сколько раз примирение ваше представлял себе ты? сколько раз в голове прокручивал сцены эти, что были тобой, придуманы? собьешься со счета после первой же сотни, если начнешь пересчитывать. времени когда ты предоставлен сам себе предостаточно было. и как бы ты не старался от себя эти мысли гнать, убеждая себя что больше никогда-никогда даже не заговоришь с лорканом, никогда не помиришься с этим «предателем». они возвращались и наполняли твой разум без остатка. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » И гаснет свет... » father and son


father and son

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

father and son

http://funkyimg.com/i/2Cszb.png

Метрополис и окрестности

средь бела дня

Коннер Кент, Лекс Лютор

Супермен вынужден отвлечься от воспитания Коннера ради спасения мира, но чтобы не пришлось спасать мир уже от Кона, Кларк передал сына под опёку второго родителя. Было очень наивно предполагать, что их совместный "уикенд" не закончится как минимум внушительными расходами на ремонт имущества Лютора.

Отредактировано Conner Kent (2018-02-16 15:19:00)

+1

2

Кларк и эта его сомнительная история с «присмотри за сыном» до сих пор вызывали у Лекса приступы ужаса и тошноты, черт бы побрал этого Супермена и его супергеройство, тоже нашелся тут скрытный и супернезаметный. Первым делом после того, как вещи Коннера были доставлены и комната подготовлена, Лекс налил себе виски, сел за компьютер и за пять минуты выудил информацию о том, что Супермен пошел помогать Лиге Справедливости в очередном сражении за правое дело.
СМИ вещали о бое, который спасет планету (в очередной раз), а Лекс отпивал из бокала виски и думал о том, что ненавидит их. Правда ненавидит. Всех этих супергероев, ряженных в свои костюмы, их силы, их способности, их опрометчивые решения и их нескончаемое бахвальство позднее, когда люди начинали их чествовать. От этого сводило скулы, от ярких улыбок супер-людей, от их ненавязчивого контроля. Они захватили власть над миром не начиная войн, не начиная никаких конфликтов. Просто спасли мир и вот он у их ног.

Он бережно поставил бокал обратно на столик, опасаясь, что, если он сейчас швырнет им в стену, это можно будет истолковать очень неправильно. О нет, он не скучал по Супермену и его геройству, по Кларку, немного, но не по парню в плаще, у которого из изъянов то был только криптонит. Камушек под цвет глаз Лекса, что было особенно забавно во всех их стычках.

Коннер прибыл позднее. Лекс какое-то время молча разглядывал парня, а потом вздохнул. На самом деле предстояло провернуть очень полезное, но малоприятное дельце, которое он откладывал в долгий ящик слишком долго. Например, вытащить Коннера в лабораторию, чтобы обследовать, проверить показатели, провести всестороннее обследование, чего никто из ученых так и не сделал, не смотря на четкие приказы.

- Нам предстоит увлекательная прогулка, надеюсь, ты готов. – Лекс привычно накинул пиджак и сунул в карман телефон, для экстренной связи с внешним миром тот не пригодится, а вот записать показатели парня, чтобы дома их еще раз просмотреть. – Идем.

Ни тебе вопросов, ни уточнений, прогулка, которую наметил Лекс вела точнехонько в одну из лабораторий. Когда он только создавал сына, когда планировал, когда пытался скрещивать клетки ДНК, он как-то не задумывался о том, насколько сложно будет оказаться таким гибридом и сколько проблем это может привнести в его собственную жизнь. Лекс не планировал привязываться, проект есть проект, это был долгосрочный план по выведению Супермена из игры, кто же знал, что Супермен привяжется первый.

А следом за ним о сына споткнется и Лекс, не зная толком, что делать с ним и стоит ли что-то делать. Получится ли у него быть отцом? Он сам себе усмехнулся и кивнул водителю, усаживаясь позади него. Сам он предпочитал быстрый спортивные машины, а не статусные и степенные немецкие марки, Италия как производитель и феррари в частности, его вполне устраивали. Но сейчас статус не позволял пронестись по Метрополису с ветерком, статус и планируемая деятельность.

Возможно, что обратно он будет возвращаться в менее благодушном настроении, поэтому лучше пусть будет водитель.

- Как успехи в Метрополисе? Все еще паришь?

+1

3

Коннеру, как ни странно, нравилось в Метрополисе - в свой первый "выход свет", проложенный сквозь стены лаборатории, ему не удалось сполна насладиться бурлящей жизнью города, виной тому был целый ряд не зависящих от него причин. Но сейчас, после его вынужденного трёхнедельного затворничества в Крепости, ему определённо импонировали скопления людей, городской траффик, разнообразие пейзажей, обилие света и красок. Ничего из вышеперечисленного не вызывало у него раздражения, чувства дискомфорта или дезориентации. Он не без интереса разглядывал людей и всё, что они создали и делали - о многих вещах он знал гораздо больше, чем каждый второй житель города, но знания и личные впечатления имели разный вес. Будни его "новой" жизни несколько омрачало, что он не без усилия (даже скорее напоминания) контролировал каждое своё движение и действие (слово "контроль" по-прежнему на дух не переносил, но следовал инструкциям Кэла) - его несколько раз посещало плохо преодолимое желание взмыть повыше и рассмотреть гораздо больше деталей, чем ему было доступно с земли. Но ни разу он не поддался искушению. Правда проблемы  с хождением исключительно по земле всё равно никуда не делись - изредка с ним случались малоприятные казусы, благо пока никем не замеченные, но тут уже был вопрос скорее в мастерстве, чем в его желаниях. В конце концов, Кон отлично знал, почему ему нужно вести себя, как будто он обычный человек, но не был уверен, что до конца понимал зачем.
Окончательно Метрополис покорил его кофе со сливками и мороженым в Старбаксе. И совершенно неважно, что это блажь, а не необходимость - это было банально вкусно. Нельзя сказать, что подобное лакомство полностью нейтрализовало его недовольство от невозможности быть самим собой, но вполне выглядело достаточной причиной продолжать придерживаться предложенных Кэлом правил. Вернее, Кларком.

Относительно вынужденнного "отъезда" Кларка у Коннера был только один вопрос - а можно ли с ним, но он так его и не задал. Ему изначально объяснили, что на время отсутствия Кэла за ним будет приглядывать Лекс, на вкус Кона в этом не было необходимости, но с другой стороны нахождение под опёкой человека, знающего всю его поднаготную никоим образом его не отягощало. Коннер, ещё не покинув Крепость, проанализировал степень их с Лютором родства после сомнительного знакомства - теоретически он был его вторым отцом. Практически сильной привязанности к этому человеку или непреодолимого желания сблизиться Коннер не ощущал ни во время их знакомства, ни после. Но раз Кларк достаточно ему доверяет, то и он ничего против временного переезда не имеет - не смотря на достаточно повышенную раздражительность, в некоторых вопросах с ним было достаточно просто договориться.
Навряд ли у кого-либо повернулся бы язык назвать их очередную встречу с Лексом сердечной или глубоко эмоциональной, но по крайней мере на этот раз его тут же не охарактеризовали, как один из самых лучших опытов. Коннер никак не отрицал своё происхождение, но числиться чьим бы то ни было достижением не хотел. Ему гораздо больше нравилось быть просто Коннером Кентом.

Кон всё ещё не любил одиночество, но достаточно узнав об окружающем мире, не спешил задавать вопросов, к тому же в Метрополисе всегда можно было подслушать других людей - несколько десятков чужих голосов были отличным лекарством от тишины и скуки. Тем более он не имел привычки спрашивать о том, куда они едут и зачем - у него пока не было никаких собственных планов, а главное не было полной свободы действий - желание пререкаться по этому поводу уже было, но одержанных побед в подобных спорах всё же нет; так что следовать за Кларком, как и за Лексом, казалось ему чем-то абсолютно естественным. Обычно подобные вылазки позволяли ему вдоволь развеяться и узнать/увидеть что-нибудь новое, ну и плюс к тому чаще всего они заканчивались (или начинались) стаканом Старбакса, что его полностью устраивало. Он привык, что Кларк сам рассказывал ему то, что считал нужным, и задавал вопросы только, если достаточно долго не мог сам найти на них ответы. От Лекса он ожидал чего-то аналогичного.
Жильё и уровень жизни Лютора сильно отличались от того, что было у них с Кларком, но на вкус Коннера во всей это роскоши не было особого смысла - его полностью устраивало более чем аскетичная обстановка Крепости. Машины - это было интересно, Кон предполагал, что возможно от езды на скоростных автомобилях чувства и эмоции были бы схожи с тем, что он ощущал во время полёта, но вот статусные машины и машины в принципе... ничего особенного. Но несмотря на собственное отношение к транспорту, Коннер, не изменившись в лице, сел в машину - вынужденный придерживаться человеческих скоростей он отлично понимал, что ходьба не самый удобный способ перемещения от точки А в точку Б. Уже усевшись на кожаное сидение, Коннер улыбнулся своим мыслям: его джинсы с футболкой, как и он сам, явно не соответствовали ни машине, ни Лексу в костюме.  Но тем не менее он здесь, как очередное подтверждение бессмысленности всей этой роскоши.

- Успехи? Мм,- Коннер не горел желанием делиться с Лексом, что за прошедшую неделю он чуть не уронил столб (всего раз!), неудачно захлопнул дверь, чуть не сняв её с петель (но зато ни одной сломанной стены), да и кран сорвал всего пару раз и вот тот случай с подозрительно задымившейся занавеской упоминать тоже не хотелось. Коннер не любил рассказывать про свои неудачи, но он всегда честно отвечал на прямо поставленный вопрос, как и Кэл на его. Но раз уж вопрос такой расплывчатый, то и он себе может позволить ответить, не вдаваясь в детали: - Свободно ориентируюсь в городе и вполне справляюсь с жизнью типичного жителя Метрополиса. Прежде чем ответить на следующий вопрос, Кон задумчиво изучил затылок водителя. Цепочка "Лексу доверяет Кэл - Лютор доверяет водителю - значит я тоже могу" выглядела достаточно убедительно: - Случается, но гораздо реже, чем в начале. Вполне могу продержаться целый день на ногах без отрываний от земли,- Кон нахмурился и тут же продолжил: - Походка всё равно слишком летящая, не понимаю как это исправить. Люди, которых Коннер наблюдал вокруг себя, редко отличались лёгкостью и грациозностью, на их фоне он выглядел слишком не обременённым грузом собственных проблем. К слову, о грузе проблем.
- Почему ты согласился приглядеть за мной, пока Кларк отсутствует?- это был один из тех вопросов, на которые Коннер не нашёл ответа, но хотел бы знать. И задавал он его совершенно будничным тоном, как если бы уточнил, что будет на ужин. Да и ответа ожидал без замирания сердца, ровно также, как и на уточнение:  - Мы едем загород?  От него, успевавшего рассматривать и Лекса, и меняющиеся пейзажи за окном, не укрылось, что они двигаются в сторону выезда из города (он в самом деле отлично ориентировался в Метрополисе) - что было такого увлекательного в окрестностях Метрополиса, чего бы он ещё не видел? Лучше бы заехали за кофе. Кон перевёл изучающий взгляд на новоиспечённого родителя.

+2

4

Водитель, годами проверенный человек, притворился манекеном на время поездки. Они слишком давно были знакомы, Лекс и его страсть к власти, в свое время сломали не одну жизнь. Конечно его ненавидели, конечно у всех, в том числе и у его работников, были причины его ненавидеть. Но еще больше у них было причин его бояться. Лекс покачал головой, разглядывая джинсы и кеды на парне, но виду не подал. Лицо так и оставалось умеренно доброжелательное и приветливое, про кеды он лучше потом отдельно с Кларком поговорит, хотя нет, лучше потом сводить парня в приличный магазин.
Об эту мысль Лекс тоже споткнулся. В общем-то после лаборатории, в которую они направлялись, парень вряд ли задержится надолго возле него. Привычное ощущение неправильности снова накатило, оставляя после горьковатый привкус на языке. По мнению Лекса, все его поступки были логичные, это не зло ради зла, это не интерес ради интереса. Все, что он когда-либо делал, все что он когда-либо пытался воплотить в жизнь, имело свою цель и свои последствия. Не бывает мира во всем мире, без оплаты этого самого мира.
Не бывает жизни, без того, чтобы за нее кто-то не начал платить за нее. Лекс хмыкнул и коротко кивнул водителю, подтверждая правильность направления и повернулся к Коннеру Кенту, пристально изучая того. Он мог бы сойти за человека, несмотря на то, что похож на Супермена. Люди достаточно безумны, чтобы игнорировать очевидные вещи, в самом деле. Он мог бы получить образование, сделать карьеру, получить власть, но вместо этого у Лекса будет второй Кларк, с той же страстью спасающий мир.

И вот второй аспект никак не укладывался в голове. Супергеройский плащ одного из них, он с трудом, но все еще терпит. Хотя очень хочется всадить обратно криптонит и подождать пока идеальность и принципы исчезнут из этой упрямой головы. Второй комплект таких же действий будет сложнее контролировать.
Про летящую походку Лекс запомнил, но решил не комментировать, вспоминая свои собственные ассоциации с этими полетами над землей. Вполне возможно, как другой биологический вид, эта парочка криптонцев просто не подвержена силе тяжести, в той же мере, что люди.

- Ты научишься. – Лекс проследил, как они проехали КПП, кивнул охраннику и покачал головой, когда водитель решил использовать наружную парковку. – Мне было интересно каким ты получился, мне и сейчас это интересно. Прибыли.

Лекс покинул машину и замер, ожидая, когда Коннер тоже выйдет. Водитель остался недвижимым за рулем, он будет ждать их обратно.

- Это лаборатория, не та, в которой ты был создан. И даже не так, в которой проводились первые опыты и изучение кода ДНК Супермена. – Лекс любил свои лаборатории, это было его единственной отдушиной и возможностью использовать свой ум по назначению. Не захват мира его интересовал в свое время, не сам захват, только результат, который они могли бы получить в итоге, результат, в котором был бы снижен уровень преступности и поднята экономическая планка.

Жаль, что ничего так и не получилось.

- Скорей всего тебе здесь не понравится, возможно, очень не понравится. Но тем не менее идем, я проведу тебе экскурсию и расскажу, заодно, ради чего мы здесь. Скорей всего и это тебе не понравится. – Лекс улыбнулся. – Супермену точно не понравилось бы. Идем.

В лабораториях всегда было прохладно, Лекс привычно поежился и накинул на плечи белый халат. Предлагать такой же Коннеру он не стал, проведя его дальше по коридору. Они осмотрели кабинеты врачей, заглянули в лабораторию, где должны были изучать раковые клетки, онкологический центр, который поддерживал Лекс, все еще считался одним из лучших, хотя подвижек было мало и как правило это только затягивало агонию больных.

Но Лекс был уверен, что это поправимо. Он показал Коннеру и лабораторию, где занимались генной инженерией. Она была меньше и менее оборудована чем та, которую разрушил Кон, но тоже впечатляла. А возле одной из дверей он замер, оборачиваясь:
- Готов?

+2

5

Коннер едва слышно хмыкнул в ответ на проявленный к нему интерес. Он мог бы припомнить Лексу, что в его "родной" лаборатории тот не был частым гостем - Кон бы запомнил его, но не стал. Коннер не очень-то понимал, как именно он должен относиться к Лютору, по сути являвшегося ему отцом в той же степени, что и Кэл. И у него не было идей, как Лекс в свою очередь относится к нему и на что он в принципе может рассчитывать - желания навязываться у Кона не было. С Кларком ему было проще. Несмотря на то, что Кон не обращался к нему как отцу, он не становился от этого меньше похож на заботливого родителя. Всё, что делал для него Кэл, уделяя ему почти всё своё свободное от работы и спасения мира время, соответствовало полученным Коном знаниям о семье. И он в свою очередь привязался к нему, даже его желание отбыть вместе с ним по его сверхважным делам было продиктовано не столько скукой или желанием попробовать свои силы, сколько желанием быть рядом. Хотел ли он быть рядом с Лютором, не сомневающимся в его способностях, он не знал, но был бы не прочь разобраться в этом вопросе.

Кент вылез из машины и встал возле Лекса, разглядывая здание лаборатории. Пожалуй, его не слишком-то вдохновила проникновенная речь Лютора, подразумевающая, что ему навряд ли понравится что-либо из их сегодняшней увлекательной прогулки. На что рассчитывал Лекс, Коннер не понимал, но в ответ промолчал, заметно нахмурившись - непонятная искренность, конечно, подкупала, но в целом план звучал так себе. Тем не менее он не спешил отказываться от экскурсии - чтобы не планировал Лютор, Кон был уверен, что если ему в самом деле не понравится происходящее, он всегда сможет покинуть охраняемую территорию, если не в машине с водителем за рулём, то по воздуху. В конце концов учиться контролировать свои способности ему тоже не нравилось, но это вроде как было необходимо исключительно во благо ему. Может быть Лекс тоже планировал что-то во благо? Ну а что касается Супермена, то ему и желание Коннера проявлять самостоятельность во всём кроме обучения не особо нравится.

Лаборатории и проводимые в них исследования впечатляли - они были направлены на улучшение мира, который уже успел полюбить Коннер и это воодушевляло. Разглядывая помещения, где работали над генной инженерией, Коннер задумался был ли он создан с той же целью, с которой изучали те же раковые клетки, но уточнять не стал - это уже не имело значения. Он уже с месяц как покинул лабораторию и больше не был ничьим экспериментом. И в целом теперь годился разве что подопытным для изучения влияния человеческих педагогических практик на полукриптонце-подростке, но не более того - по всем остальным вопросам потенциальные исследователи рисковали наткнуться на стену непонимания с его стороны.

Коннер изучающе уставился на Лекса и медленно кивнул. Честно говоря, отсутствие информации к чему он там готов, ему не нравилось, но он решил действовать по обстоятельствам - первоначальное доверие, оказанное Лютору с подачи Кларка, никуда не делось. Парень шагнул в помещение и замер, рассматривая очередную лабораторию. Увиденное его напрягло, с одной стороны ничего удивительного не было: столы, склянки, подозрительные приборы, явно необходимые для каких-нибудь экспериментов, но неизвестные Коннеру... Но вот стол по центру с ремнями для фиксации внёс некоторую ясность в том, что ему должно было не понравится. И Супермену тем более.

- Готов к чему...?- Коннер отступил от Лекса вглубь помещения, пытаясь унять возрастающее раздражение. Возможно, он не прав, вполне вероятно, ведь Кэл же Лютору не просто так доверяет. И, если Кон сделал неправильные выводы, то в том, что он выйдет из себя, не будет никакого смысла. В насилии вообще нет смысла и эмоции нужно контролировать - так учил Кларк. Но вот этот стол (особенно наличие на нём фиксаторов) не давали Коннеру отделаться от мысли, что его совершенно очевидно провели, мило рассказывая про исследования и притащив прямиком в лабораторию, где можно будет снова начать его изучать.
- Я же уже разрушил одну твою лабораторию - этого мало, чтобы стало понятно, что я не хочу быть ничьим экспериментом?- голос звучал глухо и тихо, скрыть своё недовольство у Коннера не получилось. До сегодняшнего дня ему казалось, что он достаточно изучил человеческую природу и отлично понимал мотивацию и поступки людей, но теперь засомневался в своих знаниях. Нет, возможно, он всё не так понял, но что-то мало похоже - Коннер всерьёз задумался насколько вообще стоит кому-либо доверять кроме Кларка, который видимо вполне может ошибаться в выборе доверенных лиц.
И тем не менее он всё ещё допускал мысль, что ошибся, в общем-то только поэтому пока не пытался разнести всё вокруг себя и снова сбежать.
В самом деле, он ведь вполне мог понять всё не так, как оно есть на самом деле, но вот этот вот стол, отсутствие какого-либо персонала, разрабатывающего что-то полезное и не связанное с ним лично, и слова Лютора о том, чем же они буду сегодня заниматься, говорили об обратном.

+2

6

Вся эта история с сыном сильно выбивала Лекса из колеи, он никогда не был способен на конструктивные эмоции и проработку оных, он никогда не умел дифференцировать их, смешивать и играть ими так, чтобы получалось что-то хорошее на выходе. Он был практиком и свято был уверен, что все что нельзя описать словами, можно продемонстрировать. Только иногда, он забывал, что его поступки могут трактоваться неправильно, что его могут не понимать и поэтому не принимать. Лекс вздохнул и распахнул двери лаборатории.
Он хотел быть уверенным, что Коннер развивается хорошо, что нет патологий, что у него нет генномодифицированных вирусов и он не пострадает, если его оставить с Кларком. Что ни один из них не пострадает. Забота у Лекса всегда выглядела как насилие, принуждение, он не пояснял причины своих поступков, он не рассказывал о том внутренем беспокойстве, которое его посещало в такие моменты.
Зато он доходчиво прояснял все элементы изучения, все опыты, которые наметил, когда понял, что Коннера оставят с ним на два дня. Всю ту программу, которую они должны были пройти. Точнее Коннер должен был пройти, сам, практически в одиночку.

- Готов к опытам, конечно, ты одно из произведений искусства. Успех ученых, основанный на точных расчетах и на, не менее точных, указаниях для этих расчетов. Мы готовились к твоему появлению, насколько возможно было подготовится к нему и думали о том, каким ты будешь, когда придет время достать тебя из капсулы. Никто не был готов к тому, что ты убежишь так рано. – Лекс улыбнулся, холодно, отстраненно, кивнул ученым, замершим в дальнем углу лаборатории.

И все ожило. Помещение наполнилось звуками, началась работа по подготовке и запуску нескольких тестов. Сначала рост, вес, внешние параметры, потом заборы крови, изучение способностей, потом, в самом конце, тест на интеллект и психолог на закуску. Лекс подготовился. У него было очень мало времени, но очень большие ресурсы, которые и позволили привести тут все в должный вид буквально за один день.

Оставалось только уговорить парня, правда, с этим, Лекс уже видел, будут проблемы.

- Концепция доверяй тому, кому доверяет твой родитель, должна работать и здесь. Я бы сказал, это для твоего же блага, нужно только быть смирным, Коннер. Ты, потенциально, гений и супер-сильный человек, не стоит выходить из себя раньше времени. – Лекс направился вглубь лаборатории, чтобы накинуть на себя халат.

Да, общего языка, они не найдут, это уже было понятно. Кларк испортил мальчика, привил ему свою любовь к людям, свою доброту, доверчивость. Привил ему все, кроме того, что было нужно. Никакой деловой жилки, никаких амбиций, никакого стремления к власти. Лекс чувствовал, что-то по типу разочарования, он был оскорблен в лучших чувствах. Он столько сил вложил в Коннера, столько исследований, столько стремлений, у того был невероятный потенциал, возможно, он был бы сильнее Супермена, быстрее Супермена, улучшенная версия!

- Ложись. – А вот это уже был приказ. Обсуждать что бы то ни было дальше, Лекс не собирался. У него было мало времени и слишком много работы.
Уде завтра Кларк вернется и спросит, как прошли выходные, придется ему соврать и потребовать, чтобы Коннера оставили с ним, а не увезли обратно в Метрополис, спрятав в квартирке Кента. Придется действовать быстро и врать, это было уже привычной схемой, прокатывало на всех журналистов, к тому же Лекс пользовался личными симпатиями, как оружием, тем и был особо опасен.

Парень, судя по всему реагировать и подчиняться отказывался. Что ж. Лекс кивнул, дверь распахнулась и на пост заступила охрана, вооруженная и серьезная.

+2

7

Было бы глупо ожидать от Лекса, что он устроит вечер семейного кино с пиццей и чем-нибудь подходящим под тематику, нет, в самом деле, это было бы полным идиотизмом. Коннер и не ожидал чего-то подобного от человека, ставшего причиной его появления на свет (это ещё надо было разобраться зачем и почему он этим занялся в принципе), учитывая, что при первой же личной их встрече он охарактеризовал его всего-навсего одним из лучших собственных экспериментов. И почему только Кларк предположил, что с ним Кон будет в безопасности? Хотя, основная проблема заключалась даже не столько в безопасности Кона (он сомневался, что в этих стенах его смогут травмировать или покалечить), сколько в том будет ли ему комфортно в обществе Лекса, да ещё и без Кларка. Вот, например, сейчас в этой самой злосчастной лаборатории, где по кивку Лекса у Коннера перед глазами замельтешили белые халаты, ему было исключительно неуютно.

Если уж говорить совсем начистоту, опустив всякие лишние сантименты, которыми Коннер в общем-то и не злоупотреблял, Лютор был его создателем, а не отцом или хотя бы родственником. Они даже не обсуждали этот вопрос - ни одна из заинтересованных сторон не проявляла должной инициативы. Кон не знал мотивации Лютора, но он лично не планировал, в отчаянии заламывая руки, требовать от Лютора проявления отцовских чувств - он не нуждался в подобном признании, ему хватало внимания и заботы Кларка, предложившего ему подобное совершенно добровольно. И Коннер ценил это. Лекс же в свою очередь, хоть и согласился провести с младшим Кентом выходные, не особо пытался наладить контакт с подростком. В общем-то, оно и понятно почему - у него были совершенно иные планы, в которые совершенно не вписывались разговоры по душам и вероятно тщетные попытки добиться доверительных отношений. 

Кон, осознав всю бренность бытия, с трудом сдержался от какого-нибудь крепкого словца, которые ему было рекомендовано не произносить вслух, и нервно дёрнулся в сторону от двинувшихся было к нему людей Лютора, к своему стыду осознавая, что снова оторвался от пола - ходить по бренной земле будучи в глубоком стрессе у него всё равно не получалось и сейчас Люторовское "у тебя получится", не вовремя всплывшее в голове, выглядело как издёвка. Ну да, может это просто стресс-тестирование? Проверка на то, как он хорошо держит себя в руках?
Кент был бы и рад обмануться, но Лекс и шанса ему не оставлял. Упоминание Кларка всуе парень бы ему ещё спустил, даже не вздрогнув, но вот прямой приказ, подразумевающий беспрекословное подчинение да ещё в такой опасной плоскости - нет. Коннер не привык к таком обращению с собой, а главное ему не нравилась ситуация в целом - кому бы вообще понравилось, если бы над ними без их согласия собрались провести опыты? Вот это ему счастья привалило, Кон сжал кулаки, кое-как сдерживая своё раздражение: - Потенциально я камня на камне не оставлю от твоей очередной лаборатории, если придётся, не знаю почему ты сам не догадался.
Кон, выплюнув слова с ощущением, что они отравлены, честно пытался успокоиться, но его "как бы отец" как будто специально слово за слово выводил его из себя, то проходясь по его очевидно что совершенно нелогичной доверчивости (Кон отлично выучил этот урок на будущее), то по тому, что он был им создан и задуман, как нечто великолепное, а получилось... ну как обычно получилось, не так как хотелось. Кент даже не пытался приземлиться, всё больше сосредотачивался на том, чтобы исключительно безобидно сверкать глазами, не причиняя никому неудобств. Решительность и намерения Лютора его не сильно волновали, ну разве что бесили - ему было без разницы, что там думает про него Лекс и как он планировал этот вечер - Кон знал, что тот навряд ли добьётся желаемого.
Коннер Кент не ляжет на этот стол и точка.
Никаких тебе тестов, проверок, приборов и прочих научных исследований.

Парень, парящий над полом, проследил за взглядом Лютора и, повернув голову в сторону открывшейся двери, подавился собственным возгласом - Лютор вызвал вооруженную охрану. Он позвал их, чтобы утихомирить его. У Коннера от совершенно детской обиды (он не так уж много хотел от Лекса - никаких экспериментов и всё будет отлично!) и справедливого негодования на пару секунд даже потемнело в глазах. Ну надо же, как мило, какой у них замечательный семейный вечер получился!
- Да ты издеваешься должно быть..?- Коннер, уже переставший беззвучно повторять заповеди Кларка про "не убей", "не применяй силу", "не разрушь" и всё такое прочее, рывком отодрал ближайшую металлическую конструкцию и швырнулся ей в двух молодцов из ларца, вооружённых и очень опасных, вынуждая их тем самым отпрыгнуть друг от друга. Обладатели белых халатов, видя, что местный особенный гость не в духе не спешили лезть на рожон, да и он на них внимания не обращал особо, ну а что касается его "как бы отца", то его Кент, от греха подальше,  кое-как с психу сладив с точностью и мощностью своего телекинеза, отправил спиной в ближайший к нему шкаф, не удосужившись проверить удачно ли всё прошло, и тут же с рыком ринулся на охранника, ускоряясь в полёте и с силой впечатывая того в стену.
Коннер не гордился своими поступками, но тем не менее он планировал порассуждать, а чтобы можно было сделать иначе, уже после того, как всё уладится, ну а пока, уворачиваясь от чуть не заставшего его врасплох бойца, он проломал спиной шкаф, падая на пол вслед за с треском развалившимися полками и тут же пытаясь вскочить на ноги.  То, что он вполне сносно научился контролировать свои действия, вовсе не означало, что у него было достаточно опыта, чтобы браво отбиваться от обученных бойцов - единственное в чём он был гораздо круче их - это сверхспособности. Примерно об этом он и подумал, отлетая в ближайшую стену уже лично и ощущая её крепость каждым своим позвонком, параллельно с этим пытаясь восстанавливать дыхание и даже не предпринимая тщетных попыток обуздать эмоции. Ненавистный стол, вырванный с мясом и тут же отправленный в одного из людей Лекса (успевших, к слову, даже попытаться применить злосчастное оружие, но не слишком-то успешно - сверхреакция, сверхскорость и прочие сверх- были на стороне Коннера), задел того, отправив прямиком в дверь,  сквозь которую до этого вполне успешно пытались эвакуироваться люди в белом - Кент почему-то не сомневался, что их за подобную тягу к выживанию по головке не погладят. Но с другой стороны... какие опыты, если подопытный гневно мечется по помещению и пытается проломать стены, к слову о них.
Кент со всей дури вмазал кулаком в так удачно подвернувшуюся ему под руку стену, оставляя в ней вмятину. Его одолевала злость на себя, на Лекса, на того парня, от которого Кенту опять досталось, и из-за которого он оставил очередную вмятину в стене далеко не кулаком. Кон не без труда отшвырнул от себя бойца телекинезом и всё же остановился, не позволив себе бездумно швырнуться ещё чем-нибудь, ошарашенно оглядываясь вокруг себя. Не то, чтобы ему было жалко убранство лаборатории, но... хорошо, что ему хватило мозгов действовать в половину своих сил, ну или что у него их так мало, если он действовал всерьёз. - Хватит! Мне уже банально некуда лечь, может быть закончим на этом?- Кон смерил подозрительным взглядом оставшегося стоять охранника, пусть и изрядно потрёпанного и устало потёр висок. Это был... очень выматывающий семейный вечер. - Я... Да зачем вот это всё? Очевидно же было, что я буду против. И окажу сопротивление, если понадобится,- Кон ещё раз ударил в стену, гневно сверкая глазами в сторону Лютора. Ну и как он будет объяснять подобное поведение Кларку..?

Отредактировано Conner Kent (2018-02-28 03:10:50)

+2

8

Как оказалось, добрыми намерениями высталана не только дорога в ад, но и в места похуже. Впрочем, тут тоже не было ничего нового. Лекс не привык пояснять свои поступки с точки зрения морали или этики, понимая, что в процентах девяносто девяти будет не понят, Коннеру было только шестнадцать недель, ну хорошо, чуть больше и он еще слабо понимал, что вокруг него происходит и кому стоит доверять, а кому нет. Возможно, Кларк ему казался достойным доверия, возможно, мальчик не ошибался. Только Лекс кивнул своим людям, чтобы те замерли на пороге, а парень уже воспарил.
Восхитительное зрелище, если бы не тот факт, что зависание в воздухе означало потерю контроля над телом, потерю управления, Лекс скрипнул зубами и сжал переносицу, пережидая острый приступ негодования.

- Я думал ты уже лучше контролируешь это зависание в воздухе. – Получилось сухо и постно, как выговор нерадивому ученику. Лекс, конечно, сам от себя не ожидал, что так остро отреагирует.

Возможно, это раздражение усиливалось тем, что Кларк в принципе игнорировал воспитание мальчика как человека, делая упор на том, что тот часть криптонца. Если бы Лекс знал, чем это кончится, продержал бы парня в колбе до совершеннолетия, в самом деле. Шестнадцать недель – это тоже был не самый плохой результат, но не впечатляющий.

- Потенциально ты мог бы использовать ту часть головы, которая отвечает за сознательные действия. Но, сдается мне, это все еще не твоя сильная сторона. – Лекс покачал головой. – нам нужны эти опыты, чтобы понять в какой ты форме.

Он обеспокоенно посмотрел на врачей, которые все еще готовили лабораторию к использованию. Парень явно на контакт идти не желал и использовать какие-то слова, чтобы повлиять на него, Лекс не мог. Потому что авторитетом он явно не был. Интересно, как Коннер в принципе согласился провести с ним выходные, если они настолько не сходятся во взглядах на безопасность и жизнь. Или Коннер не провел свое исследование в интернете и не откопал пару самописных тайн Лекса, которые там болтались в большом количестве. А ведь если бы тот ознакомился с кем имеет дело, наверное, им не пришлось бы даже видеться.

А вот дальше все пошло по накатанной, Лекс даже не удивился, когда его с силой впечатало в ближайшую вертикальную поверхность. Парень потерял над собой контроль, то ли от гнева, то ли от страха. Бойцы среагировали на опасность для Лекса и все покатилось к чертям. Пока он отряхивал халат, пока приказывал ученым убираться отсюда подальше, Коннер успешно разносил еще одну лабораторию. Видимо, хобби у него такое было, неоднозначное.

- Достаточно, молодой человек. – Получилось еще суше чем в самом начале. – Хватит.

Разрушенная лаборатория казалась памятником небывалой глупости Лекса. Можно было бы собрать образцы и другим способом, не прибегая к разрушению своей же собственности. Можно было бы договориться, но что-то внутри Лекса подсказывало, что их общий с Суперменом сын, это не тоже самое, что они по отдельности. Не то же самое.

- Думаю, мы здесь закончили на сегодня. – Спина ныла, голова раскалывалась, лабораторию придется восстанавливать, сын оказался полным идиотом. Чертовски раздражало то, что на какое-то мгновение, Лекс правда не знал, когда с ним случилась эта оказия. Так вот, на какое-то мгновение, он посчитал парня вполне умным, зря. – Нужно было сделать погрешность на бешеный темперамент и способность воспринимать чужие действия не в свою пользу. Идем, очевидно, что поработать здесь никому больше не удастся, а позволить тебе разрушить все здание, я не могу, слишком расточительно с моей стороны.

Лекс сдернул халат и подошел к Коннеру, как будто и не было никакой опасности. Оставался только один вопрос, на который он пока сам себе не ответил. Стоит ли пояснять, что здесь произошло? Или этот мелкий Супемен, все-таки воспользуется собственными мозгами?

+2

9

Чужой выговор, как и нелестный отзыв, Коннер проигнорировал - ему правда не было дела до того, что о нём думает по сути посторонний человек. Тем более, что его уже накрыло волной разочарования и раздражения, ставшими катализатором для показательного применения практически всех его не человеческих способностей к окружающим людям и предметам интерьера. На вкус Коннера он отлично продемонстрировал в какой он форме. Правда сейчас, замерев в воздухе и напряженно разглядывая Лютора, общавшегося с ним как ни в чём не бывало, он всерьёз задумался почему тот не мог сформулировать свою в общем-то безобидную мысль сразу же. Он бы всё равно не согласился, но по крайней мере ушёл бы молча, не занявшись попутно вандализмом. Без психов и жертв.

Кенту, выместившему большую часть своей злости в процессе разборок, на самом деле было немного стыдно перед ребятами из охраны и изрядно напуганными врачами, а ещё очень не хотелось объясняться перед Кэлом. Во-первых, он не оправдал его доверия, во-вторых, он так и не понял, почему Кларк доверяет этому сомнительному типу, который по стечению обстоятельств ему ещё и отцом приходится и обязательно бы об этом сообщил в ходе разбора полётов. Расстраивать Кларка не хотелось, слушать нотации про важность контроля и хрупкость людей тем более. Кон окинул помещение оценивающим взглядом - стены на месте, значит есть вероятность, что дальше них история про его нечеловеческую силу и несдержанность (взгляд Лекса явно говорил, что он повёл себя как идиот, но Кон без труда проигнорировал и его) не уйдёт. Коннеру хотелось бы верить, что это выгодно не только ему - он сильно сомневался, что Кларк одобрял вылазку в лабораторию, иначе бы он сам об этом узнал скорее всего не постфактум. Уж лучше бы они вовсе не выходили никуда.
Не то чтобы повинуясь чужим словам, но вполне признавая, что и впрямь хватит, Коннер аккуратно опустился на пол, исподлобья разглядывая Лютора, подошедшего к нему вплотную с видом человека, который не то что не боится, даже не опасается. Это было странно, учитывая какое шоу он только что устроил - Коннер поведения Лютора не понимал в принципе, умудряясь в его поступках найти как неприятное для себя, так и нечто смутно похожее на заботу, ну или издёвку - это как посмотреть. И это сбивало с толку, мешало злиться. Его попытки разложить по полочкам поступки и слова не увенчались успехом, и теперь он не мог решить, как относиться к этому человеку. С одной стороны ему доверяет Кларк, с другой он пытается им управлять и изучать его, с третьей его мотивация и вовсе выглядит исключительно благопристойно, хоть подана была безобразно, ну и, если не игнорировать факты, то он вообще его отец, хоть Кон и не просил о полной семье, а Лекс судя по всему не жаждал обзавестись сыном.

- Мы просто закончили с попытками меня изучать,- подросток допускал, что Лекса подобные заявления могут рассмешить, но его дело предупредить, а уж кто как воспримет его уверенный тон и недовольно сведённые брови уже не его дело. Вопреки рекомендации Кларка, Кон категорически не планировал и впредь доверять Лютору заботу о себе и своём росте - больно у него методы сомнительные, не подразумевающие согласия с его стороны. Хотя, конечно, всё усложнял тот факт, что он по сути его создал. - Если у меня будут жалобы на состояние здоровья я обязательно поделюсь,- Кон кисло улыбнулся и, заложив руки в задние карманы джинс, перевёл взгляд на своего непризнанного отца, которого, как ему помнится, он отправил в шкаф. Нехорошо получилось, но извиняться он, конечно же, не будет - тот стоит на ногах и даже вполне успешно нелестно отзывается о его темпераменте, за что ему извиняться? Лекс явно в порядке.

Повернуться к Лютору спиной и пойти на выход сперва из злосчастной лаборатории, затем комплекса в целом, глядя исключительно себе под ноги, оказалось удивительно просто. Вспышка гнева - досадное недоразумение. Лекс - совершенно непонятный, но любопытный персонаж. А Коннер в свою очередь, хоть и взял себя в руки, всё равно был страшно недоволен. Недоволен самой затеей Лютора, собственной доверчивостью, днём в принципе, Кларком, который не мог сдать его на руки Марте, например, но особенно, конечно же, Лексом.

- Ну как, узнал каким я получился?- Коннер, справедливо рассудив, что ему терять всё равно нечего, уточнял насмешливо. В самом деле он показал себя во всей красе и вообще очень старался - Лекс, наверное, должен быть доволен. Выйдя на улицу, Кон бы может молчал и дальше, но ему не хотелось садиться в машину. Потому что... ну кто его знает, что ещё придумает Лютор? Коннеру не хотелось бы нанести немалый ущерб ещё какому-нибудь имуществу Лекса, хоть он и не жалел о содеянном глобально. - За лабораторию и охрану даже не подумаю извиняться, но за твою встречу со шкафом мне немного стыдно - погорячился.  К слову, мы могли бы заехать в Старбакс?- быть искренним было просто, как и просить о чём-то Лекса, в конце концов, он его временный опекун (в теории вообще отец), к кому обращаться, если не к нему? Но вот заставить себя извиниться - нереально. А сделать вид, что ничего страшного вроде бы и не произошло - вполне. Кэл учил не врать, но про недоговаривать речи не было. Ну и было бы мило со стороны Лекса выполнить его маленький каприз, в конце концов, он даже не до конца лабораторию разрушил.

Отредактировано Conner Kent (2018-03-13 23:27:04)

+2

10

Когда-то, когда у него было чуть больше времени на всякую ерунду, Лекс собирал коллекционные карточки, из которых строил фигурки. Это было так давно, что в само деле, даже вспомнить было сложно, сколь ж ему тогда было? Двадцать? И он полагал, что должно быть в жизни что-то ценное, что-то, за что он будет хвататься в случае собственной смерти. С тех пор прошло много времени, мир вокруг него изменился, сам Лекс тоже изменился, и карточки, конечно же сжег. Не смог позволить себе продать их или сделать что-то еще, столь же глупое и ненужное.
Почему он вспомнил о карточках сейчас? Потому что Кент был одной из карточек, новая мания, собирать вокруг себя криптонцев и пытаться с ними уживаться, судя по всему. Кон был второй карточкой и Лекс, пока что, не понимал, как быстро и как больно, в случае чего, ему будет, когда он решит избавиться от обоих.

Кон не умел себя контролировать, это было смешно и мило. Только не страшно, нет. Лекс где-то тысячу лет назад потерял свой страх и так и не смог найти его обратно. В его жизни было слишком много того, что его убивало изо дня в день, слишком много того, что могло стать последней каплей, причиной, по которой он сдастся, не проснется, да мало ли. В общем один бешеный криптонец не пугал, несмотря на то, что шкаф и его спина в итоге требовали ремонта и участия. Впечатляющие синяки, после встреч с бешеными Кентами – это уже норма.

- Гибридная физиология, сюрпризы подросткового возраста. – Лекс хмыкнул и пожал плечами. – Когда ты решишься обратиться с чем-то из этого ко мне, не забудь предварительно убедиться, что я нахожусь на рабочем месте и сижу. Мне кажется, общую схему взаимодействия мы уловили.

Лекс не стал ожидать ответных шагов со стороны сына, до сих пор было странно проговаривать это в уме. «Сын», звучало так, как будто он ударился головой и его еще не выписали из психушки. Странное это было чувство, он даже потер грудь, стараясь унять, то ли панику, то ли беспокойство, то ли еще что. Не стал ожидать, но задумался и пропустил момент, когда Кон рванул к выходу, что ж. В лаборатории наведут порядок, то что выкинуть – выкинут, то что спасти – спасут, за остальное придется платить. Завтра нужно будет отрядить сюда оценщика и по возможности минимизировать ущерб.

Лаборатория была рабочая, изучение ДНК здесь шли полным ходом и это нельзя было останавливать. Ни в коем случае нельзя было останавливать, но, Кон, этого конечно не знал. Впрочем, ему и не нужно было. Парень не летел, Лекс подметил это, когда присмотрелся. Шел он, конечно, все еще не настолько уверено, но и не парил шариком. Правда и в машину садится не спешил.

Так и замерли друг напротив друга.

- Получился. – Лекс махнул рукой. – Слишком похожий на отца, с перебором, я бы сказал. Садись в машину, Коннер, подброшу тебя до кафе. Что касается шкафа, не первая и не последняя твоя попытка поквитаться со мной, не так ли? Получается не то чтобы плохо, но есть способы получше, чем простое физическое насилие. Вы с Кларком, как-то всегда упускаете элемент того, что вы еще и умные. В следующий раз, давай договоримся, ты проходишь обследование, я получаю результаты, все довольны и счастливы. Особенно лаборанты, парни как-то не ожидали такого отпора.

Кофе из старбакса удовольствием было сомнительным, но Лексу требовалось обдумать случившееся и взвесив все «за» и «против» принять решение. У Супермена была своя слабость, у Кона тоже, у Лекса, ему нужно было хорошенько взвесить происходящее, потому что, возможно, у Лекса тоже была брешь в обороне. И можно было бы, сказать что-то ободряюще, что-то, что, возможно примирило бы их, Кона, надутого и в дебрях собственных решений и Лекса, который никак не мог решить, как относится к проекту, который создал.
Так и добирались они до кафе в молчании.

+2


Вы здесь » Crossray » И гаснет свет... » father and son


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC