— Нет… Нет-нет-НЕТ! — Все пространство заполнил детский крик, на который едва ли замеченным ею жаром отозвались голосовые связки. На глазах Гарнетт тело мстителя Спираль-Сити, Черного Молота, кого другом считала, что ей не свойственно — Гейл профан по части выстраивания дружеских отношений — расщепило неопознанным импульсом, разметав окровавленные ошметки по траве, где секунду назад он стоял, полон решимости вернуться к Люси, всем сердцем любимой дочери. Он обещал вернуться живым и невредимым, а Джозеф Вебер не бросает слов на ветер. Не бросал. ==> читать далее

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaCharlesMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Другой мир » А зори здесь тихие


А зори здесь тихие

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

А зори здесь тихие

http://storage3.static.itmages.ru/i/18/0409/h_1523302872_1934486_b0738c6359.jpg
Oomph! - Labyrinth

Аркхэм

Недалёкое прошлое

Jonathan Crane, John Constantine

Нетрадиционные методы лечения доктора Крэйна всем хороши, пока пациент не возвращает бумерангом их доброму доктору и утягивает с собой. Добро пожаловать в Ад!

+3

2

Деревянный воздух вокруг Аркхэма настолько он сам, что кажется, его можно разобрать на половицы и отвезти в новое место, но даже там вдыхаемый кислород будет по привычке скрипеть, мол, "Хьюстон у нас дурдом!". А зори здесь тихие...
Бывают дни, когда это лабиринтообразное место жмёт тебе как гроб, и лестница становится лесенкой, а потом и лесенку долой, и на смену ей назначают лифт. Однажды Джонатан устал ждать кабины и уже было настроился на пеший спуск, когда ему прилетело в спину:
- Ты можешь быстрее? Мы тебя подождём, а то следующий лифт ещё с час громыхать будет.
- Я пешком. - отмахивается от такой заботы Пугало, даже не сбавляя шага. Ему нужно успеть спуститься не то в ад, не то в подвал - это уж как лестница решит. Она - ещё равнодушнее того, кто ревизирует под ней запасы токсина, она - голгофа.

Потом наступает со всех сторон окружённый бессмыслицей обход. Больные с творожными лицами, кто-то опять разливается в слезах и мольбах, - дайте телефон, почему не пускаете ко мне родственников?
- Вот мы дадим вам телефон, а вы нам в благодарность сюда битву экстрасенсов, пожарников и пиццу позовёте. И что мы все вместе делать будем? - ласково растолковывал доктор Роберт, а сам незаметно кивал санитарам, - уводите, оттаскивайте, хоть самыми чмошными методами, но с глаз долой!

Лестница ведёт к победам.
Лестница ведёт по бедам.
Лестница ушла к соседям.

Кожаное кабинетное кресло глубоко всасывает в себя озябшее тело. Ночь у доктора была насыщенной и пёстрой, полной погони, драк, перестрелок, и настроиться на рабочий лад так тяжело. Он же сейчас со всем сказанным будем обращаться как заправский насильник из подворотни - сношать всё со страхами.

- Это визитка или личное дело пациента? Ладно, оставьте, не суть. Занесите мне, пожалуйста, пакетик стрептоцида. На моей полке в комнате отдыха - Крейн на слух убеждается, что дверь за санитаром крепко затворилась и только тогда начинает говорить. - У нас есть два часа. Как часто вы предаётесь тьме, Джон?
Джонатан впервые называл кого-то по имени,  не ощущая, что обращается к человеку. Джон - это самое безликое имя на свете, принадлежащее людям, которых привозили в Аркхэм с потерей памяти. Чем Константин отличается от этих людей? Брехать он горазд, никакая амнезия с его расположенностью ко лжи рядом не стояла. Гад сразу понятный как гад, будем честны - Константин доктору не нравился, потому что использовал психушку как срез для побега от своих жизненных побег. Как хостел, в котором он смел жить без вмешательства в его жизнь озабоченных докторов - это только подтверждала тонкая как платок папка. Если бы Константину прописали бы лоботомию, он бы наверняка затёр её как-то однажды ластиком, и никто бы ему в этом не воспрепятствовал.
Джон - это отличное имя для неопознаваемых покойников, которые, возможно, никогда не имели ни личности, ни жизни за собой - тела, мёртвые с двух сторон, но не лишённые ожиданий, что их найдут, назовут и похоронят.
- Вы сейчас находитесь в уюте и тепле. Вы - самый счастливый человек в этом месте. Здесь нет чувства времени, потому что Аркхэм - он как шар с метелью. Слышали, как говорят больные, когда обед задерживается? "Когда Бог шарик встряхнёт - обед упадёт". Я не знаю, что вы наговорили другим специалистам. Может что-то о том, как вы пусты внутри. Что вы - боль и пепел, но, -  мужчина не следит за своими руками, и они механически закручивают что-то в узел. Возможно ручку, не до того. Доктор слишком занят чужими глазами, хочет заставить их опуститься первыми.  - Я настаиваю. Вы - счастливы. Можете жаловаться на это куда угодно - это уже что-то. Возможно, это станет первой проблемой в вашей жизни. Ваш врач не слушает вас. Вашему врачу на вас плевать, у него бывали случаи поинтереснее. , - с чувством исполненного долга Джонатан углубляется в пугающую своей грандиозностью гору бумаг. Раздражитель создан, осталось дождаться, когда он дойдёт до нервной системы и сделает своё грязное дело.

+3

3

Местечко было – что надо. Такое убогое, угребанное и вшивое, что аж за душу брало – душевненько и уютно, мало чем отличалось от его собственной халупы, где рисунок на ковре было не разглядеть из-за количества пепла, окурков и ещё какого-то мусора. Как на вокзале.
Хотя городская квартира и правда была для Джона перевалочным пунктом и залом ожидания, жить он там даже не пытался, поэтому там заводилось всякое. Например, Гэри гребанный идиот Лестер с его блядскими жуками и наркотой, чертов кретин. А тут было ничего, миленько, все как плюшевые сидели по клетушкам и пускали слюни, а макароны тут были отпад, только скучно.
Это вечное зудящее ощущение: когда ты на деле, то мечтаешь продохнуть и избавиться от всей этой адской компании с их проблемами, оставив Лиге Плащей и Трико или каким-нибудь Высшим силам разгребать всё это дерьмо, а когда плюёшь в потолок, то ощущаешь, что разум твой начинает заплывать жиром и крошиться от безделья. Может быть это природная склонность жить только получая по морде и облапошивая кого-то другого, одной рукой обчищая карман, а второй запихивая обратно в Ад, откуда они и явились, может быть это кармическое, чтоб его, понимание, что ангелам несподручно возиться в дерьме, поэтому для этого есть уборщики падали вроде него, Джона Константина – почётная и до смерти важная роль. Было бы смешно, если бы уже не было откровенно плевать – от высокопарных речей пробивало проблеваться прямо на месте, потому что все эти герои вечно несли несовместимую с жизнью и мозгом херню, а то, что при этом им сходило с рук вообще всё, включая руины на месте крупных городов, оставшиеся в ходе их спасительных операций, а его регулярно разыскивали всеми силами полиции, уже как-то… Как-то.
Короче ясно было, что рожей не вышел, чтобы быть кумиром безмозглых потребителей, ну так и что с того теперь? Своё он получал, хотя получал и за своё сверх меры порой, да сидел сычом в Доме Таинств в гордом одиночестве, не считая духа дома и скрытого в нём, но да так проще, хотя на похороны не приходится часто ходить и закуривать очередную смерть друзей.
Всё это эмоционально выматывало и истощало на самом деле – сколько угодно можно изображать, что тебе наплевать на весь свет (тот, этот и все, какие найдёте), а всё равно ж каждый раз приходилось переться к черту на рога и устраивать танцы с бубном, чтобы всех этих людишек как-то уберечь, причем часто даже от них самих, вызвавших очередного отвратного духа «по приколу». Гребанные ублюдки. Джон чувствовал себя санитаром, хирургом, удалявшим опухоль у опухшего до края пациента, а потом ещё слушал причитания старушки с клюкой о том, что он неправильно всё делает и вообще живодёр. А Ньюкасл никто не отменял, как и до сих пор звучавшие в голове крики Астры. Проклятый демон уже растворился в электронном ангельском свете, а вытащить душу девочки назад так до сих пор и не вышло, а от этого было паршиво. Особенно паршиво, что из их шайки музыкантов-оккультистов все почти уже откинулись; вот и дружи после этого с людьми – схлопываются на глазах, сами себя уничтожают, каждый немного не в себе после увиденного. Только зачем они торопятся разглядеть всё ещё разок, но уже без возможности сбежать, Джон не понимал и даже думать об этом не хотел. Ублюдком было быть проще, только на этом держался и только так до сих пор копыта не откинул.
И доктор Крэйн тоже был ублюдком – он это видел сразу, нутром чуял, осклабился в усмешке, разваливаясь поудобнее на стуле и складывая руки на груди. Предыдущий доктор куда-то делся, может быть пошёл плакать в подушку, может быть смотрит сериальчик, которым глушит последние остатки совести (или как там это чувство называется?).
Проблема современного мира была в том, что Ад был уже на земле – если когда-то Мефистофель молодым и ретивым козликом скакал, чтобы получить душу, то теперь к нему была очередь, в которой каждый тащил свою потрепанную и вшивую душонку, переставшую быть бессмертной и хоть чего-то стоящей в тот момент, когда они перестали быть людьми по сути, а не форме. Инфляция на рынке душ была серьёзной проблемой, но хорошо, что не его проблемой. Плохо, что его тянули в эту проблему, когда спохватывались, что не хотят в Ад. Никто не хочет в Ад, но все хотят жить одним днём и получать удовольствия не расплачиваясь за них, или когда-нибудь потом, как с кредитами. А лучше и вовсе забыть и забыться.
– Что, док, тяжёлая ночка выдалась? – Константин хохтнул – весь этот пассаж про счастье и несчастье его не трогал. Захотел бы проповедь послушать – зашёл бы в церковь. А у доктора Крэйна, не считая вороха бумаг и рыбьих голубых глаз явно свора чертей за спиной тусовалась, спать ночами мешала, вот только экзорцист болен и не может подойти к телефону, разбирайтесь с этой дрянью как-нибудь там. – Ладно, я счастлив, а вы заняты. Могу идти? Я знаю много способов куда веселее провести два часа.
Где-то были тут даже симпатичные пациентки, хотя и странненькие немного, но он в койке вполне мог их вылечить.

+2


Вы здесь » Crossray » Другой мир » А зори здесь тихие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC