сколько раз примирение ваше представлял себе ты? сколько раз в голове прокручивал сцены эти, что были тобой, придуманы? собьешься со счета после первой же сотни, если начнешь пересчитывать. времени когда ты предоставлен сам себе предостаточно было. и как бы ты не старался от себя эти мысли гнать, убеждая себя что больше никогда-никогда даже не заговоришь с лорканом, никогда не помиришься с этим «предателем». они возвращались и наполняли твой разум без остатка. ==>

поиск игры новости банк награды услуги шаблон игры
гостевая правила f.a.q роли нужные хочу видеть
TonyNatashaMoriartySebastianWandaMagnusAliceErik

Пс, амиго, есть товар, отойдем, поболтаем? Новомодная штучка - crossray называется. Вызывает сильную зависимость, но имеет свои плюсы: вдохновение и соигроки на любой фандом.

Crossray

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossray » Три товарища » WANDERLUST


WANDERLUST

Сообщений 31 страница 32 из 32

31


http://funkyimg.com/i/2GP66.png
Jeff Goldblum

► Имя Фамилия: Бенджамин Густавсон (Benjamin Gustavson) одно из многих имен
► Возраст: очень-очень много
►Трудоустройство: хозяин галереи "Black Light" в Лондоне, спекулянт, аферист, продавец и посредник 99лвла, меценат, профессиональный любитель прекрасного

► Вид: существо
► Легенда: Пегас

► Способности

-В легендарной форме - белоснежный конь с крыльями, невероятная скорость и ловкость прилагаются, способен ударом копыта менять ландшафт (например, останавливать рост гор и выбивать родники);
-умеет волшебным образом вдохновлять людей, давая небольшой, но очень полезный магический пинок тем, кто впал в творческий кризис. Немного магии Пегаса - и вот уже глава романа дописана, а пейзаж завершен и достоин оваций;
-В человеческой форме тоже быстр, ловок и силён, хотя внешне это и не очевидно;
-Как человек обладает невероятной способностью продать даже мусор.  Имеет огромное количество связей в разных областях. Красонречив, обаятелен, почти безотказен;
-Аллергичен к укусам оводов;
-Как Пегас жить не может без свежих фруктов, как грек – без вина. 

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Бенджамин - первое и единственное воплощение легенды о Пегасе. Родился он еще во времена Древней Греции, в семье богатого и уважаемого человека, ни в чем не нуждаясь и не ведая горя. Проблемы начались тогда, когда молодой человек осознал себя легендой - Пегаса слишком любили восхвалять в преданиях и поэмах, чтобы юноша отказался от такой славы и смог скрывать свою сущность. Благодаря нему миф лишь расцвел новыми красками, получив яркое живое подтверждение. Впрочем, потом ему нехило досталось от других легенд, скрывавших свое существование и обвинивших его в беспечности. И не зря - лишь часть людей преклонялась перед прекрасным Пегасом, а другая хотела заполучить себе волшебного коня в эгоистичных и корыстных целях. Поэтому Бенджамину пришлось сменить место жительства, и не раз- из века век охотники на диковинки как-то вычисляли его и пытались поймать. И не мало раз ловили, а потом везучему Пегасу удавалось выпутаться из передряги. Может сложиться впечатление, что он до сих пор ничему не научился. Если обвинить его в легкомысленности и неосторожности, он лишь пожмет плечами, а когда в очередной раз попадется в ловушку, невозмутимо спросит: "И как я до сих пор на это ведусь?"
Всю свою длительную жизнь деятельность Пегаса была связана с искусством, хотя сам он никогда не писал картин и не слагал песен. В подобных вещах он был не особо силён, но вот настоящим даром было способствование деятелям искусства всеми возможными путями. Некогда под его руководством возводили театры и музеи, он помогал молодым дарованиям найти себя и помогал финансово, позже преподавал историю искусства, и конечно же, периодически выступал в роли натурщика и вдохновения для новых шедевров. Он проживал много разных жизней, в каждой оставаясь богатым и влиятельным, но не слишком осторожным. Несколько раз чтобы пережить трудные периоды ему приходилось затаиться и впасть в спячку. И после одной из таких спячек, продлившейся несколько десятков лет, он очутился в абсолютно другом мире с абсолютно извращенными представлениями о прекрасном. Некоторое время он провел, навёрстывая упущенное и все глубже впадая в депрессию, вызывающую мысль "Лучше бы я не просыпался вовсе". Много лет ушло на акклиматизацию, но в один прекрасный день Пегас очнулся другим человеком, готовым надеть еще одну маску и стать хозяином галереи современного искусства. Экспонаты своей новой галереи по большей части вызывали у Пегаса лишь усмешку, но он весь пылал энтузиазмом и влюбленностью в свое дело, не давая усомниться в искренности своих чувств и, более того, успешно заражая окружающих своим восторгом. Три белых полосы на синем фоне? Шедевр минимализма, который он продаст за бешенные деньги. Человек, блюющий радугой? Концептуально и смело, будет стоять в самом центре его галереи, а автор работы будет купаться в славе. Раз современные людишки так любили всякую ересь, Пегас сделал своим призванием доведение этой ереси до абсурда и возведение ее в культ, и у него прекрасно получалось. Сам он теперь выглядел весьма эксцентрично и всегда был окружен приятелями, друзьями, завистниками, поклонниками, любовницами и любовниками. Он быстро заводил знакомства и опутывал себя связями в разных кругах - от бездомных до аристократов. Связи в криминальных кругах тоже со временем возникли, и весьма обширные, и в какой-то момент Бенджамин Густавсон стал волшебником, под плащом у которого можно было найти все, что угодно - от запрещенного к продаже экзотического зверя до почки для трансплантации. Конечно, Бенджамин сам ничего такого не делал - не ловил диких зверей, не вырезал почки, не варил мет, не убивал людей на заказ - но он мог помочь любому желающему найти профессионала в подобной сфере и совесть его совсем не болела. В конце концов, всё это же ради искусства - ведь в качестве платы за услугу требовалось купить одну из картин в его галерее. Таким образом Бенджамин продвигал даже самых бездарных дарований и сам никогда на жизнь не жаловался, получая еще и процент от того, чьи услуги продавал. Но чрезмерное тщеславие и любовь к вниманию в очередной раз были обязаны застать его врасплох.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Сдается мне, что заявка вышла весьма странная и расплывчатая, поскольку мне трудно облекать свою внезапно вспыхнувшую любовь к Джеффу Голдблюму в словесную форму. Тем не менее, можете не сомневаться, что персонажа я очень жду (и не я один, но об этом позже) и с удовольствием отвечу на любые вопросы и помогу с конкретикой в биографии, если понадобится. В пробном посте - тот самый пост, в котором впервые был упомянут Густавсон, там вы можете подчерпнуть кое-что про его галерею и отношения с Фредди. Но, если коротко, отношения у нас с вами деловые, но все же теплые, ты находишь мне клиентов, я пытаюсь делать вид, что разделяю твою любовь к искусству. Не откажусь и от обилия подтекстов и юста, потому что Густавсон такое создание, которое вряд ли умеет вести беседу без этого, а Девис будет делать морду кирпичом и на всякий случай никогда не поворачиваться спиной. Что касательно развития персонажа - я предполагал, что из-за очередных проблем Густавсону придется перебраться в Эдинбург и просить помощи у Девиса или каких-либо еще знакомых. Подробности на ваш откуп, ну или придумаем коллективно. Кроме меня персонажа очень и очень хочет просто хочет видеть Frank "Mama" Morton ,горит желанием обсудить с вами искусство и показать свою коллекцию бабочек. Так что приходите, скучать не придется, устроим экшн, треш, абсурд, или что-то доброе и душевное нет, как захотите.  Внешность менять нельзя, но развивать персонажа разрешается в любую интересную вам сторону.

пример поста

Нормы приличия - такая хитрая штука, заставляющая человека делать то, чего он не хочет под благовидным предлогом. Можно использовать насилие и грубую силу, а можно сказать “это вежливо, сделай вот так и почувствуй себя хорошим и правильным”, что тоже работает, и в некоторых случаях даже лучше.
Фредерик искусство никогда не понимал, и даже не пытался. Конечно, были образы, цепляющие его, вызывающие желание любоваться произведением, но это чаще всего были образы буквальные. Голая женщина, натюрморт с убитой уткой, умиротворяющий пейзаж - такое Девис ещё понимал, но вот всякая абстракция или сложные полотна, требующие от зрителя поиска смысла… Нет, спасибо, дайте что попроще. И фотографию как способ самовыражения Фред тоже любил больше. Черно-белые фотографии на пленочную камеру, без хитроумной обработки, просто пойманный момент - наверное, если бы Фредерик захотел раскрывать свою творческую сторону, этим бы он и занялся. Но он не хотел. Краски - художнику, камеру - фотографу, а мяснику - нож и свиную тушу.  Тоже искусство, если подумать. Пусть он давно уже не работал бойцом скота, в душе он всё ещё им был. Он был хозяином некрасивого, аморального бизнеса. Какое ему место среди деятелей искусства?
И какое ему место на художественной выставке, в окружении настоящих ценителей? Но… Вежливость, нормы приличия. Бенджамин Густавсон, верный деловой партнёр по бизнесу (тому второму, мало связанному с мясом) и ещё один "монстр" в шкуре человека, давно звал его посетить какое-нибудь мероприятие в его галерее. Когда он предложил в первый раз, Девис просто кивнул и не уделил этому должного внимания, но потом оказалось, что для Густавсона этот визит вежливости действительно имеет большое значение. Натура тонкая, творческая, что тут поделаешь - может ведь серьёзно обидеться, если проигнорировать его радушие и гостеприимство. Поэтому однажды пришло время наступить на горло своему “не хочу” и откликнуться на очередное приглашение. Девису на тот момент как раз необходимо было отвлечься от работы и сменить обстановку. Выход из зоны комфорта - тоже в каком-то смысле отдых. Отдых от привычного и приевшегося.

Галерея “Black light” встретила пёстрой публикой у входа, окутанной сизым дымом. Так уж повелось, что на любой тусовке самым популярным и удобным для общения местом является курилка, или же любое пространство, условно под неё отведенное. Девис с удовольствием дальше бы и не шёл, но надо было приобщаться к прекрасному. И вылавливать Густавсона, чтобы вручить ему бутылку его любимого вина и выразить искреннее восхищение выставкой.

Оказалось, совсем не обязательно было приходить в костюме, в котором Девис чувствовал себя не очень-то уютно. Здесь были мужчины в джинсах и свитерах, были “типичные художники” в модных очках и с шарфами на шеях, были и одетые так, что вообще не поймешь, действительно ли это мужчина. Благо, джентльмены в костюмах тоже имелись, так что совсем уж белой вороной Девис себя не чувствовал. Хотя, учитывая цвет костюма, рубашки, обуви и свисающей с локтя кожаной куртки, он скорее был вороной классической чёрной, а вот кругом порхали попугаи и павлины. И дивные райские птички в платьях-юбочках-блузочках, на высоких каблуках, в милых балетках или в агрессивных ботфортах а-ля “строгая госпожа”. Короче, посмотреть было на что, даже без этих ваших картин. И вот там, кстати, всё обстояло гораздо хуже. Фредерик был готов к тому, что не поймёт. Но к тому, что настолько не поймёт, готов не был. И ладно ещё картины, но инсталляции… Встретивший у входа блюющий человек сразу настроил на нужный лад. Девис тут же понял, что дальше только хуже, а это так, разогрев, нежные предварительные ласки перед грубой пенетрацией непосредственно в сознание без смазки, анестезии и регистрации. Ладно, один раз не… Надо было просто набрать воздуха в грудь, нырнуть в толпу, найти  две-три не очень омерзительных картины, запомнить названия, найти этого стареющего эстета, вручить ему бутылку, назвать наименования картин и искренне выдать своё восхищение конкретно ими и всей выставкой. Профит. Под боком тут же материализовался официант с винишком, будто прочитав мысли Фредерика и войдя в его нелегкое положение. Вино было отличным и прекрасно помогало совершать насилие над самим собой легко и играючи.

“А это даже неплохо. Приятные цвета… Э,э, не отваливайся! Блять… Пацаны, у кого-нибудь есть скотч?”
Фредерик воровато оглянулся - кажется никто не заметил, что он случайно отковырнул кусок от очень странной картины, усеянной крупными золотыми хлопьями, напоминающими облака. Одно такое облако ему пришлось спрятать в карман пиджака, после чего Фредди сделал шаг назад, оглядывая опороченный  “шедевр” - вроде, пропажа была не слишком заметна, он ведь не пол картины отломал, а просто маленький кусочек. Всё равно, стоила эта картина скорее всего баснословно, а он в случае чего не очень -то хотел тратить финансы на такое. Но камеры, направленной на него, вроде бы не было, а посетители были отвлечены на другие картины и шампанское, так что преступление осталось незамеченным.
От собственного вандализма Фредерика отвлёк новый бокал вина и Густавсон, замаячивший на горизонте. Девис тут же направился в его сторону чтобы поскорее справиться с миссией и уйти отсюда в какой-нибудь бар.
Густавсон был весел и пьян, а с обеих сторон его держали под руку милые девушки-двойняшки с такими декольте, что цвет их глаз Девис точно бы никогда не узнал. Хозяин галереи действительно обрадовался встрече, крепко обнял мужчину и даже расцеловал в обе щеки (чего Фред предпочел бы избежать, но увы). Бутылку он с радостью принял и предложил распить совместно на следующий день у него дома, так как сейчас он очень опаздывал. Куда - можно было не озвучивать, для Фредерика это было очевидно, и он бы сам был не прочь туда же опаздывать. Без Густавсона, конечно.
“Что ж, свой долг я выполнил,” - вздохнул Фредерик, снова оставленный в одиночестве посреди враждебного и неизвестного. Теперь он мог уходить, но почему бы не изучить остальные шедевры, раз уж он всё равно тут. Тем более, вокруг некоторых из них вились симпатичные и одинокие феи, а пример Густавсона не давал покоя. Он, конечно, не пафосный деятель искусства в стильных очках, но может тоже себе что урвёт? Может не двух сразу, но и одной хватит…

Возле двух полос на чёрном фоне нашлась весьма недурная дамочка за сорок, которая явно искала с кем бы обсудить свой восторг от картины. Фредерик достаточно долго слушал её, мило улыбаясь, а потом решил, что овчинка выделки абсолютно не стоит. Ну о чем ему трахаться с человеком, который приходит в экстаз от двух линий на чёрном прямоугольнике?
-Знаете...Я конечно ничего не смыслю в искусстве, но по-моему эта картина - дерьмо собачье, - Фредерик вежливо улыбнулся, оставляя женщину наедине с собственным немым охуеванием.
-Но...но мой сын… - выдавила она из себя уже когда Фредерик скрылся в толпе.
Мужчина облегченно выдохнул. Нет, теперь точно уходить. В баре или клубе ему должно повезти больше.
Однако, чтобы выйти из галлереи надо было пройти мимо ещё одной инсталляции. Фредерик узнал, на что так глазеют люди только когда аккуратно протиснулся в толпу. Он оглядел композицию абсолютно спокойно. Отвращения и ужаса она не вызывала, но и восторга тоже. Скорее, лёгкое недоумение. И всё же, взгляд инсталляция привлекала, и каким-то странным образом даже завораживала, так что Фредди не сразу смог прореагировать, когда какой-то девушке резко потребовалось сбежать прочь. От столкновения он слегка дёрнулся, снова возвращаясь в реальность. В реальность, которая в качестве щедрого дара за терпение преподнесла ему очаровательную азиаточку с волосами, выкрашенными в нежно-розовый. Думать о том, что наверное он слишком стар, чтобы подкатывать к представительнице прогрессивной молодёжи, времени не было, потому что девушка сначала просто уподобилась Пизанской башне, потом решила расплескать свой  напиток, а в ближайшем будущем явно собиралась устремиться прямиком в пол, наверное, по пути ещё и вывихнув лодыжку, на таких-то каблуках. Так что рефлекс “сцапать и не отпускать” сработал как-то сам, автоматически. Уже когда катастрофу удалось избежать, Девис осознал, что поймал девушку не за талию, а чуть ниже, а сейчас крепко прижимает к себе. Все ради спасения, конечно, но в какой-нибудь там Америке он бы уже ехал прямиком в суд по обвинению в домогательстве.
Тем не менее, они не в Америке, и грязным извращенцем Девис себя не считал, потому что он себя считал героем, спасшим даму от паркета. Так что извиняться за руку на мягком месте даже не собирался, а вместо этого просто аккуратно поставил шаткую конструкцию, убедившись, что конструкция держится на этих двух тонких шпильках и больше не падает.
-Вижу, вы неравнодушны к искусству, - усмехнулся Девис, - Вы не пострадали? Физически, в смысле. Моральные травмы в этом помещении просто неизбежны.
Внешне никаких повреждений заметно не было, и с лодыжками тоже явно всё было в порядке, иначе девушка явно не смогла бы сдерживать боль. Даже шампанское оставило всего пару капель на платье, чего не скажешь о костюме Фредерика, но он вполне мог простить девушке этот ущерб. Он его даже толком не заметил.

0

32


https://78.media.tumblr.com/99bed0e6a7e3eb016d4c3b220682043b/tumblr_inline_ns58wrJn011t3vco0_250.gif https://78.media.tumblr.com/48cbde1433e4715e13b71622b541069b/tumblr_inline_ns58v05QLM1t3vco0_250.gif
taron egerton

► Имя Фамилия: Арчи Холл | Archie Hall
► Возраст: 43 года
►Трудоустройство: медиа активист, просветительский блок [Creatures Liberation]

► Вид: легенда
► Легенда: Пасхальный Кролик

► Способности

☆ обращение в зайца/кролика (нет полу-формы)
☆ "производство" шоколадных яиц и леденцов
☆ скорость, ловкость
☆ создание и поиски тайников
☆ тесная связь с природой, влияющая на плодородие

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Если вы хотите посмотреть на легенду, которая просто упивается тем, кто он есть, то смотрите на Арчи. В отличие от многих Арчи Холл просто напросто наслаждается своей сущностью, публичностью, и образом жизни. Вам нужно "лицо" Освобождения? Вот он - то самое лицо, которое мелькнет везде, хотя бы в профиль, хотя бы ухом. Веселый, немного самоуверенный, легко находящий контакт с окружающими. Представитель Просветительского отдела, принимает участие практически во всех организациях мероприятий - просто знает, что нужно и как сделать, чтобы угодить; первое лицо, которое всегда соглашается на беседы с журналистами, блогерами, и любыми представителями СМИ - знает что и когда говорить. Арчи - обладатель потрясающей чуйки, необъятного очарования, навыков брутального и очень нелепого флирта. Эдакий мачо, безуспешно снимающий студенток стилем "Хочешь посмотреть на мой хвостик?", "Твой отец случайно не пекарь? Ведь ты такая крошка", в общем, Арчи выдает в себе гопника, которым он являлся в свою бедовую юность. Арчибальд "Арчи" Холл - выходец из довольно благополучной семьи, и как часто бывает, в семье не без... Арчи. Всю жизнь он жил и живет по принципу "ловкость рук и никакого мошенничества", язык его доводит дальше Киева, а умение "втереться" доходит до абсурда. Его любят - практически все, а те кто не любит вынуждены признавать его таланты. Но, не обольщайтесь, идеалом Арчи является только с очень крепкой натяжкой. У него масса долгов, которые росли, множились и накапливались, и которые он совершенно не спешит возвращать, по крайней мере пока его не поймали за уши. Он до сих пор "фокусничает", лишая изумленную публику содержимого бумажников, дорогих часов, браслетов и серёг. Этот приятный джентльмен может крепко обругать, обжестикулировать, и вообще всячески облить словами.
Арчи тот самый Заяц, который просто так раздает коллегам и гостям леденцы и шоколадные яйца. Он тот, кто очень серьезно подходит к любому данному ему заданию, но не всегда эту серьезность у него получается сохранять.
А еще, когда он злится или очень сильно нервничает, его тошнит шоколадными яйцами и леденцами, не трудно догадаться, что именно их Арчи раздает коллегам и гостям.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

"Освобождению" нужны люди. Нам нужен потрясающий Заяц, самостоятельный, активный и компанейский. Мы ждем тебя, Арчи! Мистер Монтгомери очень ждет в свои ряды медийного активиста, а я - коллегу, кот и кролик жеж.

пример поста

Совершенно неблизкий путь из Лондона до Эдинбурга, сопровождаемый привалами, растянулся дольше, чем на сутки. Но ни разу за это время Янг не посетовала на свою нелюбовь к крупному транспорту. Тем более, что имея под рукой любимую синюю vespa, было бы несправедливо променять ее на поезд, автобус, или упаси небеса – автомобиль. Тем более, когда тебе хочется удлинить маршрут на сове усмотрение, например, завернуть в Глазго на чашечку кофе. Предыстория о том, как Сидни попала в Эдинбург – не длинная, и совсем неинтересная. Но факт остается фактом. Ее малочисленные пожитки уже доставлены в небольшую квартирку, и теперь оставалось доставить туда саму себя. Чем последние часы Сидни и занималась. И в данный момент завершала последний по ее расчётам привал на пути к Эдинбургу, не особо обратив внимание на донесшийся до ее ушей непонятный, довольно странный отдаленный шум.
Когда мимо просвистела какая-то иномарка, Сидни самозабвенно закручивала крышку на термосе с чаем. Чай так себе, в пакетиках, пойло, которое ценитель чаем ни за что не назовет. Иномарка просвистела настолько быстро, что даже при всем желании девушке не удалось бы разобрать ни марку, ни цвет, ни тем более номер. Вся такая с потушенными фарами, загадочная тарантайка. Сидни, вздернув бровь, краем глаза проводила «голубя» и захлопнула крышку небольшого «багажника». Смахнула с губ крошки печенья и повернула ключ зажигания скутера.

Это, пожалуй, можно назвать самым жутким зрелищем, которое Сидни Янг приходилось наблюдать за последние года. Свет сюда особо не достает, картина развернулась прямо между и без того редко воткнутыми фонарными столбами. Но романтично подсвечивалось звездами и луной. В воздухе, смешиваясь с запахом ночной свежести, довольно отчетливо тянуло бензином, чем-то паленым и кровью. Раскуроченная машина (точнее, это должно было быть машиной) преградила практически обе полосы движения. Сидни, остановившаяся на расстоянии, медленно потянула с головы шлем, застежки которого только что так весело трепыхались на ветру. 
Она привстала с сидения, пытаясь сообразить – что делать. Зачем-то оглянулась, словно попыталась догнать ту самую просвистевшую мимо нее тарантайку. Стандартная байка о скрывшемся с места аварии виновника.
Позвонить. И проверить. Нет, сначала проверить, потом позвонить. Шаткий алгоритм действий, который выстраивала Сидни, быстро перешел в истошный галоп – проверить. Проверить сразу. Потому что вот – в свете фары скутера и одной из оставшихся в состоянии светить фар груды металла – показался… человек?
Такие популярные хорроры, фильмы, мать их, ужасов, когда на тебя ползет просто нечто, от чего пахнет кровью, смертью и иногда испражнениями, оно страшно хрипит или булькает. На этом моменте принято истошно орать и драть когти, спотыкаясь, оглядываясь, и потом не очень быстро подыхая, от того, что ноги держат так себе. Сидни всегда любила такие фильмы, и то, как люди забавно и иногда поразительно точно отображают… всякое, во что большая часть не верит.
То что с трудом ползло, и то, к чему спешила Сидни, впопыхах промахнувшись мимо сидения и шлепнув шлем прямо на асфальт, явно никого сжирать не собиралось.
- Эй, эй – Сидни подскочила к пострадавшему, как акушер к неожиданной роженице. Кровью потянуло настолько отчетливо, что стало немного дурно. – О-ёй – это она замерла, оценивая частичную целостность пострадавшего. Какие-то щелчки, не предвещающие ничего хорошего, трель стандартного звонка, и практически безжизненное тело (полу-тело) в опасной близости к тому, что вот-вот да и может совсем рванет.
Сидни, не долго думая, просто наклонилась над мужчиной, вцепилась в пропитавшуюся кровью и чем-то еще рубашку и потянула на себя. Хотя бы еще на несколько метров. Телефон никак не замолкал. Запах бензина и крови сбивал способность нормально соображать, постоянно отвлекая. Сидни рухнув на асфальт рядом с мужчиной. Склонилась над ним, почти уткнулась ухом тому в нос.
- Мистер, эй, мистер! – громко, слегка похлопывая по щеке. – Сейчас, я сейчас.
Сидни судорожно начала шарить по задним карманам джинс, ища телефон. Потому на полпути передумала, сдернула с себя куртку, скомкала ее в колбаску и запихнула мужчине под шею. Почем-то показалось правильным это сделать, так же, как потом стянуть рубашку, оставшись в топе, рвануть ее зубами и быстро, туго перехватить над коленом ноги. Зрелище, мягко сказать совсем не для слабонервных, пока Сидни старательно затягивала моментально пропитывающуюся кровью ткань, она и сама с головы до ног измазалась, теперь походя не на того, кто помощь оказывает, а на того, кто будто сам тоже только вылез из перевернувшегося автомобиля. Так.
- Какой же тут.. номер – пальцы едва слушались. Блок с телефона снять удалось только с третьей попытки. – Ой, ой, мистер! Слышите меня? Эй, - поймав невнятное шевеление тела, Сидни подпихнула себе под ухо трубку, зажала его плечом и не без облечения увидела: ресницы дрогнули и на нее уставились вполне живые, пусть и бесконечно уставшие глаза. – Я вызываю. Вот. Уже. Алло! – хотелось бы сказать, что трубку бросили на том конце. Но нет. Трубку бросили на этом конце, просто-напросто выдернув ее из-под сидниного уха.
Она застыла, вытаращившись на мужчину, забыв при этом убрать ладонь с его лба – она старательно и заботливо – очень рефлекторно – убирала слипшиеся кровью волосы. 
Телефонная трель со стороны раскуроченного автомобиля прекратилась. Опустилась тягучая тишина, наполненная непониманием и твердым решением, видимо, подохнуть здесь, на руках экзотической красавицы, на фоне сполохов огня и взрывов, а судя по тому, как запах вокруг усиливается – этой участи не избежать.

0


Вы здесь » Crossray » Три товарища » WANDERLUST


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC