменит свою жизнь, и жизнь своих близких. Но, возможно, если бы она осталась, то была бы сейчас мертва. [или смогла бы сбежать с родными? и тогда бы мама осталась жива] слишком много вариантов возможного прошлого [будущего]. Казалось, что где-то в этой вселенной есть множество дверей, за каждой из которой скрывается возможное будущее — то, что могла произойти, поступив она иначе. А также, существуют и двери возможного будущего — того, что может произойти, стоит сделать тот или иной шаг.

[float=left]https://78.media.tumblr.com/f7dacea8d17cfccf90dc52f9a01a1aa6/tumblr_n5fn6p7v8M1ql5hv8o5_r1_250.gif[/float] Она делает глубокий вздох. Времени размышлять и копаться в своей голове сейчас нет. Ей нужно было делать шаг. Идти вперёд, а не сидеть на месте. Трис всегда шла вперёд. Она никогда не отступала, пытаясь отыскать нужную дверь. Прайор не имеет права трусить — она бесстрашная. Бороться со своими страхами и не отступать — вот, чему её учили. Вот, что она должна делать. Конечно, когда перед тобой неизвестность, то это всегда будет пугать. Будоражить внутренние страхи, которые тщательно пытаешься скрыть. Эта неизвестность — пропасть, бездна, а ты всего лишь человек, что стоит над этой пропастью и смотрит вниз. Но решится ли он сделать шаг и упасть в бездну, чтобы узнать, что таит в себе неизвестность?
— Хватит, — ворчит себе под нос, поднимаясь со своего места, направляясь прямо туда, где уже последняя пара жителей сей фракции дожидались своей порции. Многие смотрят в след, пытаясь понять, что эта «странная» девушка хочет делать, но ей плевать. — Нам нужно поговорить, — Нагло втискиваясь между двумя последними людьми из фракции дружелюбие, девушка упирается руками в стол, всем своим видом показывая, что никуда не уйдёт, пока не получит своё.

Отредактировано Beatrice Prior (2018-05-07 21:33:03)

+1

5

Покой. Это место дышит покоем. Даже воздух. Вдыхать его и жить день за днем, похоже это было выбором который сделал вполне осознанно.
Когда, тебя принимаю просто потому, что не могут поступить иначе. Остальное становиться неважным. Для этого другого есть время, не сейчас и не в этот раз. Есть еще один день, ничем не отличающийся от прошлого. По этой и только из-за этого, начинает казаться, что я тут недавно.
Только это видимость. Волосы на голове отрасли достаточно, чтобы стать своеобразным мерилом времени. Только, что оно пыталось отмерить мне было неизбежно.
Здесь не спрашивали, что я помню привыкнув к тому что мой ответ не менялся уже довольно долго. Меня это устраивало, только не сейчас.
Девушка не похожая на всех, как и я в самом начала смотрела на меня и хотела получить ответы. Глаза как  мне показалось, пытались заглянуть в мою душу и почему, то от этой ассоциации на лице появилась улыбка. Это была улыбка, которой боялись. Оказывается, что улыбаться не значит быть добродушным. У меня выходила, ухмылка. Так охарактеризовал ее один из фракции которые носили все эти яркие света. Я не был их частью и никогда не был. Прекрасно понимая, даже не помня своего прошлого. Что не вынес бы этого вечного мира и покоя. Мой личный покой, не был похож на здешние понятие и сейчас похоже пришло время еще раз это доказать.
- Что ты хочешь? Кто ты такая?- даже если бы девушка не оттолкнула людей мешающих беседе, они бы сами ушли услышав мои слова. Так никто не разговаривал. Считалось, что все кто находился под кровом Дружелюбия должен соответствовать их кодексу.
А сейчас, два человека выделившись из общей толпы незримо обозначили невидимую линию. Мне хотелось подчеркнуть образность этого круга пылающим пламенем. Огнем который разгорался и приносил наслаждение.
- Ты похоже из Бесстрашия? Забавно, казалось многие из ваших ребят поплатились за свои поступки,- еще немного вызова. Я не помнил, кто я. Зато прекрасно знал какая из фракций оставила на моем теле метки. Татуировки и следы от пирсинга, были знаком принадлежности к расколовшейся надвое фракции. Кто-то сражался за, а кто-то был против. Не разбираясь сейчас ни в белом, ни в черном не мог решить кто я и к какой из команд примкнул бы. Хотя выбирать было уже поздно. Этот мир перевернулся и кто знает, возможно что общая тяга к свободе устранит это понятие фракции.
- Ну что? Хочешь поговорить. Говори сейчас, мне некогда,- подтверждая слова и делая шаг влево, так чтобы видеть прижавшихся к стойке испуганных собратьев, со сладкой улыбкой проговорил.
- Счастья вам. Не обращайте внимание. Она видимо не знает, что такое дружелюбие,-

0


Вы здесь » Crossray » Другой мир » Total Eclipse.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC